Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Анна Ивановна Боботина 1906г.р. и Иринья Даниловна Боботина 1908г.р., д. Еремеевская (Салмозеро)

вкл. . Опубликовано в Дивная Водла-земля Просмотров: 1882

Анна Ивановна и Иринья Даниловна Боботины были одними из последних жительниц деревни Еремеевской на Салмозере. Они пришли в гости к Марфе Николаевне Васюновой в Водлу. Мы очень удачно зашли в этот момент к Марфе Николаевне и сделали свои первые аудиозаписи. Боботины спели две свадебные песни на один напев (как и «Туча») - «За столами за дубовыма» и «Ты река ли моя реченька», шуточные «Вот тебе тетерка», «Сватушко», «Утушка моховая». Они пели и более поздние песни. В исполнении Анны Ивановны записано несколько свадебных причетов.

Мария Яковлевна Халаимова об Анне Ивановне

- Сын Саша погиб на войне. Муж Анны Ивановны, Андрей, ходил сюды кузнецом. Он ухаживал за Катей. И тётка Катя послала дяде Андрею записку. А я маленькая носила почту из Салмозера и отдала записку тётке Анне. Та стала его ругать: «Ты не кузнецуешь, а блядуешь!»

А Иринья Даниловна была тёткой Николая Халаимова (мужа Марии Яковлевны).

Ой пойдемте-ко, ребятушка

(Кадрель)

Ой пойдемте-ко, ребятушка,

Пойдемте, господа!

Пошли наши господа

Вверх по улицы гулять.

Да пошли наши господа

Да вверх по улицы гулять.

Вверх по улицы гулять,

Себе девок выбирать.

Да вверх по улицы гулять,

Да себе девок выбирать.

Все девушки хороши,

Да лапушки пригожи.

Да все девушки хороши,

Да лапушки пригожи,

Одна девка лучше всех,

В косы лента шире всех.

Да одна девка лучше всех,

Да в косы лента шире всех,

В косы лента шире всех,

Посмирняе была всех.

Да в косы лента шире всех,

Да посмирняе была всех,

Посмирняе, поладняе,

Подогадливийи.

Да посмирняе, поладняе,

Подогадливийи.

Догадливая была,

К хороводу подошла.

Да догадливая была,

К хороводу подошла,

К хороводу подошла,

Чёрным глазом навела.

Да к хороводу подошла,

Да чёрным глазом навела,

Чёрным глазом навела

На Ванюшу сокола.

Да чёрным глазом навела

Да на Ванюшу сокола.

Уродилсы парень нравой,

Чёрнобровой, чёрноглазой.

Уродилсы парень нравой,

Чёрнобровой, чёрноглазой,

Чёрнобровой, чёрноглазой,

Русокудрёватой.

Да чёрнобровой, чёрноглазой,

Русокудрёватой.

Брови чёрны наводны,

Русы кудри накладны.

Да брови чёрны наводны,

Русы кудри накладны,

Накладёны для того,

Чтобы всяк любил ёго.

Да накладёны для того,

Да чтобы всяк любил ёго.

Парень девушку любил,

Все те кудри роспустил.

Да парень девушку любил,

Да все те кудри роспустил…

Вдоль по линии Кавказа

(Чёрный ворон)

(Каждое двустишие повторяется)

Вдоль по линии Кавказа

Там сизой орёл летал.

Он летал через заставу (?),

Православный русский царь.

Он походом отправдавил (?)

И давал строгий приказ:

Чтобы были у вас, братцы,

Ружья новые, штыки.

Ружья новые, высоки,

Сабля острая в ножнях.

Сабли острые в ножнях, да

Револьверы в кобурах.

Мы поедем за границу,

Где (?) врагам.

Мы побьём, побьём с орудий,

Остальных в плен заберём.

Под ракитою зелёной

Русской раненый лежал.

Он щекой к груди пробитой

Крест свой медный прижимал.

Кроф лилась со свежей раны

На истоптанный песок.

Знать, добычу ворон чуёт,

Видит лакомый кусок.

Ты не вейся, чёрный ворон,

Над моею головой.

Ты добычи не получишь,

Я солдат ещё живой.

Сад зелёненький шумит

Сад зелёненький шумит.
Да я сама, млада, не знаю,
Которого из трёх любить.

Которого из трёх любить.

Да полюблю того мальчишка,
Во деревне ёго нет.

Во деревне ёго нет.

Да ён во городе в Одессе,
На улице на ровной.

На улице на ровной.

Да там построен двеэтажный
О середке дом большой.


О середке большой дом.
Да там не дом и не больница -
Настоящая тюрьма.

Настоящая тюрьма.

Да там сидел же тот мальчишко,
Знать, судьба его така.

Знать, судьба его така.

Да за двенадцатью дверями,
За железных два замка.

За железных два замка.

Да тут все двери открывает:
- Выходи-ко, брат, сюда!

- Выходи-ко, брат, сюда!

Да вышел мальчик на свет белый,
Перекрестился рукой.

Перекрестился рукой.

- Да я не знаю, что такоё:
Весь народ плачёт за мной.

Весь народ плачёт за мной.

Да вы не плачьте, отец и матерь,

Я достоен был того.

Я достоен был того.

Да откулъ взялси тут священник,

Стал споведывать меня:

Стал споведывать меня:

- Да ты скажи, скажи, мальчишко,

Сколько душ с света сгубил?

Сколько душ с света сгубил?

- Девятнадцать душ крещеных,

Девяносто пять жидов.

Девяносто пять жидов.

Да откуль взялсы тут судебной,

Стал решениё читать.

Стал решениё читать.

Да прочитал судья решеньё,

Двадцать выстрелов мне дал.

Двадцать выстрелов мне дал.

Да девятнадцать пуль пролетело

Мимо тела моего.

Мимо тела моего.

Да что двадцатая, злодейка,

В душу-сердце возлегла.

В душу-сердце возлегла.

Да лучше б маменька родная

На свет меня не родила!

За серебряной луной

За серебряной луной,
Да на жёлтым песочку
А парень девы молодой
Вcё искал следочку.

Парень девы молодой
Да всё искал следочку.
А там следков знакомых нет,
Да нет и ни бывало.

Там следков знакомых нет,
Да нет и ни бывало.
А что во той во тишине
Да морё всколыбалось.

Что во той во тишине
Да морё всколыбалось.
А слышно, колокольный звон,
Голос роздаётцы.

Слышно, колокольный звон,
Да голос роздаётцы.
А у меня, у молодца,
Сердце так и бьётцы.

У меня, у молодца,
Да сердце так и бьётцы.
А пал я мигом на коня,
Да шевелил уздою.

Пал я мигом на коня,

Да шевелил уздою.

А ткнул я шпорой под бока,

(вариант:
Плёткой хлыстнул я коня,)

Конь летит стрелою.

Ткнул я шпорой под бока,
Да конь летит стрелою.
А конь увидел Божий храм,
Сам остановилсы.

Конь увидел Божий храм

Да сам остановилсы.

А на колени рыско пал,

Я с коня свалилсы. (вар.: скатился)

На колени рыско пал,
Да я с коня свалилсы.
А стоит девушок толпа,
Да всем я поклонил(ы)сы.

Стоит девушок толпа,
Да всем я поклонил(ы)сы.
А я на паперть-ту зашел,
Богу помолилсы.

Я на паперть-ту зашёл,
Да Богу помолилсы.
А во соборну перешёл,
Да там народ толпою.

Во соборну я перешёл,
Да там народ толпою.
А не мою ли милую
Да водят круг налою?

Не моя ли милая
Голос услыхала?
Полились слёзы из глаз,
Тяжело вздыхала.

Кругом, кругом обсиротела

Кругом, кругом обсиротела
Да без тебя, мой дорогой.
С тобой всё счастье улетело
Да не воротитсы назад.

С тобой всё счастье улетело
Да не воротитсы назад.

А воротись, мой росхорошой,
Ко бедной девицы, ко мне.

А воротись, мой росхорошой,
Ко бедной девицы, ко мне.

Нейдёт, нейдёт мой росхорошой,
Нейдёт, не любит он меня.

Нейдёт, нейдёт мой росхорошой,
Нейдёт, не любит он меня.
Зачем, почто меня спокинул,
Когда спала я в крепком сне?

Зачем, почто меня спокинул,
Когда спала я в крепком сне?

Во сне мне миленькой явился,
Нa сердцё искру заронил,

Во сне мне миленькой явился,
Нa сердцё искру заронил,
Сказал: "Гуляй, моя милая,
Да не влюбляйся ни в кого.

Сказал: "Гуляй, моя милая,
Да не влюбляйся ни в кого.

В твоих летах любить опасно,
Да ты повянешь, как трава,

В твоих летах любить опасно,
Да ты повянешь, как трава,

Но ты повянешь и посохнешь,
Расцвесть не можешь никогда.

Но ты повянешь и посохнешь,
Расцвесть не можешь никогда.

Когда цвет роза росцветает,
Дак всяк стараетсы сорвать.

Когда цвет роза росцветает,
Дак всяк стараетсы сорвать.

Когда цветочек посыхает,
Да всяк стараетсы стоптать.

Когда цветочек посыхает,
Да всяк стараетсы стоптать.

Когда девицы лет семнадцыть,
Дак всяк стараетсы любить.

Когда девицы лет семнадцыть,
Дак всяк стараетсы любить.

Когда девицы лет за двадцыть,
Да всяк стараитсы забыть.

Я нигде дружка не вижу

Я нигде дружка не вижу,

Ни в деревне, ни в Москве,

Только вижу я милого

Да в тёмной ноченьке, в крепком сне,

В тёмной ноченьке, в крепком сне,
Да на патретике на стене.
Патрет на стеночке зияёт,
Да на меня младу глядит.

На меня, младу, глядит,

Да не гляди, патрет, искося,

Да гляди прямо на меня.

Гляди прямо на меня.

Да я давном давно забыла,

Да есть малюточка у меня.

Есть малютка у меня.

Да я отдам сестре малютку,

Да сама выйду на крыльцё.

Сама выйду на крыльцё.
Да на крылечушко выходила,
Вижу, мой милой идёт.

Вижу,мой милой идёт.
Да бросилась ему на шею,
Да назвала ёго дружком.

Назвала ёго дружком.

- Да не зови меня дружочком,

Да я топеричу не твой.

Я топеричу не твой,
Да я женилсы на другой,
Да я женилсы, переменилсы,
Да не по нраву жону взял.

Не по нраву жону взял,

Да не по нраву, не по мыслу,

А не по сердцю моёму.

Не по сердцю своёму.

Да я не буду, я не стану

Да за согласьё с жоной жить.

За согласье с жоной жить,
Да только буду, только стану
Да стару, прежнюю любить.

Стару, прежнюю любить.
Да стара, прежняя, милая,
Да жоны радость дорога.

Зачем ты, безумная, губишь

(Цепное соединение показано только в 5-и строфах, далее так же).

Зачем ты, безумная, губишь

Того, кто увлёкся тобой?

Наверно, меня ты не любишь.
Не любишь, дак Бог же с тобой!

Наверно, меня ты не любишь.

Не любишь, дак Бог же с тобой!

Зачем ты меня завлекала,
Зачем заставляла любить?

Зачем заставляла любить?
Наверно, про это не знала:

Грех тяжкой - любов изменить.

Грех тяжкой - любов изменить.

У церкви стояли кореты,
Там пышная свадьба была.

Там пышная свадьба была.

Всe гости роскошно одеты,
На лицах их радость легла.

Невеста была в белом платьи,
Букет был приколот из роз.
Она на святоё Роспятьё
Тоскливо взирала сквозь слёз.

Ей бледной, холодной румянец

Покрыл молодоё лицё.

Тогда ей священник на палец

Одел ей златоё кольцё.

Из глаз её горькие слёзы

Ручьём по лицю потекли.
Напрасно девицю сгубили,
Напрасно ей так берегли.

Я слышыл, в толпе говорили:
- Жених неприятной такой.

- Тут ещё немножко есть.

(Напрасно девицу сгубили.

И вышел я вслед за толпой).

(Последнее двустишие забыто)

Вариант I строфы:

Зачем ты, безумная, любишь,
Зачем заставляешь любить?
Поверь же, моя дорогая:

Грех тяжкий - любовь изменить.

На берёжку сидит девица

(Цепное соединение показано только в 3-х строфах, далее так же).

На берёжку сидит девица,

Она шёлками шьёт платок.

Роботка чудная такая,

У ней шелков недостаёт.

Роботка чудная такая,

У ней шелков недостаёт.

Вдали видать, что парус вьётся

И пристаёт корабь сюда.

Вдали видать, что парус вьётся

И пристаёт корабь сюда.

- Моряк любезный, нет ли шёлку

Хотя немножко для меня?

- Есть шёлку много, цвета разны,

Какой угодно для тебя?

- А мне-ка надоть самый нежной

Да про тебя, принца, сошить.

- А потрудитесь, дорогая,

Взойти на палубу сюда.

А я взошла, парус поднялсы,

А шкипар шёлку не нашёл.

Ой про любовь, страну далёку,

Он песню чудную завёл.

А я не слух евонных песен,

Взяла заснула крепким сном,

Середи моря пробудилась,

А морё синёё кругом.

- Моряк, моряк, пусти на берег,

Мне душно от волны морской.

- О сколько лет плавал по морю,

Искал, прекрасная, тебя.

Теперь добрался, дорогая.

Забудь печальные слова.

Нас три сёстры, одна за графом,

Другая герцова жена,

А я всех меньше, всех я краше,

Простой морячкой суждена.

- Ох не простая ты морячка,

И не простой моряк и я.

Славно море, озеро широко

(Последнее двустишие в строфе повторяется)

Славно море, озеро широко,

Волны блещут за кормой.

Кружит, кружит ястреб одинокий,

Кружит ястреб над водой.

Еду вдаль, широкое пространство.

Можно мне теперь грустить.

Эх озёра, широки озёра,

Мне вовек вас не забыть.

Не видал её четыре года,

Грустно опускаю взгляд.

Пусть хоть буря, пусть хоть непогода,

Но не поверну назад.

Пусть она второго сполюбила,

Пусть она в чужом краю,

Всё, что было, всё, что позабыла,

В лодке над водой спою.

Еду вдаль, широкое пространство.

Можно мне теперь грустить.

Эх озёра, широки озёра,

Мне вовек вас не забыть.

Вариант Марфы Николаевны Васюновой:

Вместо 2-го двустишия:

Вьётсы, вьётсы парус одинокий,

Вьётся над водой.

Вместо Всё, что было, всё, что позабыла:

Всё, что было, но не позабыл я.

Присоединиться к группе на ФэйсБук

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа: Общедоступная · 1 555 участников
Присоединиться к группе
 

Наш канал на YouTube: