Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Вера Филипповна Дорохина (1925 - ?), дер. Погост (Салмозеро)

вкл. . Опубликовано в Дивная Водла-земля Просмотров: 1189

Вера Филипповна – разговорчивая, живая, улыбающаяся. Мы с ней вели задушевные разговоры. В молодости она была комсомольской активисткой, работала в избе-читальне. носила почту. Потом была на войне связисткой, но об этом она не вспоминала, я это узнала недавно от её племянника. Жила с маленьким сыном. Мужа она выгнала, потому что ей приходилось убегать от него, пьяного, в мороз, с сыном на руках. Соседки её осуждали: «Мы же терпим!» Жизнь её была горькая, а воспоминания о молодости только светлые. Вспоминала, как любовалась лесом и озером, когда носила почту из Водлы в Салмозеро: «Ну просто как в сказке! Иду, посижу почитаю там где-нибудь и дальше иду». Вера Филипповна много рассказала о свадебном обряде. Говорила быстро, тихим радостным голосом, как будто быстрая речка бежала по камушкам и сверкала на солнце. Все записи её рассказов – около 1970 года.

Варенька, вышей буковки!

Мать Веры Филипповны – Варвара Васильевна Татаринова (в замужестве Конецкая), родом из деревни Долматовской (теперь Кузнецовская) на Салмозере. Когда она девушкой шила приданое, один из её ухажёров нарисовал на подзоре инициалы «В. К.» - Варвара Конецкая. Сказал: «Варенька, вышей буковки!» Варенька послушалась. Она не знала грамоте. Фамилия её будущего мужа – Конецкий – произошла от названия деревни Конец, там же, на Салмозере. Это край деревни Салмы, он отделился от неё. А Салма – значит «пролив», угро-финское слово. Около 1870 года Конецкий сложил первую в округе русскую печь. До этого топили по-чёрному, а стены и пол шоркали старыми лаптями с песком.

Таисия Григорьевна Лапина

О Вере Филипповне

Вера Филипповна сначала воевала в зенитных войсках, потом связисткой. Помню, как вернулись с войны в Салмозеро Анастасия Великанова - моя родственница – и Вера, обе в шинелях и шапках. Вера стала заведовать клубом, а потом почтой.

Рудна изба

- …Поделились потом. Кому дом новый. А мы в старом доме жили. Дядя работал лесником. Дом большой, рудна изба. Рудна изба – вот топится печка… Ты не знала? Например, пекёт хлебы хозяйка, или зимой печку надо натопить, чтоб тепло было, и весь дым идёт в избу. А тут высоко потолок, и только дырка одна над печку. В эту дырку идёт. А через полатку (над устьем) дым весь валит в избу. Двери откроют и дырку. И вот пока печка не вытопится, дверей не закрывают и этой дырки не закрывают. А когда вытопится печка, полатку отбеливают, двери закрывают, трубу закрывают, и всё. Полатка – это у печки, топится которо место. Вот здесь шесток, а здесь полатка.

Я была маленька, придёшь зимой, как печь топится, дак мы все заберёмся под шубу и на печь. А так холодина лютая, волков морозить! Разве грязи нет? Дым идёт, сажа на стенки садится и на платье.

Вот Вера, котору Вы фотографировали, они в 59-м сюды приехали, тоже была рудна изба. И Шура Мартынова и Витька, Вы знаете её, у них тоже была рудна изба. До этого на стройке жили. Сюды приехали, у них ничего не было, - ни вилки, ни ложки, руками ели.

Зелень-то везде! Прелесть!

…Корьё собирали, в корзинке замачивали в нём кожу и шили сапоги. Корьё – это лыко, с ивы. А для лаптей – тоже лыко называется, только это уже с берёзы. На Салмозере Настасья, знаете, она таки мешочки плетёт, например для соли, таки культурненьки. А сейчас на Салмозере мы были. Ой прелесть, бляха муха! Пять дней жили, не вышли бы ни за что, такая прелесть. Мы поглядели на свою деревню отсюда. Потом пошли по Усть-реке, по Погосту, в Салму и на Рубцову, и по полям, и везде. И на кладбище даже заходили. Зелень-то везде! Прелесть! В Салме косят.

Ой прелесть, бляха муха!

…Парни рыбы наловят всякой. Тётка Матрёна нажарит, рыбников напекёт нам, калиток, наливок. А потом пойдём куда-нибудь, нас бабушки приглашают: «Заходите к нам, заходите к нам!» У них куплен свой домичёк. Горенка была на дорогу, два оконца. Тут огородичёк. Домичёк небольшой, как игрушечка. Да так прекрасно! Девчонки загорели. Кругом травочка, обкошено, но зелень везде. Тут баня. А тут бережок рядом. Как на курорте! А тут на берегу печка сделана на камешке. Тут маленький огонёк. Ой прелесть, бляха муха!

Всё поло

- А свой старый дом Вы видели?

- В старый заходили. Дома-то были культурны. Половина сожгано. В остальных двери открыты, у ребятишек-то, рыбачат. А у нас дом у Харламовых. Всё поло. Я говорю: «Ой зайдём, Тася, сюда проверить. Нам ничего не надо, посмотрим». Они мой дом раскатывали, может, иконка кака-нибудь. А у меня иконы-то были всякие хорошие. А не забрала. Может быть, на память что-нибудь взять. Пришла, а у них ничего нету, всё разнесено. Комод вытащен, тут зеркалья, тут матрас.

А свой самый-то старый дом продала. Раскачено на хлев да на сарай. А в том дому был построен новый дом, у Маркелова Ваньки. Прошла мимо старого дома, как не моё. Не наша деревня. Не напоминается всё. Доски кладены тут. Школа вся приломана. Деревья, двенадцать лет тут не была, деревья были посажены – ёлки, берёзы – не высокие, а сами такие пушистые! Школы нет, дом разрушен, а кругом такая пыль. Ужас! Церковь – все окна приломаны. Была покрашена голубой краской. А тут позднее как попало, как лягушка, бляха муха! А бывало, вымоем, красота какая! Купается тут молодёжь да рыбу ловят. А тристатакая высокая, Тут в озере растёт, растение такое. Мы купались там все вместе, а тут челнок перевернулся, мы не знаем, как и выплыть. Кусты разрослись.Теперь травой всё заросло.

Интонации голоса – где выше, где ниже

А вот путешествие у меня было. В Пудоже были, потом решили поехать до Петрозаводська, Петрозаводська посмотреть. Билеты купили на пароход. Вылезли – тишина, утро раннее. Вышли с парохода, пешком. …Пошли, Тихвинска – праздник. «Пойдём, Верушка, в церковь!» Мы пошли в церковь. А там, между прочим, хорошо. Люстры, иконы, свечки везде. Народу полно. Побыли мы до часу. Поют. Увидели одну женщину, у нас была поваром. Псаломщиком поёт, так красиво. Распеват, и по книжке тут чего-то. Интонации голоса – где выше, где ниже: «Царица пресвята Богородица, Господи, помилуй, Господи, помилуй!» Голос-то хороший. Мы тут побыли. И потом она нас заметила. Кончилась когда служба: «Пойдём ко мне. Посмотришь, как я живу». Она наготовила, сходила в магазин. Потом меня проводила. Приехали. Людей повидали. Привезли гостинцев оттуда.

Везде нагулялась, насмотрелась родных, знакомых, друзей. Вот так, Аннушка, подружка, мои похождения, интересные, для меня, конечно.

Любо девочкам!

- В этой юбке мама молодцевала. (гуляла до замужества). Зимой на гостьбу съезжаются из других деревень, везут коробейки, сундучки с нарядами. Покупают квартиру. Пляшут там под балалайку, под песни. Ланца, кадрель. Любо девочкам!

Вера показывает рубашку матери, сшитую в 1905 году:

- Погляди, какой шов. Как нежно сделано у мамушки бажоной!

Потом достаёт подзор с магическим узором из фантастических птиц, тканый в 1890 году:

- Пава- птица называлось.

Глиняная посуда

Блюдо – большой плоский горшок с загнутыми наружу краями.

Крынка – такой же, но поменьше.

Латка – самое большое блюдо, без загнутых краёв, как нижняя часть шара.

Горшок – самый маленький.

Роговик – маленький горшочек с носиком, как у чайника.

А я приволокла с Водлозера деревянную круглую посудину диаметром 40 см, она называется скопскарь, в ней толкли картошку. Теперь в ней лежат водлинские аудиокассеты.

Байка про бабушку,

которая держала роговик

(Из блокнота 1969 года. Кто рассказал, не помню. Кажется, Матрёна Петровна Васюнова)

Одна бабушка сидела, держала в руках горшочек с носиком да задремала. Проснулась, спросонья подумала, что держит курочку, проверяет, нет ли яичка. «Поди, курушка, нет яичка!» и отпустила «курушку» на пол, горшочек и разбился.

Лексика

Съездо – бревенчатый пандус.

Черемшина – черёмуха.

Играют в рюхи (городки), рюшина – бита.

Божница – киот.

Шоркали стены и пол старыми лаптями с песком.

Присоединиться к группе на ФэйсБук

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа: Общедоступная · 1 530 участников
Присоединиться к группе
 

Наш канал на YouTube: