Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Мария Яковлевна Халаимова (Васюнова) 1929 г.р., д. Водла

вкл. . Опубликовано в Дивная Водла-земля Просмотров: 2217

Мария Яковлевна Халаимова -крупная, сильная женщина с неожиданно детской улыбкой. Она готова и танцы нам показать, и печь умеет сложить из собственноручно сделанных кирпичей. Мария Яковлевна -дочь лучшей певицы Водлы -Марфы Николаевны Васюновой, поёт её песни. Сейчас живёт она с сыном Пашей -белокурым красавцем, нежно любящим маму, работящим, но, к сожалению, пьющим, как многие в деревне.

Пела она вместе с Марией Акимовной и Александрой Яковлевной лирические песни для видео. Запевала песни «Лучше бы я, девушка» (записана у её матери Марфы Николаевны Васюновой), «Сухой бы я корочкой питалась», «Когда бывали ночки темны». Записаны и её пляски под частушки "Топор, рукавица", «Кижа» и др. По моей просьбе она прислала в письме ещё кучу частушек и несколько слов о своей жизни: "Все живём помаленьку, иногда и поболеем, да отлежимся и опять живём, хлеб жуём, чай с молоком пьём, песни -поём, день за день к смерти ближе и живём. Погода сейгод стоит не холодная, речка ещё не замёрзла, середина ещё талая. Нового нет ничего, всё по-старому". Как песня, правда?

Деревья со мной разговаривают

-Мы водлинские. Дом наш был в том конце, где водокачка, за Меньшиковыми. А этот дом дяди, и тот, где Шура. Мама уйдё на работу, робят-то полна изба, так я останусь с этыма детями. Я из сестёр-то старша, Шура (Александра Яковлевна Борисова) младше меня. Володенька помер на руках у меня. Ещё Коленька был, помер. Да брат убит. Я начала работать мне 12 лет было, 4 класса кончила и пошла летом в няньки, в ясли, это 40-й год был. В 11-12 лет в колхозе работала. А с 13 лет почту носила, в 42-м году, и на лошади верхом, и на лыжах, и пешком, 20 километров до Погоста, в Салмозере, и обратно 20. Как есть посылки, дают лошадь, а газеты – пешком. До извоза дорога – пешком, а дальше нет – на лыжах. Вспомнишь, так Господи ты Боже мой!

-Бывало бежу, под собой ног не чую. Птички поют, как со мной разговаривают. Деревья со мной разговаривают. А в 45-м в лес пошла работать. А весело было там, полно ребят и девчат.

Было уж у меня забеременено

-А замуж вышла в 52-м году, на сплаве была, там сошлись. Записывались у Ломова, он был председателем сельсовета. Жили на Водле с месяц, потом потом на Салмозере работали. Жили у Колиной матери, Коля ей помогал, а я ходила в экспедицию. Дома сидеть будто стыдно. Нарезали участки, чистили лес. Потом в Кубове работали. Он пошёл на электрика учиться, уехал на 4 месяца. Было уж у меня забеременено. Он свет гонял и потом цепи точил для пил, уже «дружбами» пилили. А в 45-м с папой ещё поперечками пилили лес. В 60-м переехали на Водлу. Уже троё было детей, был Вася, Боря, Ивана сюды перевезла на четвёртом году. Остальные здесь – двоё, Павел да Антонина. Четверо внуков и две правнучки. Вот поглядите фотокарточки. (Фотокарточки всех детей висят по деревенской традиции на стене в общей рамке).

А иногды чего-нибудь понявгаю

-Я другой раз, сидишь в стенах... У меня Павлушка уйдет, я одна сижу, как будто вот... И слова сказать не с кем. С кошками покричу да с котами да[1]. Карточёк погляжу да газету погляжу. Дак зрение худо стало. Хочется, быват, чо-нибудь почитать, погляжу, да глаза болят.

-Не поете? Просто так, для себя?

-А иногды чего-нибудь понявгаю. Павлушка иногды в гармонь заиграт: «Мама, пой песни!» А ён не умие так. Маленько-то подбират песни, так, это, стесняется. У меня, бывало, внучка бегат, дак я, быват, со внучкой пою песни. «Бабушка, еще спой песню, еще спой песню!»

-А нам не споете?

-А что вам еще спеть?

Лесу навздымат такима горамы

(О лесозаготовках)

-Я сперва почту носила. Как на извоз прийдешь, на дорогу выйти, кони выезжают на реку. Дорога рекой была. А в Салмозеро тут дороги нет. В Салмозеро я на лыжах ходила, в зимний период, а летом пеши. Мы туды не ездили на конях. На конях только ездили в МТС туды в Корбозеро за горючим. Тётка Нюра на тракторе ездила. В МТС ездили за горючим на одноколке. Телега така -два колёса. А потом в 45-м году папа уж с войны пришёл, и я с папой в лес ушла. С корня пилили лес. Я пилила, в Сумы была перву зиму. Всю зиму пропилили с корня поперечкой. А папа лучком пилил, кряжовал, на брёвна-то распиливал. А сучкорубы там отдельно уж.

-Распиливать легче, чем с корня пилить?

-Дак конечно легче.

-Ему уже тяжело было, да?

-А ему не тяжело было, а заставлели нас. Перво время в лесу были, потом в Рогую. Рогуй – посёлок такой есть. Туды в сторону от Вирозера.

-Это новый посёлок?

-Старый.

-Но такая деревня была?

-Это не деревня, посёлочек такой. Не знаю только, сколько там домов было. У нас-то барак был, дак мы в бараке жили. Потом в Кубове, в деревне жили у Кати Бархатовой. Тоже лес заготовлели. С 45-го года по 52-й год всю зиму в лесу, а летом на сплаву.

-А на сплаве кем Вы работали?

-Сперва лес сплавляли, сплавляли вот в воду. Лес отвалят такима штабелями на балки, а потом катам в воду. И идём этот сплав до Подпорожья. С Ниги заведём катать и на Подпорожье.

-А тут на Водле раньше тоже брёвна сплавляли?

-Раньше ище на Падуни лес заготовлели. Ище финны были, сватья Маша рассказывала, до войны. В 62-м году лесу больше не сплавляли. А вот сейчас на машинах сразу возят. Раньше к речкам возили на конях. А вот потом окатывали лес и сплавлели. Как река разольётся, сплавлели. В апреле кончится сезон в лесу, зимний, лесорубы домой и там до мая месяца, пока речка не откроется. Как речка откроется, тут на сплав. Повестку дают на сплав. И до Подпорожья пойдёшь. Окатывашь в Кубове, окатывашь в Поршты, всё в реку, в Сумы, в Кривцах, всё туды в воду до Подпорожья. А в Подпорожье – там уж ходим. Там сплачивают плотамы и увозят в озеро, в Петрозаводск, катерами. Вот в октябре месяце гонишь этот лес, а вода маленька. Там около Пудожа есть таки места мелки. Дак этого лесу навздымат такима горамы. Этот лес надо весь раздёргать. Бригада уйдёт. Косу набьёт лесу, гору таку. Этот лес раздёргивают по бревну и на глубину, чтобы его несло. Глубоко, чтобы лес-от несло. А на мели дак не тащит. Дак вот осенью, дак холодно. И вот тут ноги-то поморозила. Летом-то тёпло.

Я в деревенке жила,

Брёвнышки катала.

Кабы не была война,

С голоду б пропала.

(На лесозаготовках платили, а в колхозе – нет).

Голова до окошка хватало

-Сперва я завела ходить с Володькой Заниным, парень с Салмозера. А Ольга Андреева, с которой я лес пилила в Сумах, тая с Миколой, с ним завела ходить. А потом чего-то Микола стал со мной ходить. А Ольга не стала с тем ходить, тот моложе был её. Ну вот. Меня Микола так провадил тут до окошка. Я не знаю, где они там в деревне, у Макарихи, кажется, жили, у Райкиной матери, Вирозёровой. Там выстали, сели чай пить. А Коля-то у нас говорит, брат-то мой: «Мама, я видел сёдни в окошко, наша Маруська стояла с каким-то парнем. А парень высокой, в окошко видно было. Голова видно до окошка, такой высокой». Ну дак как стояла, что такого? Меня убыло? Постояла да домой зашла, да всё. Ишь, Маруська стояла! Я видел, парень высокой, голова до окошка хватало.

Я верх на земли, а два в земли!

Мария Яковлевна рассказывает о Матрёне Алексеевне Авдеевой по прозвищу Петушиха, а сына её зовут Петушок:

-Заспорили тут, а она и говорит: «Ты меня не задевай, не задевай! Я не вся на земли. Я верх на земли, а два в земли!

-В смысле, что она сильная?

-Но, сильная – ответ можно дать. Пей молочка! Там молоко у вас всё городское.

Над озером чаечка вьётся

(Каждое двустишие повторяется)

Над озером чаечка вьётся,

Ей негде, бедняжечке, сесть.

Лети ты, лети в край далёкий,

Снеси ты печальную весть.

Снеси ты папаше, мамаше,

Снеси и сестричке родной,

Снеси-ко ты деточкам-младенцам,

Снеси и жены молодой.

Ой там во лесу, во лесочке

Солдат молодой умирал.

Под сырой военной шинелью

Он часто родных вспоминал:

-Прощайте, папаша, мамаша,

Прощай, молодая жена,

Прощайте вы, все мои родные,

От вас ухожу навсегда.

Когда бывали ночки тёмны

(Последнее двустишие в строфах повторяется)

Когда бывали ночки тёмны,

Кругом горели фонари,

Сидели с милым на скамейке,

Всё говорили о любви.

Милый мой, мою ты руку

Тихонько к сердцу прижимал,

А сам готовился к разлуке,

Поцеловал, тогда сказал:

«Ой расхорошая красотка,

Пора расстаться нам с тобой.

Довольно плакать-уливаться,

Тоска невидимо пройдёт.

Пройдёт весна, настанет лето,

Любовь мы снова заведём,

Тогда мы в это воскресенье

Гулять в зелёный сад пойдём».

«Ой мама, мамочка родная,

Зачем на свет породила?

Судьбой несчастной наградила,

Не любит миленький меня».

Зачем меня милой не любит?

Зачем смеётся надо мной?

«Меня ты этим не погубишь,

Я не пожертвую собой».

Сухой бы я корочкой питалась

(Последнее двустишие в строфах повторяется)

Сухой бы я корочкой питалась,

Холодную водушку пила,

Тобой бы, мой милый, любовалась

И тем довольна я была.

Сколько я писем не писала,

Ты мне ответа не прислал.

Склько я плакала, рыдала,

Ты, мой милый, не слыхал.

Срубите мне комнатку сырую,

В ней одна я буду жить.

Ходи, мил, хоть раз один в неделю,

Все равно буду любить.

Сорока-ворона

Сорока-ворона

Кашу варила,

Гостей дожидала.

Гости долго не пришли,

Дети кашу разнесли:

Кому дала на ложку,

Кому в поварёшку,

Третьему в горшок,

Четвёртому в масленичёк.

А тебе, толстой Емеля, ничего!

Тебе вода носить, дрова носить.

Пень-колода, пень-колода,

Пень-криница, холодная водица!

И «хи-хи-хи!» -подмышкой щекочут.

Когда выпадает у ребёнка зуб, его бросали через плечо на печку:

«Мышка, мышка,

На зуб репный,

Мне дай костяной,

На век свой!»

Плясовые песни

Кижа

(Танец)

Девушки, кижа, кижа,

В Падун водляна бежа(т),

Ломова спугалися,

По кустьям розбежалися.

(Водла -деревня, Ломов -председатель сельсовета был).

Футы-нуты

(Танец)

Футы-нуты, футы-нуты,

Футы-нуты, нуточки,

Лучше нет на свете Пети,

Да ещё Ванюточки!

(Повтор, см. аудиозапись 1970 г., №6)

Топор, рукавица

(Танец)

Во лесу дрова рубила,

Во лесу дрова рубила,

Рукавицу позабыла,

Рукавицу позабыла.

(Дальше каждое двустишие повторяется)

Топор, рукавица,

Рукавица и топор!

Рукавица шубница,

Наша девка умница.

Топор, рукавица,

Рукавица и топор!

Добавлено в самозаписи 2001 г.

Рукавица дров не рубит,

А топор не грее(т) рук.

Топор...

Рукавицу и топор,

Жена мужа под забор.

Топор...

Рукавицу кину в снег,

А топор на леший след.

Топор...

Потом топор возьму с собой

И отдыхать уйду домой.

Топор...

(См также самозапись 2001 г.,№58)

Частушки

Самозапись 2001 г.

У кого какой милёнок,

У меня так ухорес,

Я иду, он после пьянки

У сарая сено ест.

За рекой гармонь играет,

Чья-то парочка идёт.

Катя в беленьких чулочках

Васю пьяного ведёт.

Я колечко брошу в речку,

Пусть поколыхается.

Я беззубого люблю,

Беззубый не кусается.

Поиграй-ко веселяе,

Коля ягодиночка,

От сердечка отвалитцы

Горя половиночка.

Ой подруга моя Аня,

Выходи на парочку.

Говорят, что отбиваешь

У меня забавочку.

Эх, яблочко,

Да сбоку зелено,

Мне у матушки

Гулять велено.

Боевая я девчонка,

Боевой остануся,

Но и горе тому будет,

Кому я достануся.

Эх топнула я

И не топнула я,

Съела целого быка

И не лопнула я.

По деревенке

По деревне с колотушкой,

По задворку с колуном,

За хорошим гармонистом

Девки ходят табуном.

10

По деревенке идёт

Шайка допризывников -

Шишкин, Мышкин, Подъебышкин,

Вор -один, Гвоздин, Пиздин.

11

Ты играй, гармонь моя,

Последний день гуляю я,

Последнюю неделюшку,

Оставлю плакать девушку.

12

По деревенке идём,

Спите, спите, тётушки.

Ваших девок уведём,

Вы спите без заботушки!

Портянка

("Это танец портянка с частушками")

Распортянилась портянка,

Расшинелилась шинель,

Расфурашилась фуражка,

Распоясался ремень.

Люблю Мишу за манишу,

А Серёжу за часы,

Колечку за водочку,

А Ваню за походочку

Пойду выстану на гору,

Заверну подол в гору,

Посмотри-ко, ёшенька,

Кака жепень хорошенька!

Я "портяночку" плясала,

Меня выглядел отец:

-На работе девка дура,

А на пляске молодец!

Семёновна

А во Семёновна,

Какая бойкая,

Наверно выпила

Стаканчик горького.

Эх Семёновна,

Дорогой совет:

Увидишь милого,

Передавай привет.

Передала привет,

Он махнул рукой,

Он махнул рукой,

А сам пошёл с другой.

Самолёт летит

Всё кругом,кругом,

А мне понравился

Да с золотым зубом.

С золотым зубом,

А мне не парочка,

Он кулацкий сын -

Я пролетарочка.

Эх Cемён, Семён,

Да у тебя пуп зелён,

Рубаха длинная,

Семиаршинная.

Эх огурчики,

Да помидорчики,

А познакомились

На колидорчике.

Когда влюблялися,

Да целовалися,

А расставалися,

Да слёзы лилися.

Эх Семён, Семён,

Тебя поют везде,

А молодой Семён

Да потонул в пизде.

"Так баба Маша спела"

(Марфа Акимовна Ковина)

"Ещё частушки:"

Ягодиночка на льдиночке

Кричит: тону, тону!

Я обрадовалась, девушка:

Не мне и никому!

Пойдём, милой мой, топитцы,

Приходи со мной проститцы,

Я до речки провожу,

Да глубже место покажу.

Мил женился и схватился,

Посмотри-ка на меня,

Я как розочка расцвела,

А ты высох как трава.

Милой в армию поедешь,

Овернися в поле-то,

Серой кепочкой махни,

Да не видатцы боле-то.

Милой пишет письмецо,

Да милка, носишь ли кольцо?

Я ответ ему пишу,

Распаялось, не ношу.

Скоро, скоро семь недель,

Приедет серая шинель,

Кепочка военная,

Не буду плакать, бедная.

Скоро кончитцы война,

Пойдут ребята ротами.

Дорогие девушки,

Встречайте за воротами!

Во солдатушки ребятушкам

Идти не хочется,

Во солдатушках ребятушкам

Гулять захочется.

У тебя, кума, какой,

У меня ремесленной,

Заказала сшить ботинки,

Он сплёл бурак берестяной.

Сшила милому кисет,

А вышла рукавица.

Меня милой похвалил,

Какая мастерица!

Милый Вася, я снялася

Без рубашки, голая.
Не ругайся, милый Вася,

Теперь мода новая.

Я любила Васеньку

За походку басеньку,

За бело его лицо,

Да за серебряно кольцо.

Я любила Ваню летом,

Ваня бегает с конфетам.

А Коленьку люблю зимой,

Коля бегает за мной.

У милого мамка -бес,

Выбирает всё невест:

Одна мала, друга стара,

Третья хлеба много ест.

Беседа с Александрой Яковлевной и Марией Яковлевной

зимой 2003 года

Хороши прикола были!

Мария Яковлевна:

-Пришёл с прикола. Как изгородь-то городят, загородят, каки-то сходни кладут. Чтобы сходить туда.

Александра Яковлевна:

-Столбы сначала. Ворота сделают, в эты ворота курму запускают. В эту курму рыба-то попадат.

-Она из чего, курма?

-А с ниток вяжут, с проволоки вяжут. Я раз на прикол взошла, дак прикол так весь и трясётся, вода-то большая. Курму вытянула оттуда, да рыбину я выняла. Потом ещё курма. Там ещё рыбинья. Еле выняла. Полный бурак (корзину) наклала рыбин. Да эти курмы-то наа вычистить. Веток наломашь, да эти курмы нахлопашь, нахлопашь, по-хорошёму. Сейчас нету такой рыбы. Опять обратно курму и спустишь туды. А на верёвку складёшь сходень. Ставень. Чтобы не поднимало их водой. А рыба опять туды и попадат. Такие ворота сделаны, и две курмы выходило, и потом ище ворота. А остатки -это колодняком, колья, колья, как изгородь. Хороши прикола были!

В одну курму попало три леща, а в другу курму -лощать попала.

Мария Яковлевна:

-Я раз почту несла, мне всё говорят: "Как идёшь обратно, зайди приколы похожать. Ну вот я и зашла. А дедко Иван, Райки Вирозёровой, (он тоже за речкой прихожал прикол), я только зашла на прикол, а мне кулаком грозит. А я думаю: "Чего мне старик грозит? Кажется, я на своём приколе!" Зайду, и опять выйду. Только зайду, он опять кулаком, вот сатана!, чтоб я не заходила. Ну он там похожал прикол, сюда переехал на лодке и идёт берегом. А я у прикола жду. Тропинка была так о берег. Подходит, я говорю: "Ты чего мне грозил кулаком? Этак грозил кулаком?" "Ой, сфотографировала кулак! А я, -говорит, -тебе грозил то, чтоб ты не заходила. Ты така маленька ростом, а курму потянешь -и можешь назад туды уйти с прикола с этой курмой". И он мне похожал этот прикол. В одну курму попало три леща, а в другу курму -лощать попала. Дак он этих мольёв-то взял в кошель себе. Кошель -из береста сплетён,на плеча. Вот этих лещей да всего. Молья -рыба крупна, мы мольями называли. А этого лощатя, вицу (ивовый прут) взял свил мне, протянул через горло. И эту рыбу я через плечо несла домой. Принесла домой, и дедко Иван заходит за мной. А папа топорище тесал. Говорит: "Яшка, ты девку больше не заставляй на прикол ходить" "А что такое?" "Она бы у тебя могла потонуть". Дедко Иван пошёл домой. Я эту рыбину кинула под порог. Мама тоже говорит папе, чтобы меня не заставлял больше ходить. А лощать-то больше этого стола. Голову держала на плече, а хвост хлопался там по ногам.

Лена Кульпина:

-Похожали -Вы сказали. А что это такое?

-Похожали -это значит -вытаскивали курмы и снимали рыбу, с этих курм. Вот скажут: "Опохожай там прикол!"

Прибаутки

Мария Яковлевна увидела в этой книге фотографию Матрёны Петровны Васюновой и тут же произнесла:

Матрёна Петровна

Поехала по брёвнам.

Встретился зайка:

-Матрёнушка, дай-ко!

-Кого тебе дати?

Какой благодати?

Кого тебе дати?

Пойди на полати.

-На полатях высоко,

На печи жарко!

Ох ты, Матрёна,

Жопа у тебя ядрёна!

-А поешь-ко мои лепёшки,

Запляшут ножки по дорожке!

Поговорки

«Кума пеши, а куму легче». Применение: «Не пекти[2], а мне легче».

«Сила была, пока мать носила.

Силы не стало, мать носить перестала».

Ешь, ешь, да срать пойдешь.

Отдохнём, когда сдохнём.

Назвища

Олёша Большачок (Васюнов), жена его Большушка, остальные Большачковы; Яша Ратый; Пеша Голаша; Юханко Баконко (Егор Васюнов, отец Пани Халаимовой); Матвей Хрептюк.

Из блокнотов 2002 -2005 годов

-Он что-то гундобит в спальне – разговариват, а понять не можно.

-Больше не могу шуляндать (разговаривать).

Покамесь говорили… Подожди покамесь, я это сделаю, а потом помогу.

-То ни басенько-то! (Это красиво). Кто скажет «тонь», кто «конь», мягкий знак на конце. Оно не оскорбительно. (Бывает и в прямом смысле, а бывает и насмешливо).

-Покормят да кусок хлеба дадут да и…

Скитается, покуль не поймают. Покуль не поймают, не придёт.

Печку надо вытопить.

-У Клавы мать с Мининой деревни. (Минина – склоняется, как прилагательное). Первый аэроплан там был, когда почту носила.

Я приехала с подарками.

-Пошто ты нанесла?

Про кота на печке:

-Ну-ка выздынул голову, как гоголь!

ибуши – платья повешаю. Когда ветер, наа рибуши снять.

-Имай мои слова (слушай).

-Всю зиму с ягодам. По кочкам-то попадают ягодинья.

-Дым-то такой горький, дрова-то смольливы.

-На ей смолья разожгут и ловят эту рыбу. Сосновые смольливые палки.

О школьном музее:

-Всё насбирано старинного.

-С первым сойдиноси было.

-Какой свирепой у меня был! (о муже).

-Пашка другой раз выпиват, дак я тут нервничаю порато (очень).

-Молока полагай!

-Хватит лябзать (болтать много).

Дрочёнка, или шаньга – лепёшка из простокваши и сметаны с мукой.

-Варишь, дак витамины, говорят, сварятся да испарятся.

Яков Алексеевич в 85-м году умер. Ослеп последний год.

Заблюдник – настенная полка для посуды.

Нормальнё.

-Никак не фатат. (Не хватает). Мы нагреем снова, как мало.

-Мастер Андрей с Кумбасозера делал заборки и валенки катал.

Подушки – подоконник.

-Бальзамету, душмянку ростили на окнах. Герань ище дёржали в горшочках.

Черпуга – палка с берестой (черпак).

-А тебе йись (есть) не надо.

ытеплила масло. Отопки.

Колобушка – из муки со сметаной.

-Я не съем!

-Не съеси? (Древняя форма глагола).


[1] частица да в конце фразы -угро-финское влияние

[2] Древняя форма слова.

Присоединиться к группе на FaceBook

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа: Общедоступная · 1 765 участников
Присоединиться к группе
 

Наш канал на YouTube: