Русские традиции — Альманах русской традиционной культуры

Рассказы на сайте «Русские традиции»

Из цикла «Исторические фантазии»

вкл. . Опубликовано в Рассказы

Асанов В.В.

Олег Вещий

Ко второй половине IX века сложились две Руси: Киевская и Новгородская – с центрами в Киеве и Новгороде. В 882 году от Р.Х. в Киеве «сидели» Аскольд и Дир. Эти варяжские князья не смогли защитить пределы Киевской Руси от разорительных набегов печенегов. А после неудачного похода на Византию в 866 году доверие киевлян к этим князьям было окончательно подорвано. И эти мужи удерживались на Киевском «столе» исключительно с помощью своих дружин. В довершение всего Киевскую Русь раздирали междуусобные противоречия полянских и древлянских князей. Зная это, новгородский князь Олег в лето июля месяца 882 года, после празднования Солнцеворота, собрав войско из восьмидесяти отборных дружин, пошёл на Киев, оставив в Новгороде своего младшего брата Акамира с небольшой дружиной. Долгим был путь в Киев. По дороге к войску Олега присоединили свои дружины северские князья Баба и Ваам. Аскольд и Дир, узнав через лазутчиков о приближении дружин Олега, собрали войско и выступили навстречу новгородцам. Сражение состоялось в 25 верстах от Киева в урочище Кия. Войско киевлян было разбито, Аскольд был убит и с честью похоронен. Дир был пленён и остатки своей жизни провёл в заточении. Жители Киева торжественно встречали Олега «со дружины». Он им виделся освободителем и защитником Киевской Руси. Печенеги теперь не решались нападать на Киев и устраивали разборки в Крыму. Крымские земли привлекали Олега своим богатством, но не только этим. Это были владения Византии и вступить туда – означало объявить войну Константинополю. А не лучше ли сразу пойти на Византию? Там не счесть золота и драгоценных камней… Там огромный рынок сбыта товаров и невольников со всех концов света… Нет. Сперва Крым… Так думал киевский князь, готовясь в поход на Византию.

К 907 году Олег расширил границы киевского княжества, подчинив Киеву древлян, радимичей и северян. Народ прозвал князя «Вещим» за умение предсказывать исход будущих сражений. Даже время своей кончины предсказал Олег Вещий. Смерть принесёт ему верный конь его… 907 – 908 годы ушли на крымские войны. Они были успешными для киевского князя. Константинопольский царь Клеотек понял, что рано или поздно Олег пойдёт на Византию, поэтому всячески старался укреплять границы и крепости царства. 910 год прошёл в подготовке к войне с мощным южным соседом. Вокруг Киева были разбиты лагеря, где молодых воинов обучали ближнему бою с двумя короткими мечами опытные дружинники, побывавшие не в одном бою… В лето июля месяца 911 года после Солнцеворота (именно в это время, верил Олег, должна сопутствовать ему удача), многочисленные славянские дружины сели в ладьи и отправились в поход вниз по течению Днепра. Где водой, где волоком – достигли Червлёного моря и пошли на Византию. Боги были милостивы к славянскому войску и они благополучно достигли Константинополя. Встретив яростное сопротивление византийских воинов, раздевшись до пояса и орудуя двумя мечами (без щитов!), славянские дружинники устремились вперёд к крепостным стенам города. Впереди шли «таранщики» с брёвнами, защищённые сверху деревянно – войлочной «бронёй».

Они должны были открыть ворота. Сверху на них тучами сыпались стрелы, но они упорно продвигались вперёд. По стенам уже взбирались мечники, используя лёгкие деревянные и верёвочные лестницы. Вот уже завязались бои на крепостных стенах, открылись ворота и славянские воины устремились в город. Вскоре сопротивление византийцев было сломлено и император Клеотек пригласил Олега и нескольких его воевод для переговоров. По договору с Византией Константинополь должен был выплатить Киеву огромную дань в виде золота и дорогих украшений, а Киевская Русь получала возможность беспрепятственной и безпошлинной торговли со всеми причерноморскими княжествами и царствами. Крым выходил из-под покровительства Византии и переходил под покровительство Киева. Так закончился славный поход Олега Вещего «со товарищи» в Византию. Вскоре после византийского похода, в 912 году, киевский князь Олег умирает от укуса змеи, которая выползла из-под копыта его любимого коня… Призвав своего старшего сына Игоря и передав ему власть, Олег Вещий ушёл в небытие, сыграв значительную роль в становлении и укреплении Киевской Руси.


Боримир

Река Волхов уже к VIII в. Была заселена словенами. Их было меньше, чем тех, что селились вкруг озера Ильмень, но зато их деревни встречались чаще по всему руслу Волхова. Племена волховских словен возглавлял в начале IX века князь Боримир. В среднем течении реки им была заложена крепость Ладога, позже получившая название «Старой Ладоги». Племена агрессивных викингов частенько наведывались к словенам на небольших вёсельных лодках с парусом – лодьях. Иногда их поджидали славные славянские воины и тогда викинги, неся потери, уходили на север, где продолжали разбойничать, пока их не убивали, или не превращали в рабов. Но бывало и так, что они, неожиданно напав, убивали мужчин, грабили богатые жемчугом и мехами словенские деревни и уводили с собой молодых женщин. Чаще всего живой словенский «товар» отбивали по пути, а разбойников топили в реке. Но не всегда было так.

Однажды вождь викингов Гардарик, собрав отряд из 30 больших лодей, напал на Ладогу. Лучники – викинги огненными стрелами подожгли город. Многие ладожские жители были убиты или взяты в полон. Много добра увезли тогда с собой северные разбойники. Помощь, за которой посылал Боримир, не подоспела вовремя и викингам удалось уйти безнаказанно. Спустя сто лет над волховскими словенами стоял внук Боримира – Годислав. Шёл 879 год от Р.Х. На княжеском столе в Новгороде сел сын Рюрика — Олег.

Вместе с Годиславом они укрепили ладожскую крепость и подходы к ней так, что больше никто с севера не пытался сунуться к словенам – новгородцам. Князь Олег создал мощные дружины в Новгороде и Ладоге и вскоре слава о Великом Новгороде разнеслась далеко за пределы северной столицы. В Новгород приезжали торговать и обмениваться товарами. Но никто в то время не осмеливался пойти на него войной.


Горислав

После нашествия скифов летом 141 года до Р.Х. сколоты залечивали раны. На речевом княжеском круге старшим князем и воеводой всех сколотских дружин был выбран Горислав, двадцатилетний сын Любомира. Во время последнего разрушительного нашествия царских скифов ему удалось незаметно (по приказу отца), через подземный ход вывести из боя жену и четырёх дочерей Любомира, а также нескольких верных сподвижников князя с семьями и укрыть их в лесу. К 137 году крепость города Заславля, принявшего на себя первый удар кочевников, была полностью восстановлена. Теперь же Горислав, помня уроки лета 141 года, укрепил западную стену крепости так, что она вплотную подходила к реке. Восточную же протянул на три версты к непроходимому лесу, насыпав вал и укрепив его буреломом и кольями. Теперь быстро обойти крепость, практически, стало невозможно. В 136 году к власти в степи пришёл скифский царь Герген, сын предводителя царских скифов Седулая. Зная, по рассказам отца, про богатые сколотские земли, он решил пойти в свой первый поход к сколотам-славянам. Лучшие отряды царских скифов в то время возглавляли бывшие сколотские князья и воеводы.

В каждом отряде, примерно, было поровну скифских и сколотских воинов. Князь Любомир возглавлял головной отряд, который всегда первым вступал в бой. Опять же летом 135 года до Р.Х. скифский царь Герген с многочисленными полками пошёл на сколотов. Долго ждал Любомир этого часа. Тайно созвав сколотских князей и воевод накануне похода, князь предложил им план военных действий, о котором должны были знать лишь сколотские воины. В Заславле давно ожидали войско скифов. Незадолго до этого о походе Гергена поведал Гориславу лазутчик – сколот, посланный из степи Любомиром. К городу были подтянуты дружины почти со всех крепостей.

Остальные города остались охранять лишь небольшие отряды вместе с женщинами, стариками и детьми. Сколоты готовились к генеральному сражению со степью, в котором им предстояло либо победить, либо умереть. Вскоре передовые дозоры сообщили, что к Заславлю тремя потоками движется войско скифов. Всё было готово к отражению атаки. Подойдя к городу и увидев, что обойти крепость сходу не удастся, скифы несколько замешкались. В тоже время тысячи сколотских воинов в их рядах неожиданно повернули коней вспять и понеслись назад.

Используя замешательство скифов, лучники крепости тысячи стрел пустили в неприятеля. Войско скифов заметно поредело и часть его направилось в обход крепости на восток. Неожиданно отступившие «скифские» сколоты развернулись и лавиной понеслись наперерез отряду во главе с самим Гергеном, отрезая его от своих и не давая уйти в обход вала. Началась жестокая сеча. На помощь осаждённым подоспели отряды, охранявшие восточный вал и скоро исход битвы был предрешён. Скифский царь Герген был убит, а жалкие остатки его войска в панике бежали в степь…Предав земле убитых воинов, сколоты возблагодарили богов, принеся в жертву быка, и устроили поминальную тризну в честь погибших…Любомир стал первым царём над всеми сколотскими царствами. Города с юга были ещё более укреплены и на земли славян-сколотов ещё долго никто не осмеливался напасть. А если и приходили чужие, так только торговать и обмениваться товарами.


Гостомысл

С незапамятных времён селились словене по берегам озера Ильмень. Ловили рыбу, занимались бортничеством, охотились на диких зверей, сеяли хлеб. Вождь племени словен князь Гостомысл собирал в полнолуние молодых мужчин и вместе с другими воеводами обучал их ратному делу: стрельбе из лука, рубке на мечах со щитом и без него, «лесовому бою» без оружия против вооружённых мечами воинов. Такая выучка нужна была для отражения многочисленных атак соседних воинственных племён чуди, эстов и романцев – готов, которые нападали неожиданно, дерзко и уводили с собой молодых женщин и детей в рабство, если вовремя не поспевала помощь.

В ответ на эти набеги воины Гостомысла собирались с силами и жгли селения неприятеля, освобождая пленников и уводя с собой в полон готских жён и детей. Так и жили, находясь в постоянной готовности к войне. Но было время, когда враждующие племена не воевали. Как только наступало зимнее солнцестояние, начинались святки («святы», «светы»), которые продолжались около двух недель. В это время по обычаю поминали души усопших предков, воздавали им благодарственные песнопения, приносили в жертву кровь животных, прося богов о помощи. По всем селениям ходили «шуликаны» в личинах животных, гремели в бубны, трубили в охотничьи рога и пели «овсени», закликая будущий урожай. Другое время без войны выпадало на весеннее равноденствие и длилось около месяца.

В это время шумели празднества, посвящённые солнцу. Это был праздник огня. По берегам озера Ильмень зажигались огромные костры и молодёжь устраивала вокруг них хороводные пляски. И ещё одно мирное время переживали словене. Оно начиналось перед летним солнцестоянием и продолжалось в течение четырёх лун: от «зелёных» святок и до Купалы. Это было самое радостное время для молодёжи. Парни и девушки гуляли ночью в лесу, подбирая себе пары, потом купались в священном озере Ильмень обнажёнными. После празднования Купалы на совете старейшин заключались браки и игрались свадьбы. К осени убирали хлеб и готовились к войне. В 850 году от Р.Х. Гостомысл повелел заложить крепость с северо-западной стороны озера Ильмень. Крепость получила название Нова Города. К 854 году Новый Город был хорошо укреплён и набеги на него прекратились. Население Новгорода стремительно росло и богатело за счёт торговли с другими землями.

Шёл 862 год. Старому князю Гостомыслу донесли, что с севера к городу движется большой отряд вооружённых всадников. Гостомысл повелел защитить город в случае нападения. На крепостные стены взабрались лучники. Когда всадники подъехали ближе, их предводитель поднял руку и сказал, что хочет говорить с князем. На стену взошёл Гостомысл. «Мы пришли не воевать, но защищать. Моё имя – Рюрик. Мои воины хорошо обучены и готовы послужить тебе, князь». Гостомысл приказал открыть ворота и впустить дружину в город. Так северный князь Рюрик стал служить Новгороду. А вскоре после смерти Гостомысла был посажен новгородцами на княжеский стол.


Градеслав

Начиная с VIII в. в верховьях Волги селились кривичи. Занимались охотой, рыболовством и земледелием. Вождём кривичей в 780 году от Р.Х. стал Градеслав, сын кривичского князя Гремислава. Гремислав был опытным воином и требовал от своих воевод постоянного обучения своих дружинников воинскому искусству. А дружинниками в то время были все кривичи – мужчины, способные держать в руках оружие – меч, копьё, боевой топор, тяжёлый щит. Гремислав с детства прививал своим сыновьям любовь к оружию и воинскому рукопашному бою. В дни весеннего равноденствия, во время гуляний в честь Ярилы – Солнца, устраивались кулачные бои и вооружённые поединки, в которых мог принять участие любой мужчина племени. Бои начинали обычно подростки 12 – 15 лет. Они выходили в центр огромного круга парами, раздевшись до пояса в любую погоду и боролись «в-обхватку» до тех пор, пока кто-нибудь «не положит» соперника на спину. Поединки длились до трёх раз. После этого объявлялись победители.

Круг поддерживал поединщиков криками и возгласами одобрения. Следующей боевой игрой были схватки на ножах. Подросткам разрешалось состязаться деревянными ножами. Если нож касался жизненно важных органов – головы, груди, живота – соперник считался побеждённым. Если «ранение» было нанесено в руку или в ногу, надо было продолжать бой здоровой рукой или ногой до чьей-нибудь победы. Похожие состязания у подростков происходили с деревянными мечами и щитами. После детских забав в круг выходили поединщики с боевым оружием. И хотя здесь тоже придерживались своих правил, и были щадящие удары, всё же не обходилось без лёгких ранений, а иногда и тяжёлых. Но такое бывало значительно реже. После этого воеводы делили мужчин на два «войска», вооружённых боевыми мечами и щитами, и по команде начинался бой. Здесь тоже не обходилось без ранений – на то он и бой…Женщины перевязывали раненых и начинались хороводы и пляски в честь бога Солнца – Ярилы.

В хороводных гуляниях участвовали мужчины и женщины разного возраста. Когда стихали гуляния, на гульбищной поляне оставались одни взрослые мужчины племени и начинался «суд».Дело в том, что у древних славян было принято наказывать смертью любого члена племени мужского пола, достигшего совершеннолетия (16 ти лет) и совершившего тяжкое преступление. Исполняли приговор один или два опытных воина, давая возможность провинившемуся защищать свою жизнь с оружием в руках. На этот раз судил Градеслав – сын Гремислава. На небольшом возвышении сидели князь, воеводы и жрецы. Наказывали десятника Жавра, который перебрав мёду в самом начале Ярилиных гуляний изнасиловал молодую жену воя Айшно-Рушковича – Владимиру. Исполнял наказание сам Айшно-Рушкович. Несмотря на то, что Жавр был опытным воином, Айшно-Рушкович отказался принять помощь ещё одного воина, решив один наказать смертью Жавра. Было выбрано оружие – у каждого по два коротких меча, без щитов.

Раздевшись до пояса, поединщики переместились на середину поляны. Поклонившись друг другу, воины вышли на боевой круг. Первым начал Жавр, яростно бросившись на соперника. Айшно-Рушкович, выставив блок двумя мечами отбил атаку. Он был спокоен и расчётлив. За ним была правда. Жавр отчаянно размахивал мечами, забыв про защиту. Айшно-Рушкович изловчился, выбил у десятника один меч, и не давая опомниться, стал теснить его от поверженного оружия. Теперь он был ещё более уверен в своей победе над осуждённым и своим личным врагом. Жавр, чувствуя приближение смерти, из последних сил отбивался одним мечом. И вот, Айшно-Рушкович резко подпрыгнул вверх и, развернувшись в воздухе, обрушил на голову своего личного врага один за другим два резких удара мечами… Жавр, не успев почувствовать боли, как подкошенный упал на землю…Правосудие свершилось. Впереди кривичей ждали весенне – летние хозяйственные заботы, а возможно и короткие войны для защиты своей территории, к которым они всегда были готовы…


Любомир

Красивая река Днепр. Спокойная, величавая. Многое помнят воды её. В 40-х годах 2 в. до Р. Х. на всём течении Днепра стояли сколоты. Сколотские царства были небольшими, но все они были связаны друг с другом договорами о взаимопомощи. В каждом царстве был князь. Все князья добровольно подчинялись старшему князю Любомиру, который стоял в устье Днепра. В случае появления неприятеля (в то время это были, преимущественно, воинственные степные племена – скифы), зажигались костры на всём протяжении незаселённых отрезков реки, где были постоянные дозоры, воины в которых всё время менялись. Таким образом, пока дружина Любомира принимала на себя первый бой, в это время подтягивались отряды из верхних крепостей и скифам ничего не оставалось, как отступить с большими для себя потерями. Так было и в этот раз, в жаркое лето 141 года до Р.Х.

Дозоры в нижнем течении Днепра донесли князю, что к крепости со стороны черноморской степи движется многочисленная конница. Князь Любомир оставался спокоен и распорядился зажечь сигнальные костры. Не прошло и часа, как по всей реке вспыхнули боевые огни. Конница стремительно приближалась, и тут князь увидел, что большая её часть стала обходить крепость слева, не снижая скорости передвижения, направляясь в Драгомысл – город, который защищал молодой, но храбрый князь Велеслав. «Успеет ли подойти к нему помощь?» — только успел подумать Любомир, как царские скифы (а это были они – гвардия степей! – во главе с опытным военачальником скифским князем Седулаем) окружили крепость и началась осада. Храбрыми воинами были сколоты, но и скифы не уступали им. Дерзко и смело продолжали они штурмовать крепость. Вот уже бой идёт на крепостных стенах, и один за другим падают славянские воины от острых стрел и мечей степняков.

Передовой отряд скифов просочился в крепость и жестокая сеча идёт в городе. Горстка воинов, окружив раненого Любомира, пытается отбить его у всё наседающих кочевников и увести в подземелье. Но силы не равны и вскоре Любомира, обвитого верёвками, ведут в шатёр Седулая. Кругом раздаются крики женщин и детей. Впрочем, сколотских женщин скифы не убивали, а с их помощью улучшали царские роды.

Что же происходило в Драгомысле? Седулай похожим манёвром, оставив достаточно войск для штурма крепости, стремительно обошёл её и двинулся дальше, не встречая существенного сопротивления. В этом скифском походе пало двенадцать сколотских крепостей. Те города, что находились в верховьях Днепра, не успели подготовить на помощь нижним крепостям достаточно воинов, чтобы сразиться с превосходящими силами степной армии, а некоторые князья убоялись оставить свои княжества и сразиться с врагом. Храбро бился Велеслав, отчаянно защищали свои крепости другие сколотские князья, но слишком не равны были силы. Любомиру, Велеславу и ещё нескольким князьям, взятым в плен, Седулай сохранил жизнь, и вместе с женщинами и детьми увёл в степь. Много злата, жемчуга и дорогих мехов взял Седулай в сколотских городах. Пленённым князьям, на условиях особого договора, было предложено возглавить отряды царских скифов для похода в иные земли и черноморские города, пока вновь не поманили степняков богатые сколотские царства, но это уже другой рассказ…

Вячеслав Асанов

Группа на Facebook

Facebook Image

Группа во вКонтакте

Канал на YouTube: