Русские традиции — Альманах русской традиционной культуры

Статьи по общекультурным вопросам

Несчастливых времен не бывает… Дебют «Новой усадьбы»

вкл. . Опубликовано в Культура

V Germaniii 1993 94 240

Сегодня интервью с семейным ансамблем "Новая усадьба" — певицей Ольгой Цыганковой и пианистом-композитором Николаем Гневшевым. Недавний их дебют в театре "Ивановское" был тепло встречен подольскими меломанами и стал заметным явлением в культурной жизни города.
Поскольку на вопросы поочередно отвечали то Ольга, то Николай, получилось у нас интервью втроем. А если проще — свободная беседа.
Сразу признаюсь: общалась я со своими собеседниками с большим удовольствием. Они из поколения подольской интеллигенции, вступающей в самую жизнеспособную творческую пору.
Как личности и профессионалы уже сложились. И в то же время впереди необозримый, манящий новизной мир. Мир, который нужно еще завоевать. Самым прекрасным из всех возможных способов — музыкой, идущей от сердца к сердцу. В этом мире они найдут свое место. Итак…

Н. Р. Всех разбирает любопытство, почему — "Новая усадьба" и что бы это все значило? Начнем с Ольги…

Ольга. Пусть лучше Николай говорит. Это целиком его идея, его концепция.

Н. Р. Жена мудро решила следовать за мужем. Быть посему! Пожалуйста, Николай!

Николай. "Новая" — потому что была и "Старая усадьба" — трио: Ольга, я и Ольга Нацвина — наша коллега из Щербинки.

Полтора года тому назад мы с Ольгой обвенчались в церкви Каледине. И на свадьбе устроили для друзей презентацию своего теперь уже семейного ансамбля. Так появилась"Новая усадьба".

Усадьба, в нашем понимании, — это дом с традициями. Родные и близкие по духу люди, друзья. Это возрождение традиций семейного музицирования, а поэтому не случайно и усадьбу "Ивановское" с ее замечательными театральными традициями мы выбрали для своей "официальной" презентации.

Ансамбль наш — камерный, для приватного музицирования, огромные, тысячные залы нам не нужны. Точно представляем даже их объем, хотя, конечно, не вымеряли. Примерно 100-200 человек.

Н. Р. В этом смысле театр "Ивановское" идеально подходит. В зале 140 мест.

Ник. Один очень известный музыкант так выразился: нужно успеть с каждым поговорить глазами. То есть главное — контакт со слушателем. С 2 тысячами глазами не поговоришь. И еще важна репертуарная политика. Репертуар должен быть доступен, максимально заинтересовывать слушателей. Взята очень высокая планка, существует огромный разрыв между массовым и элитарным искусством. Но должна же звучать и доступная хорошая классическая музыка — фортепианная, симфоническая, вокальная. "Новая усадьба" и мы как музыканты-академисты видим свою задачу в ее популяризации.

Н. Р. Не смущает непрошеная ассоциация — "Новая усадьба" — "новые русские" ?

Ник. Ничего общего. Да и не новые вовсе те, кого так сейчас именуют. Морозовы, Мамонтовы, Бахрушины — вот кто были "новые". Они не вывозили капитал за границу. Вкладывали его в развитие национального искусства. Может быть, в глубине что-то подобное начинает вызревать… Новые русские ещё придут.

Н. Р. Будем надеяться. А пока проследим ваш путь к музыке. Как все начиналось?

О. Трудно сказать с достоверностью, когда именно музыка позвала. Могу рассказать, как мне это сейчас представляется. Родители очень любили петь и имели, на мой взгляд, очень хорошие голоса. У мамы лучше моего, кстати. Первое, что она сделала, когда вышла замуж и стала жить в Подольске, — записалась в хор ДК им. Лепсе. Ну, папа, вы знаете, даже сочинял песни. Остались магнитофонные записи, вспоминаются дни рождения. У нас было заведено так: можешь петь — исполняй песню, хочешь — читай стихотворение. Все собиралось в концерт. Из любви к музыке родители стали учить и нас, детей. Я пошла на фортепиано, попала к прекрасному педагогу и человеку Тамаре Васильевне Корневой. После 7-го класса был решающий год: оставаться с музыкой или выбрать что-либо иное. Неплохо успевала по математике. Какой-то особой одаренности в игре на фортепиано, по-моему, не проявляла. И нынешнего ощущения, что музыка — это вся моя жизнь, конечно, тогда не было. Наверное, где-то в глубине оно существовало, но не наяву. И всё-таки выбор я сделала. Поступила в музыкальное училище при Московской консерватории, а потом закончила саму консерваторию.

Ник. У меня не такой эффектный путь. Скорее, все получалось "через окно". Когда-то мама совершила подвиг. Из своей мизерной зарплаты изловчилась купить пианино. Очень хотела, чтобы мы с братом-близнецом учились музыке. До 10 лет брал частные уроки, прежде чем поступить в музыкальную школу на проспекте Вернадского. Рвения особого не проявлял. Мама, бедняжка, даже по 50 коп. за час игры мне выдавала, упрашивая окончить семилетку. В 6 классе я получил переэкзаменовку на осень. Желание имел одно — поскорее с этим разделаться и… в кулинарный техникум — на полном серьезе. Поваром хотел стать. Осенью, на мою беду или на счастье, прислали нам нового педагога — Ария Михайловича Беляева. У него был блистательный класс, который повсюду за ним следовал. Вот ему и решили подсунуть меня, как самого плохого. Он согласился, но с условием, что никто не будет вмешиваться в наши занятия. И что вы думаете? Через полгода я уже играл с оркестром концерт Баха. Занимался по 8-10 часов в сутки. Десятилетку же (общеобразовательную) закончил на круглые "тройки", даже по пению имел "3". Единственная четверка — по истории.

Поступил в Царицынское музыкальное училище, а заканчивал музучилище в Пушкино. Там был сильный фортепианный класс.

С консерваторией не получилось в силу многих житейских обстоятельств. Правда, получил разрешение посещать класс профессора Лемана.

Потом — музыкальный факультет Московского Ленинского пединститута. Днем учился, вечером работал.

О. Николай почему-то умалчивает, что он стал лауреатом Всесоюзного конкурса исполнителей.

Ник. Человек стоит ровно столько, сколько он стоит. Звания, лауреатства мало что добавляют. Тем более сейчас. Стоит собраться кому-нибудь из Зимбабва, Нигерии, Камчатки — и, пожалуйста, — международный конкурс, лауреаты и т.д. Вообще-то тот конкурс был действительно представительным. 76 исполнителей, 46 городов. Проходил в Самаре. Заключительный концерт — в оперном театре, играли ответственную программу с оркестром.

Н. Р. На концерте в "Ивановском" мы слушали и ваши собственные музыкальные произведения. Сочинять давно начали ?

Ник. Страсть к импровизации у меня с детства, лет с 6-ти. Сочинял всегда, даже еще не зная нот. Пробовал себя в разных жанрах и направлениях. Увлекался атональной системой. Но в конце концов понял, что в ней отсутствует позитивное начало. Есть трагедия, ирония, сарказм. Позитива нет. Года два вообще пребывал в творческом кризисе. Потом, садясь за фортепиано, заметил, что "подвываю", пою слова. Взял несколько уроков у хорового композитора Жарова. Сочинял инструментальную музыку.

Первое вокальное сочинение получилось на слова Макса Волошина — "Выйди на кровлю…". В прошлом году издал на свои средства сборник "Вокальная музыка".

Н. Р. Ольга, на мой взгляд, блестяще их исполняла. Как литератора меня порадовал ваш выбор текстов: А.А. Фет, Р.Берне. Чувствуется, что вы цените истинную поэзию и хорошо её знаете.

Ник. По-настоящему к поэзии пришел, как ни странно, через прозу Набокова. Знал ее раньше, скорее, информативно, не "слышал". Для меня важен отбор опять-таки "позитивной" поэзии. Вот почему будет еще и Тютчев, и Лермонтов, и Набоков.
Ольга, конечно, лучший интерпретатор моих вокальных сочинений.

Н. Р. Немудрено. Наверное, особые семейные флюиды имеют место. Интересно, как у вас, Ольга, складывалась судьба вокалистки? Вы ведь специалист по теории музыки, не так ли?

О. Да, вокал у меня запоздалый. В училище, и особенно в консерватории, я попала в народную фольклорную стихию. Ездила в экспедиции, изучала народные песенные истоки. И пела "народным" голосом. В душе, конечно, тяга к академическому пению всегда жила. Но заниматься своим голосом возможности не предоставлялось. Диплом защищала тоже по фольклору. С удовольствием пела в ансамбле "Народныйпраздник" (руководитель — Е.А. Дорохова). Трижды ездили во Францию, участвовали в фестивале народной музыки. За счастье считаю, что потом в Подольске попала в народный вокальный коллектив, которым руководит Тамара Михайловна Федоткина. Это великолепный педагог и профессиональный вокалист. Она умеет ставить голос, и если раньше не было возможности заниматься голосом всерьез, то здесь она предоставилась, причем совершенно бесплатно.

Н. Р. Начинали, очевидно, с романсов, судя по тому, что в дебюте "Новой усадьбы" нашлось место Гурилеву, Чайковскому.

О. Ноты романсов начала прошлого века у меня дома всегда были. Я любила их исполнять для гостей. Всем нравилось. Ну а с Тамарой Михайловной Федоткиной стали всерьез заниматься репертуаром.

Н. Р. Вы презентовали нам в "Ивановском" очень разнообразную программу.

О. Хотелось показать, что мы умеем. Есть немецкий блок — из вокальных циклов Шуберта; испанцы (Гранадос, де Фалья); русская классика; вокальные сочинения Николая, фортепианные пьесы в его исполнении.

Н. Р. Многие слушатели, не сговариваясь, отметили особую одухотворенность в стиле вашего исполнения и в сценическом имидже. По всему чувствуется, что вы человек верующий. Деликатная тема, но всё-таки…

О. Крестилась уже в зрелом возрасте. К этому была внутренне готова. Смерть отца тоже повлияла. Стала петь в хоре Троицкого собора. Теперь — регент церкви в Каледине. Там же поет Николай.

Ник. К церкви меня удивительным образом приобщила Ольга. Для меня церковь — мощный источник света.

Н. Р. Стало быть, церковное песнопение для вас душевная потребность. Вряд ли — средство дополнительного заработка.

Ник. Не в заработке, естественно, дело. Нам в этом храме хорошо.

Н. Р. Ваш годовалый сынок Вася, конечно, будет воспитываться в вере и почитании Бога, и музыкальное будущее ему обеспечено.

Ник. Насчет первого — сомнений нет. Ну и с музыкальной грамотой — тоже ясно. Лет до 15 музыкой он, точно, будет заниматься. Ну а дальше — зависит уже от его одаренности и желания.

Н. Р. Вы не единожды бывали с Ольгой в европейских странах — гастрольных поездках и просто как туристы. Впечатлений, наверное, много. Хотели бы, чтобы сын там получил образование?

Ник. В принципе, да. Но прежде, чем увидеть Париж и Лувр, мой сын узнает и полюбит Суздаль и Петербург, свои святыни. А по части обучения молодежи на Западе — должна быть особая государственная программа. Как когда-то у Петра Первого. Хочешь — не хочешь, а боярских детей отдавали в науку голландцам и немцам.

Н. Р. То была острая потребность в инженерных познаниях. Теперь какая нужда? Языки?

Ник. Языки — само собой, но главное — научить науке диалога, терпимости к чужому мнению. Россия — страна крайностей, чреватая гражданскими взрывами. Запад мыслит умереннее. Там люди "середины".

Н. Р. Еще немного — и мы перейдем на политические пристрастия…

О. Вряд ли. Мы совершенно не политизированные фигуры. И раньше таковыми не были, а сейчас тем более. Просто имеем свое представление о нормальной осмысленной жизни.

Н. Р. Положа руку на сердце, не возникало желания жить где-нибудь там, за бугром, где многие наши проблемы давным-давно решены?

О. Даже в мыслях такого не было. Здесь дом, и этим все сказано.

Ник. В чем по-настоящему можно позавидовать — культурной политике на Западе, государственной поддержке культуры. Во Франции, например, в бюджет на культуру заложено 22 процента. На оборону всего 14 процентов.

Н. Р. !!!

Ник. Это самые свежие данные из путеводителя 96-го года. А вот мои собственные впечатления. В Центре Помпиду, построенном, кстати, на собственные средства бывшего президента Франции, можно хоть целый день бесплатно пользоваться компьютерами, учебными видеофильмами, слайдами, библиотекой. Все к вашим услугам.

Н. Р. Положим, и я в свои студенческие и аспирантские годы имела свободный доступ во все лучшие фундаментальные библиотеки страны, лингафонные кабинеты и т.д. Компьютеры вот только были проблематичны. Иное дело, на все это сейчас такой мизер отпускается, что скоро, похоже, и Ленинка закроется. А на культуру у нас, кажется, не больше трех процентов выделяется. Уму непостижимо. Одна надежда на таких безгранично преданных искусству людей, как вы с Ольгой, и вам подобных. Как мыслятся в дальнейшем ваши концертные программы? Чего ожидать от "Новой усадьбы"?

Ник. "Многожанровость" Ольги дает возможности для различных модификаций программы. Мы можем "малыми силами" развернуть разные ее грани. Знаем, над чем работать. В репертуар обязательно включим ансамблевую игру. В четыре руки собираемся исполнить "Интермеццо" Шуберта, сюиты Баха, Алябьева, Вебера, симфонии Моцарта.

Н. Р. Неужели существуют фортепианные переложения моцартовских симфоний?

Ник. Почему же нет? В просветительском отношении это очень интересно.

О. Мне хочется освоить шумановский цикл "Жизнь и любовь женщины", семь испанских народных песен де Фальи. Кроме этого, возможна гитарная романсовая программа. И даже музицирование вместе с залом. Потребность такая у людей есть, неоднократно убеждались.

Ник. Еще одна грань связана с нашей педагогической деятельностью. В проекте у меня издание трехчастного сборника музыки для детей — фортепианной, ансамблевой, инструментальной. И, разумеется, продолжаю сочинять вокальную и фортепианную музыку.

Мы трезво себя оцениваем, имеем круг своих слушателей. Надеемся, что наша аудитория обязательно еще расширится.

Н. Р. Ваш оптимизм мне импонирует. Гораздо чаще приходится слышать сетования на тяжелые времена и тому подобное.

Ник. Несчастливых времен не бывает. Каждому бог дает свои возможности. В конце концов у вас есть утро, есть луч солнца. Это уже много. Мир и покой вокруг, а не борьба и смута — тоже счастье.

В конце концов заработать всегда можно. Газеты пойти продавать хотя бы. Да мало ли что! Творец каждому дал свой кусок хлеба и повелел заботиться о ближнем. Не боюсь сказать, что я счастлив.

Н. Р. Солидарна ли Ольга с супругом? Нашла ли свое счастье, как женщина, как личность?

О. По-женски, конечно, счастлива. Есть семья — муж, сын, мама, без которой мы себя не мыслим. Со мной моя музыка. Если будут такие концерты, как в "Ивановском", совсем отлично.

Н. Р. Кстати, где в ближайшее время ожидается выступление "Новой усадьбы"?

Ник. Возможно выступление в ФИАНе, МГУ. Очень хотелось бы — в Остафьеве, обители российских муз. Старинные русские усадьбы — самое желанное для нас место.

Н. Р. Буду следить за вашими успехами. И мое вам пожелание — всегда пребывать в гармонии с самими собой и с миром.

Тем, кто хочет поближе познакомиться с "Новой усадьбой", сообщаю телефон: в Подольске — 3-98-98, московский — 137-98-98.

"Подольский рабочий", 7 марта 1997 г.


Дебют «Новой усадьбы»

Название "Новая усадьба" в афише театра "Ивановское" появилось впервые. Это был многообещающий дебют профессионалов — певицы Ольги Цыганковой и пианиста-композитора Николая Гневшева. Дуэт не только творческий, но и семейный. В программе прозвучала неувядающая классика, требующая высокого мастерства и одухотворенности. И тем, и другим исполнители, к счастью, обладают в полной мере.
Когда Ольга проникновенно и возвышенно исполнила "Молитву" Дуранте, расчувствовался даже наш вечно обремененный заботами главный редактор Л.В. Метельский. И преподнес ей знойные алые розы. Цветов в тот день дарили много.
Услышали мы в исполнении Ольги песни Шуберта ("Привет", "Маргарита за прялкой"), "Маху" Гранадоса, романсы Кюи, Гурилева, Чайковского.

Необычайно глубокое впечатление оставила песня Любаши из оперы Римского-Корсакова "Царская невеста".

Николай Гневшев блеснул виртуозным исполнением фортепианных пьес Шумана, Шуберта, Шопена, Метнера. Прозвучал и его собственный вокальный цикл на слова Фета и Роберта Бернса.

Особую прелесть концерту придавала теплая дружественная атмосфера. В зале находились коллеги и друзья — музыканты, коренные подольчане, которые знали и любили отца Ольги — Анатолия Афанасьевича Цыганкова, безвременно ушедшего из жизни. Как бы он порадовался, увидев свою нежно любимую дочь на сцене "Ивановского"! Кто знает, может быть, в тот час его душа витала здесь…

Ольгина мама — Галина Александровна с годовалым внуком Васей на руках тоже была вместе с нами. Ведь свой концерт Ольга и Николай приурочили к ее юбилею. Да и Вася тоже оказался виновником торжества. Его первое музыкальное творение счастливый отец потом нам продемонстрировал. Наследник колотил по клавишам, а синтезатор исправно все это преподнес. Похоже, семейные традиции есть кому продолжать и "Новой усадьбе" суждено стоять крепко.

Пусть творческое вдохновение и добрые чувства пребудут в ней вечно!

Спонсорская поддержка в организации концерта "Новой усадьбе" оказана "Подольскстройсервисом" (гендиректор И. И. Реснянский). Весь сбор от концерта направлен усадьбе "Ивановское", если называть ее в духе добрых старых традиций.

Н.Ржевская
1 февраля 1997

Метки: Народная песня Романсы

Группа на Facebook

Facebook Image

Группа во вКонтакте

Канал на YouTube: