Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Анна Матвеевна Коновалова (Абрамова) 1928 г.р., д. Нижний Падун

вкл. . Опубликовано в Дивная Водла-земля Просмотров: 1749

В 2008 году .на праздник Иванова дня в Водлу приехала бывшая падунянка Анна Матвеевна Коновалова:

Две фамилии – Борисов и Афонин

- В Падуне у нас было две фамилии – Борисов и Афонин. Два мужика сошлися вместе. Наа дома построить. А никак не могли решить, кому с Верхнего Падуна строить по реке, а кому с Нижнего. «Давай бороться. Если я сяду на тебя наверх, я буду с Верхнего строить. А если ты попадёшь под низ…» Так стары люди говорили. Они боролись. Одного Афоней звали, а другого Борисом. Афоня победил Бориса. Афоня построил наверху. Фёдор Фёдорович Афонин, Ольга Афонина, да дядя Лёва Афонин, и дядя Разин (?) Нины Павловой – тоже Афонин. А с нашего с нижного конца – Борисовы. Вот дядя Паша Борисов, дядя Вася Шаштов[1] - Борисов, вот дедушка, прапрадедушка ейный – Борисов. Моя бабушка тоже выходила за Борисова – за дядю Васю Шаштова. Вот дом у нас посередины.

А папу моего приняли как: у мамы муж утонул. С гражданской войны пришёл и утонул. Пошёл стрелял уток на Лепручей и утонул. Мама осталаси вдовой. У ней двое детей осталоси и бабушка – свекрова. Вот она девять годов пожила.

Тогда ведь своё хозяйство держали: коров своих, лошадь свою держали. Ну вот. И она папу приняла, замуж вышла, как примак. Она приняла в этот дом Борисовых, вот тут фамилия Абрамовы появиласи по деревне. Бабушка – Борисова, а уже мама переписалась на Абрамову. А Льдинина фамилия: бабка Сима тоже приняла из Заволочья Льдинина, а так-то Афонина она.

«В третьем колене, дак садись на колени»

- А замуж выходили кто за троюродного, кто за двоюродного, кто в Кенозеро, кто в Водлозеро, вот так.

Александра Яковлевна Борисова:

- Как, погоди: «В третьем колене, дак садись на колени». На вечорках парни садились к девушкам на колени.

- Уже можно замуж выходить?

Александра Яковлевна Борисова:

- Да. А так не разрешалось: одна кровь, дети будут больные. По крови переходит из колена в колено.

На бесёду

Анна Матвеевна Коновалова:

- Вот свету не было, соберёмся в одну избу на бесёду. И там, бабушки рассказывали, песни пели всякие старинные, да частушки да. Ковина Маша Акимовна – она очень знала много песен. Кажется, книга была её.

- Да, сказки.

- И бабушка Матрёна Акимовна, ейна сестра, тоже. В четвёртом колене они уже. Мне вот сейгод исполнилось восемьдесят годов, девятая десятка, полгода уже. Бывало, старушки всё нам рассказывали, а теперь никакой старушки уж нет. Мы уже старые стали, Нина Павлова у бабушки Матрёны в Сегеже. Та много сказок и всяких рассказов знает.

Тогда судили, страшно было

- А Вы где работали?

- Я была в 44-м году в ФЗО отправлена, в Вологодской. Я тогды училась на токаря. У нас директор был Иван Иванович, а молодой был мастер. Рабочие уйдут, а мы вечером шайбочки, гаечки, болтики делали, нас учили. Дали аттестат. Я рвалася домой, чтобы меня отправили в Шуйскую сплавную. Приехала, а тут всё было сожгано, Петрозаводск весь был сожганый, всё разбито. А мост-то уцелел. Как война началась, мама на Водлу переехала, на Падун. Ну и потом нас стали гонять, мы девки были, у меня ещё паспорт был неполученный. Нас гонять по сплавам, по лесозаготовкам, где на каких прорывах. Вот три года надо было отработать. А потом я уже не выдержала больше. У меня папа умер в 48-м году, я к мамы переехала, как убежала. Тогда судили, страшно было. Потом в подсобном хозяйстве работала, рядом Петрозаводска, километров тринадцать. Туда все пешком ходили. А потом замуж вышла да уехала в Читу. Там четыре года жила. А потом обратно в Водлу, мама-то одна осталась да заболела, ей парализовало. Вот я с мужём-то и разошлась. Приехала вот сюда. Мамы детей привезла в Падун, а сама в Ниге работала. А потом перешла в подсобное хозяйство на Водлы, так на Водлы я и жила. Вот так. Так жизнь прошла.

Всех убили в войну

Четыре класса, чо? Надо было ходить в Корбозеро в пятый класс. А Корбозеро – сорок километров. Тут только Льдинина Анна походила, да Виктор Льдинин походил, а больше никто. Мы четыре класса кончили, вот вся наша учёба. А потом война. Анна Николаевна – это Веры Николаевной (Исаевой) сестра старшая, она умерла в войну. Ещё девочка Валентина тоже в войну умерла. Она в школу ещё не ходила, наверно ей семь было, восьмой. А Аннушка семилетку ходила, недоходила, она попала туберкулёз. Только Вера осталася и Нина Николаевна (Павлова). А Витеньку Льдинина 25-го года, как в армию забрали, всех тут сразу и убило. Всё говорили, что до Медгоры не доехали. Тут финны были, дак тут сразу уничтожили всю нашу молодежь. Всю, что в деревне было молодёжи 25-го, 22-го года – никто не пришёл, всех убили в войну. Только старики, которы последни тут, некоторы приходили, и то много убили. Много людей убило в войну.

По баракам, по клопам – ой!

- А мы 29-го, а кто 28-го, 27-го[2] – нас ещё никуды не брали тогда – ни на обороны, никуда. До 26-го брали. Только потом стали брать. А потом восстанавливали всё. Мы как одиночки, да комсомольцы ещё, вот нас и пихали везде – по баракам, по клопам – ой! Вот койки наши – от стенки до стенки, настланы досками, у каждого котомка. А под голову кулачок, да и всё. Придём с леса все мокрые, штаны в снегу да валенки мокрые. Где высушишь, где не высушишь, опять утром встаёшь, опять одеваешь. И вот такая жизнь, наша вся молодость прошла. Вот и сейчас ноги болят, за то с палочкой ходим. Нас не спрашивали тогда. Кака замуж выйдет да ребёнок родится, ту никуды не отправляли. А нас везде.

Бегали по брёвнам босы, как обезьяны

А летом на сплавы. Месяц нам давали или нет, я не помню. На лошадях лес возили, а сплавляли по рекам да по озерам. А если озеро затопит весной, снег растает и туды в лес далеко затопит, вот нас опять, молоджь, на это. Зимой навозят лес. Пучками навозят лес, навалят. А когда растает, этот лес на воде уже будет. Этот лес надо нам сплавить до Падозера, у Петрозаводска. А там речушка есть. И вот плот большой-большой, сколоченный плот. А на плоту стоит така, как головка. А по головке такая жердь. И вот там шесть человек, и в другой шесть. И эту головку вот так ходишь(?) на этом плоту. Этот плот на якорь поставят мужики. И вот так крутишь, и лес обведен оплотом. Потянешь к этому плоту. Мужики опять якорь подымают. Этот плот опять по воды мужики отведут дальше туда. Где надо поставят. К реке сопровождали лес. А потом через речку этот лес пропускают и отправляют в большую реку Шую. Эта Шуя идёт уже в озеро, в Онежскоё. Нет, в Водлозеро сначала, а уже с Водлозера идут в Онежскоё (по Водле). Уже гонки, уже пучками навязаны. А в эти гонки отправляют, уже баржами оттягивали или катерами оттягивали.

Вот Шальский завод наш, потом Петрозаводский, там перерабатывают лес, тоже много.

- Как эти плоты соединяли – на лодках плыли между ними или как?

- Мы бегали по брёвнам босы, как обезьяны. Брёвна тонут, только-только ноги, а ты босиком.

- А весной?

- А весной – у кого чего.

Ой, помученось, откуда силы-то брала?

- Вот мы собирали кругом озера Онежского аварийку. Нас девок много, цела бригада, нас отправили. Ветром разобьётся этот плот, брёвна вылетают, их на берег выкидывает[3]. И вот с берега нам надо скатить эти брёвна. А по камням осенью-то холодно уже. И нам даны были такие ботинки: подошвы деревянные, а верх – зелёная парусина, гвоздиками обиты. А здесь на шнурках. А по камням-то скользко же. Мы эти ботинки оденем, а только по берегу ходим. А бревно-то надо отпихнуть, дак наа через камни. У нас багры у всех. Дак наа в воду забрести, тут камень, бревно никак не пролезает. Надо аншпугом поднять да через камень перекатить. Вот так собирали аварийку. Аншпуг – тоненькое сосновое дерево. А багор – тоньше, железный крюк на конце. Ой, помученось, откуда силы-то брала? Вот жизнь так прошла в работе.

Из блокнота 2008 года

- Об кого он похоронен, Лёня? (Около кого)


[1] прозвище

[2] Годы рождения.

[3] В 1962 году, когда я впервые приехала в эти края, по берегам Онежского озера были непроходимые завалы из брёвен.

Присоединиться к группе на ФэйсБук

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа: Общедоступная · 1 350 участников
Присоединиться к группе
 

Наш канал на YouTube: