Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Стихи Галины Григорьевны Нечаевой

Венок со(м)нетов для Валеры

вкл. . Опубликовано в Нечаева Галина Просмотров: 1555

Магистрал

Всегда в седле юнец, и лишь старик – по свету.
А он нам всё видней, как прежде – золотой.
Лишь промысел – алхимик жизни той,
Его реторты знают: плоти – нету.
Расчерчен циркулем дитяти мир: планеты,
Арены атомов и ореолов зной.
Как просто жизнь становится золой,
Архитектура – смысл слов, поэты!
Простые истины, заполнившись огнём,
Шалят, как дети, жизнь переменяя.
Аскет, открывший дверь, вдруг видит свет из рая,
И мир живёт, пока мы думаем о нём!

1.

Всегда в седле юнец, и лишь старик по свету
Апостольски – пешком, освободясь, бредёт.
Легко ли нам? Нам, кажется, везёт —
Едва осознаём: пути обратно нету.
Рассудку ясно: дни – тяжёлые монеты
(А к старости скупей ведём мы деньгам счёт),
Куда ты гонишь, жизнь, ещё душа цветёт,
Алеют берега любви и бересклетов.
Пока по сторонам ещё бросаем взгляды,
Шутя над колеёй, а чаще – над шлеёй.
Астральный смысл затей – сквозь тернии – у сада,
И он нам всё видней – как прежде, золотой.

2

Вселяя в душу свет, как прежде – золотой,
Аллегро всех чужбин и родины анданте
Лучатся в музыку и обретают тайно
Единство смысла в формуле литой.
Родное здесь – пребудет в жизни той,
Антоновское яблоко Ньютона,
Крутясь и падая, из сада и закона
Абсурдно прорастает под звездой.
Пока ещё свободою – Атлантик
Широкий шум – иль крови гул простой
Аортой движутся, аллегро и анданте
И промысел – алхимик жизни той.

3

Вестимо, промысел – алхимик жизни той,
Азартно в нас он действует игрою,
Либидо совести или хвала герою —
Его расклад над бездной молодой.
Раскрыв себя, как в книге забытой,
Ассоциируем чудес альтернативы,
Как весело – и как ещё мы живы
Архитектоникой – а стало быть, мечтой!
Посулы опыта и памяти пометы,
Шедевры времени – мы в лабиринте сна.
Акустика – вина и дух вина,
И знает гул реторт, что плоти нету.

4

Возьми реторту сна – поймёшь, что плоти нету,
Автографы судьбы записывает код
Лучом безропотным, на влаге божьих вод,
«Естествоиспытатель» - подпись свету.
Родись в Египте мы – всё б думали, что эту
Аморфную среду плодотворит Атон.
Как термины меняются! При том
Анкету прежнюю суют авторитету.
Платон мне друг, а не его ответы,
Шиповник скажет больше, где расцвёл.
А мир – чудесен более, чем зол —
Исчерчен циркулем дитяти, где планеты...

5

Вот циркуль и дитя. Ему равно – планеты,
А может, камешком – кругами по волне.
Легко вселяется – в тебе и в нём, во мне —
Его душа, презревшая заветы,
Равно сферична. Круг – лишь след её,
Акцент двухмерности – и простота заглавий.
Как долго нас и безуспешно звали,
А мы кубами мерили жильё.
Пора на родину – свободен тот, кто свой…
Школяр – учусь у чувств кругами мерять.
Аркады памяти – для душ сферичных двери,
И цирки атомов, и ореолов зной.

6

В арены атомов и в ореолов зной
Апокрифом неписаного Слова
Луч входит красным, чтоб сперва и снова
Единокровный текст продолжить свой.
Рукой, просвеченною в детстве (кровь – видна!),
Акрополи песчаные возводим,
Когда играем, мы всегда находим
Античность – душу просветив до дна.
Потом узнаем: время – гений злой,
Шурша песком, скрывает дом улитки,
Амфитеатры, амфоры и свитки,
И просто жизнь становится золой.

7

Ведь просто жизнь становится золой —
Архитектура углеводов страстных.
Летайте душами, пока им возвращаться
Есть здесь куда – как нам к себе домой.
Равнины – сверху кажутся душе
Аккордами, и в чаше окоёма,
Как чистая вода – сознанье дома
Аэронавту сна на вираже.
Приблизившись, земная полоса
Шумней, и обретают голоса
Архетипические – старые приметы.
И чтут их архитекторы – поэты.

8

В архитектуре – смысл слов, поэты,
Аморфной глине сообщит творец
Любовь и форму, но её венец
Ещё и мыслит, в чём сомненья нету.
Рассудок глину мнёт, меняя идеал,
Апатию глупцов и скуку академий.
Как звонок черепок! Понять, какое время —
Астрологу невмочь, от корабля отстал.
Пловцы, мы парус вновь и в бездне развернём,
Шуми и ветер звёзд лови на холст, ветрило,
«Арго» за золотым руном когда-то плыло —
Играют истины, заполнившись огнём.

9

Влекут нас истины, заполнившись огнём,
Архетипической ошибке мир обязан.
Ландо и лазер перепутал разум,
Его понять легко: в столетии одном.
Рассыпавшись, переменились цифры в нём.
Апокалипсисом запахло и потопом.
Какое там тысячелетье? – кто там
Анонсами заведует и сном?
...Приснившимся нам прежде, сохраняя
Широкоглазым взором – и зрачком
Анабиоз прожжён, и вот – потом —
Играют дети, жизнь переменяя.

10

Взыграют дети, жизнь переменяя:
Атолл Земли, планет архипелаг…
Лем написал «Солярис» – знай, что наг
Есть всякий, кто в чужую жизнь ныряет.
Разумного ища у мирозданья,
Аквариум он – или океан?
Какое море ты являешь сам —
Апофеоз глубин и подсознанья.
Переменяя ритм, как коней,
Шагающих устало к переправе,
Апрель заменит наш февраль к весне,
И дверь открыл аскет, он видит образ рая.

11

Вдруг видит свет аскет, открывший образ рая,
Алмаз живой росы в его дверях – кристалл
Лучится... Бриллиант нам вряд ли что сказал,
Его решётка – та ж, что чтит вода сырая.
Родня по свету дня – карбон и аш-два-о,
Амнистию свобод вручили углеводам.
Корабль жизни полн, плывёт ковчег по водам,
Автограф божества – весь экипаж его.
Пространство – вот закон, оно виднее днём —
Шитьё златых морей, лесов и гор шпалеры…
А мысль – амфибия. Её ни к чему галеры,
И мир живёт, пока мы думаем о нём.

12

Великолепен мир – мы думаем о нём,
Азы своих надежд внушая алфавиту.
Легка на поиск жизнь, страшась путей избитых,
Ей нравится игра стихий: воды с огнём.
Резвясь над пропастью, растит во ржи цветы,
Абзацы красных строк, любви инициалы,
Колонки старых книг мы чтём – провинциалы,
Архангелов своих вселяя на листы.
Покой нам снится, но покоя нету —
Шумящему потоку бытия.
Акцентам строк вновь доверяюсь я,
И старец, и юнец – идут вперёд по Свету!

Присоединиться к группе на ФэйсБук

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа: Общедоступная · 1 650 участников
Присоединиться к группе
Русские традиции. Альманах русской традиционной культуры Сайт: https://etnos.ru
 

Наш канал на YouTube: