Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Матрена Петровна Васюнова (1896 - 1987), дер. Водла

вкл. . Опубликовано в Дивная Водла-земля Просмотров: 1968

Я помню Матрёну Петровну высокой стройной женщиной с узким лицом северянки, с голубыми глазами и в новом нарядном костюме из ситца крупными голубыми цветами, который она сама сшила в деревенских традициях. Из этого же ситца были сшиты занавески на окнах и дверях. Она терпеливо диктовала свои песни и причёты, пока у меня не было магнитофона. «Можно я буду называть тебя Нюрушкой?» - помню я ее ласковые слова.

В исполнении Матрены Петровны записан без напева причет невесты при расставании с волей. Матрена Петровна спела свой, более полный вариант «Да ище по морю», это была игра в хороводе на Троицу, престольный праздник Водлы. Она рассказывала, что выбирали девушку и парня, но игру я не запомнила.

Да ище по морю

(Игровая песня)

Да ище по морю,

Да ище по морю,

Что по морю, морю синенькому,

Что по морю, морю синенькому.

Да там плывё лебедь,

Да там плывё лебедь,

Плывё лебедь со утятышамы,

Плывё лебедь со утятышамы.

(вар.последнего стиха:

Со малая лебедятышамы)

Да что откуль взялси,

Да что откуль взялси,

Откуль взялсы, добрый молодец идёт,

Откуль взялсы, добрый молодец идёт.

- Да что Божья помощь,

Да что Божья помощь,

Божья помощь, красна девица-душа,

Божья помощь, красна девица-душа.

Да что ёна ёму,

Да что ёна ёму,

Ёна ёму не поклониццы,

Да ёна ёму не поклониццы.

Ой не поклониццы, ответу не даё,

Не поклониццы, ответу не даё.

-Да погоди, девка,

Да погоди, девка,

Постой, девка, догадаесси,

Постой, девка, догадаесси.

Да вслед за молодцом,

Да вслед за молодцом,

За молодцом загоняесси.

Да что скоро девка,

Да что скоро девка,

Скоро девка догодаласи,

Скоро девка догодаласи.

Да вслед за молодцом,

Да вслед за молодцом,

За молодцом загоняласи:

- Да извини, дружок,

Да извини, дружок,

Я думала, что не ты, милой, идёшь,

Я думала, что не ты, милой, идёшь.

Да уж я думала,

Да уж я думала,

Я думала, голь кабацка с кабака,

Я думала, голь кабацка с кабака.

Да уж я буду стлать,

Да уж я буду стлать,

Буду стлать я перинушку про тебя,

Буду стлать я перинушку про тебя.

Ещё Матрена Петровна напела несколько длинных кадрелей с развитым сюжетом, видимо под кадрели использовались тексты более старых песен. В кадрели «Как за речкой» ярко видна импровизация, свойственная народному творчеству. Эту кадрель я записала от Матрёны Петровны в двух вариантах: в 1968 году от руки, когда у меня ещё не было магнитофона, и в 1969 – на магнитофон. В этой кадрели использованы два приёма: В каждой строке или одно слово повторяется три раза, или предложение повторяется два раза. Эти приёмы Матрёна Петровна свободно варьирует. Например:

В рукописном варианте

В аудиоварианте

1

Посеяли, сеяли, сеяли, пололи,

Ай да лю да, пололи.

Посеяли, пололи, посеяли, пололи,

Да ай да лю да, пололи.

2

Наезжали купцы, Каргополя молодцы,

Ай да лю да, молодцы,

Ай да лю да, молодцы.

Приезжали купцы, приезжали купцы,

Да ай да лю да, что купцы,

Да ай да лю да, что купцы,

Вытёгора, Вытёгора, Вытёгора молодцы,

Да ай да лю да, молодцы.

3

Добрый конь воды не пьёт, добрый конь воды не пьёт,

Ай да лю, воды не пьёт,

Ай да лю, воды не пьёт.

Добрый конюшёк, конюшёк, конь воды не пьёт,

Да ай да лю, воды не пьёт,

Да ай да лю, воды не пьёт.

В третьем отрывке в рукописном варианте – двухкратное повторение предложения, в аудиоварианте – трёхкратное повторение слова, а в первом отрывке – наоборот. Во втором отрывке интересно, что купцы в одном варианте из Каргополя, в другом – из Вытегры, что свидетельствует о торговых связях с обоими городами.

Трогательна песня о Катерине, которая не в хлеву работала, а

На яглицком гуляла,

Простудилася млада,

И хоть Тело бело припотело,

В гости к милому пошла.

Как за речкой, за речкой

(Кадрель)

Как за речкой, за речкой, за речкой, за рекой,

Да ай да лю да за рекой,

Да ай да лю да за рекой,

Там горушка, горушка, горушка, косогор,

Да ай да лю да, косогор,

Да ай да лю да косогор.

Там земелька, земелька, земелька, чёрнозём,

Да ай да лю да, чёрнозём,

Да ай да лю да, чёрнозём.

Посеяли девки лён, посеяли девки лён,

Да ай да лю да, девки лён,

Да ай да лю да, девки лён.

Посеяли, пололи, посеяли, пололи,

Да ай да лю да, пололи.

Белы рученьки, рученьки, ручки кололи,

Да ай да лю да, кололи,

Да ай да лю да, кололи.

Приезжали купцы, приезжали купцы,

Да ай да лю да, что купцы,

Да ай да лю да, что купцы,

Вытёгора, Вытёгора, Вытёгора молодцы,

Да ай да лю да, молодцы.

Добрый конюшёк, конюшёк, конь воды не пьёт,

Да ай да лю да, воды не пьёт,

Да ай да лю да, воды не пьёт.

Он копытом, копытом, копытом землю бьёт,

Да ай да лю да, землю бьёт.

Пробил землюшку, землюшку, землю до песка,

Да ай да лю да, до песка,

Да ай да лю да, до песка,

До синёго, синёго, синёго камешка,

Да ай да лю да, камешка,

Да ай да лю да, камешка.

В синём камне ядра нет, в синём камне ядра нет,

Да ай да лю да, ядра нет.

Красной девке дела нет, красной девке дела нет.

На горуше калинуша

(Кадрель)

На горуше калинуша,

На горуше калинуша.

Под горою малинуша,

Под горою малинуша.

На горе стоит шатер,

Да на горе стоит шатер.

Ай во шатере Варваруша,

Во шатере Варваруша.

Варваруша девушка,

Да белая лебёдушка.

Белая лебёдушка,

Зачёсана головушка.

Заплетёна руса коса

Да до шёлкова пояса.

До шёлкова пояса,

До немецка узелка.

До немецка узелка,

Всёму городу краса.

Всёму городу краса,

Да всем детиньям сухота.

Ой сухота заботушка,

Да сухота заботушка.

Я на сени выходила

(Кадрель)

Я на сени выходила,

У ворот милой стоял.

Да я милого не узнала,

На беседу не звала.

Я милого не узнала,

На беседу не звала.

Для чёго его не звала:

Ён заносливый был.

Для чёго его не звала:

Ён заносливый был.

Да ён заносливый был,

Да по бесёдам не ходил.

А по бесёдам не ходил

Да наших девок не любил.

А уж ты день, ты мой денёчек,

День красивой, дорогой.

(Вар: День прекрасный, дорогой)

Да мне тебя ли не видать,

Да со любезным не гулять?

Мне тебя ли не видать,

Да со любезным не гулять?

Да мне куды бежать с тоской,

Да убежу я в лес густой.

Мне куды бежать с тоской,

Да убежу я в лес густой.

Да во лесу, лесу, лесочку

Громко свищет соловей.

Да во лесу, лесу, лесочку

Громко свищет соловей.

Соловей мой, соловей,

Да голосистый, молодой.

Соловей мой, соловей,

Да голосистой, молодой.

Голосистой, молодой,

Да отыщи, где милой мой.

Голосистой, молодой,

Да отыщи, где милой мой.

Отыщи дружка скоряе,

Мне-ко жалобно пропой.

Отыщи дружка скоряе,

Мне-ко жалобно пропой.

Да мне-ко жалобно пропой

Да об любови об своёй.

Об любови об своёй,

Да об прекрасной, дорогой.

Пойду выйду на гору

(Кадрель)

Пойду выйду на гору,

Да кину перстик на воду,

Перстешок в воды не тоне(т),

У девчонки сердцё ноё(т).

Когда сердцё горит,

Да тогда милой не глядит.

Когда сердцё отойдё,

Да тогда милой подойдё.

Отойдё – хорошо,

Да подойдё – получше.

Да хожа приде, хожа нет,

Да нам, пожалуй, нужды нет.

Я на яглицком гуляла,

Простудиласи млада.

Со простуды грудь болит,

Да в головушке шум шумит.

Тело бело припотело,

Со лица краса сошла.

Да хоть со лицика сошла,

Да в гости к милому пошла.

Я у милого сидела,

Меня милой не узнал.

Меня милой не узнал,

Да во глаза дурой назвал.

Во за дурочкой назвал,

Сейчас за дохтуром послал.

Дохтур ты, дохтур я,

Дохтур, вылечи меня.

Дохтур вылечил девицю,

Как по имени зовут?

Моё имя Катерина,

Катеринуша душа.

Катеринуша душа,

Богатого купця дочь.

Да я богатого дочь,

Да (?) день и ночь.

То ли день, то ли ночь,

Да отойди подале прочь!

Прочь, прочь отойди,

Да эко беспокойно!

В самом деле отойди,

Да любишь не достойно.

Да хочешь ягодку любить,

Да хоне мраво хорошо,

Да носи аглицку рубашку,

Со набором рукава,

Казинетову сибирку,

Новой гарусной кушак.

Гарусиновой кушак,

Да свяжи кончики назад.

Чтобы кончики висели,

Красны девушки любили.

Не беги, не беги,

Красавица девица!

Да сполюби, облюбуй

Удалого молодца!

Да если ты меня полюбишь,

Будёшь счастливая.

Счастлива, счастлива,

Таланливая.

Да по пирам, по балам

Будешь девушку любить.

Сёку сосну, сёку ель

(Кадрель)

Сёку сосну, сёку ель,

Да начинаеццы кадрель.

Когда сердцё горит,

Да тогда милой не глядит.

Да уж то ты радость стеклённая моя,

Да сполюбила удалого молодца,

Да не отстать будё до самого конця.

Да ище как тебя, молодчик, не любить,

Да по тебе моя головушка болит,

Да постоянно ретиво сердцё шумит.

Да чёго ходишь мимо моёго двора?

Да прилюбиласи походочка твоя,

Да вот походочка частенькая,

Да поговорочка прекрасненькая.

Да на головке шапка аленькая,

Да ала, ала, помуравлённая,

Да назади лентой завязанная.

Да окло терема похаживаё

Да своей шапочкой помахиваё,

(Да сам неверно выговариваё:) – вар.

- Да скажи, любушка, любишь али нет?

Да ты не любишь, сердцю скорей откажи,

Да за отказиком часочка не дёржи.

Да эка умная, разумная моя,

Да чёрнобровая, похожа на меня.

Да уж ты искорка бумажна моя,

Да чаю пить не забуду я тебя.

Да не забуду сердцё лапушкой,

Да я любить буду сударушкой.

Да всем сердцем свекровушку люблю,

Да по свекровушке не можеццы,

Да в Петербурге жить не хочеццы.

Да, можё, в Питере жить хорошо,

Да без тебя, моя сударушка, тошнё.

Да мои братья веселяццы завсёгда,

Да моя молодость крушиццы без тебя.

Мамашенька ругала

(Цепное соединение показано только в 3-х строфах, далее так же).

Мамашенька ругала

За милого дружка,

Сама про то не знала,

В кого дочь влюблена.

Сама того не знала,

В кого дочь влюблена.

Люблю дружка смертельно,

Жалею всей душой.

Люблю дружка смертельно,

Жалею всей душой.

Такой злодей коварной,

Смеётсы надо мной.

Не смейся, друг любезной,

Не смейся надо мной,

Тебя Господь накажет

Несчастною судьбой,

Несчастною судьбою,

Немилою женой.

Не ветер в поле свищет,

Военный гром гремит.

Никто так не сражался,

Как мой мил на войне,

На саночках каталсе

На вороном коне.

Каталсе, сумлевалсе,

Всё думал обо мне.

Пришло письмо печально,

Сказали, мил убит,

Убит, убит, уранен,

В чистом поле лежит.

Как были б лёгки крылья,

Слетала бы туда,

Собрала кости вместо,

На родину снёсла.

На том на самом месте

Построю монастырь,

Одену платьё чёрно,

В монашенки пойду

И дам себе я клятву,

Что замуж не пойду.

Баллада «На бережку сидит девица» менее искажена, чем вариант Боботиных, приведённый выше:

Под шум волны и песни этой

Она заснула крепким сном

звучит более убедительно, чем у Боботиных:

А я не слух евонных песен,

Взяла заснула крепким сном.

У Матрёны Петровны сохраняются четверостишия, а Боботины ввели цепную строфу, поэтому четверостишия им не так важны, к ним добавлены двустишия. В частности двустишие

- А мне-то надо самый нежной

Да про тебя, принца, сошить

предсказывает развязку сюжета.

На бережку сидит девица

(Последнее двустишие в строфе повторяется)

На берёжку сидит девица,

Она шёлками шьёт платок.

Роботка чудная такая,

У ней шелков недостаёт.

Роботка чудная такая,

У ней шелков недостаёт.

Вдали видать, что парус вьётся

Корабь на берег пристаёт.

Вдали видать, что парус вьётся

И пристаёт корабь сюда.

- Моряк, моряк ты мой прекрасный

А нет ли шёлку для меня?

- Есть шёлку много, цвета разны,

И все из разного шелка.

Но потрудись же, дорогая,

Взойди на палубу сюда.

Она взошла, парус поднялся,

Моряк ей шёлку не даёт,

А про любовь в стране далёкой

Всё песню чудную поёт.

Под шум волны и песни этой

Она заснула крепким сном,

А пробудившись, видит морё

Всё морё синёё кругом.

- Моряк, пусти меня на берег,

Мне душно от волны морской.

- Проси, что хочешь, но не это,

Ты здесь останешься со мной

- Нас три сёстры, одна за графом,

Другая герцова жена,

А я всех краше и моложе,

Простой морячкой быть должна.

- Ох не простой морячкой будешь,

А королевой будешь ты.

О дорогу большой-большой мурашник

- Раньше ходили по грибы. И потом там ягод наберём. За ягодами йиздили. Ягод много-много наберём. Как на лошади съиздим, да сразу домой привезём. А сейчас ягод нету. Некоторые-то ходят. А сейчас уж восьмидесятый год пойдёт, что думаешь? Дак не могу бродить-то (ходить), не могу. А до того допадала, колени больно. Худо, худо! Никогды не падывала. Я сёдни идёшь, и западывала, западывала.

А я слыхала, что бутылку вкапывают в мурашник. И в эту бутылку найдё мурашов. А потом что заболит, дак этих мурашей надо…, чтоб хорошо было. А тут о дорогу большой-большой мурашник. Нету бутылки. А бутылка мне как раз и попалась, как нарочно. Я эту бутылку взяла, её намыла, бутылка чиста-чиста, да в этот мурашничек. И вот только клала, наклонилась, стою так над мурашником, а мне как из мурашника ткнёт в глаз! Вот будто мешат что-то, не могу глазом смотреть. И не знаю, что и делать. Сколько раз в Пудож съиздила, у врача была. Третий месяц живу так.

Из блокнота 1969 года

- Автобус круто ходит. (быстро)

- Нынь пей чай!

- Одни женщинья пели. Мужики не привыкали. В то время мужики вином занимаются.

Алексей Прокопьевич Васюнов о матери Матрёне Петровне

- Мать прожила здесь, в Водле, всю жизнь. Здесь и родилась. Работала санитаркой в больницах всё время, в Корбозере, здесь в Водле. Ну жила она с нами. Вырастила нас всех.

- А как она познакомилась с мужем? Не рассказывала она свою историю?

- Дак она со мной не разговаривала о любви. Осталась от мужа в 43-ем. Как ушёл в армию, так и не пришёл. Жила одна с нами.

- А во время революции ничего?

- Не знаю. Некоторых увозили там, но нас не задевали. Тут с Падуна некоторых увезли ведь, было.

Сперва с нами жила, потом с Анатолием, перешла к ему жить, в посёлке жила. (В баню ходила к Алексею).

С посёлка пришла, тут у Шуры (дочери) дней пять, наверно, поболела и умерла. Исполнялось ей уж 81 год.

Мария Дмитриевна (жена Алексея):

- Но она говорила: «Мне сто годов».

- Вас трое у неё?

- Нет, пятеро. Сын умер у ней, большой уже, Николай, мой брат.

- А характер какой у неё?

Характер спокойный, тихий. Не накричит, не нашумит. Придёшь к ним, дак всегда скажет: «Подьте сходите за бутылкой», даёт деньги. Свой День рождения она праздновала очень хорошо.

Мария Дмитриевна:

- Вот уж свой День рождения она каждый год отмечала. До самой смерти отмечала.

- Любила, чтобы все были вместях, жили дружно. Вот ейный совет был такой. Ну а сейчас ежегодно ходим отмечаем ейны похороны, поминки делаем.

Мария Дмитриевна:

- День рождения тоже справляем.

О Матрёне Петровне рассказывает Фёкла Лаврентьевна Богданова,
которая жила у неё в няньках.

(записала её дочь Александра Ивановна Богданова)

Звали её Матрёной Прониной, и всех их звали Прониными, потому что муж её был Проня. Из колхоза Пронины уехали в Корбозеро, там Матрёна Петровна работала санитаркой. Проню взяли на войну. После войны он набрал полную котомку вещей, платьев в Германии. До Пудожа дошёл и умер в больнице, а платья растаскали. Матрёну вызвали, одва попала (едва добралась), а его уже похоронили. Ничего ей не выдали (из вещей), и уехала она домой. Не сделала креста, не знала, где мужнина могила. Дала какому-то мужику деньги на крест, а мужик ничего не сделал. Вернулась в Водлу с детьми – Алексеем, Шурой, Глашей (она умерла) и Толей.

Присоединиться к группе на ФэйсБук

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа: Общедоступная · 1 530 участников
Присоединиться к группе
 

Наш канал на YouTube: