Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Иванов день у Валентины Алексеевны Борисовой

вкл. . Опубликовано в Дивная Водла-земля Просмотров: 1891

Христианский праздник Рождества Иоанна Предтечи был когда-то приурочен к языческому празднику Ивана Купалы. В деревне Нижний Падун стояла часовня Иоанна Предтечи, Иванов День был престольным праздником в деревнях Верхний и Нижний Падун. Бывшие падуняна, живущие в Водле, по традиции отмечают его. В 2002 году гостёбище было у Валентины Алексеевны. К ней в гости привезли падунянку Анну Николаевну Павлову, которая теперь живёт в Пудоже. Пришла Вера Николаевна Исаева и гостящая у неё сестра Нина Николаевна Павлова из города Сегежи. Пришли Надежда Степановна Сатина, Вера Митрофановна Крехова (дочь Александры Григорьевны Льдининой), Валентина Егоровна Васюнова. Как-то одиноко сидела грустная сватья хозяйки – Анна Фёдоровна Кривоносова.

Расплясались конюха

Нина Николаевна: - Раньше ведь мы государству сдавали мясо, масло, шерсть. Агент приехал по налогам. Медали старухам выдали по многодетности. А Миша Ломов был такой шутной у нас, председатель совета, берёт балалайку: «Давайте плясать, с медалями-то! » Старухи пошли плясать. А была Ольга Васильевна - конюх, и вот ей покойна мать была – Ольга Алексеевна - конюхамы, одна в Верхней деревне, а друга во второй деревне. Оны плясать. Конюх проплясала и к другому конюху притопнула. И та плясать. А агент Семён-то Егорович: Безо всякого греха Расплясались конюха! А теперь-то, жив-здоров, Может, спляшет Макаров? А ён председателем колхоза. Вот такие были старики.

Загуляли черепаны, Наливай, старуха, щей!
Наливай, старуха, щей, Я навёл товарищей.
А всю падунську молодёжь, Всю на лапоть соберёшь.
Тараканов отпрягёшь, Куда угодно увезёшь!

Рожь в косички

Надежда Степановна: - Рожь в косички заплетали в ночь на Иванов день, вот что прошла. Идём обратно на другой день проверяем косички, у кого расплелась, у кого нет. Сначала у Веры расплелась. У Аннушки расплелась. А моя не расплелась косичка! Мой в армии пока служил, да с армии пришёл, погулял. А потом только мы поженились. Потом, может, и моя косичка расплелась! Вера Николаевна: - Эти-то впереди вышли, а потом Надя. Вера Митрофановна: - А петуха-то как у тётки Поли выпускали на Рождество! Насыпали кучек тут. Выпустили петуха. Петух ходил, ходил, туда-сюда бегал. И сватьину перву начал клевать. И сватья у нас вышла перва. А потом мою кучку стал клевать. И вот я всю жизнь буду вспоминать. А тётя Поля сидит, сели покушали, петуха убрали. А через несколько времени сватья вышла замуж. Вера Николаевна: - Вера, а ты помнишь, у Нади мы были, петуха-то мы выпустили тоже в святки? Не помнишь? Пришли к Наде, выпустили петуха из-под печки. А у вас был большой петух, красивый-красивый, красный, перышки всяки, зелёны, всяки. Насыпали мы ячменя. Этот петух вышел. А время уж двенадцать часов было, мы гадали. Насыпали, петуха клали в середину. Подошёл, Аннушкину поклевал, ещё не помню чью, а Ольгушки-покоенки всю распорхал и под печку ушёл. Аннушка вышла замуж, а Ольгушка-покоенка утонула летом, сестра ейна. И петушок ушёл. Пошёл: «Ко-ко-ко! » - и ушёл. Вот как, Анна Семёновна, раньше-то было. Анна Николаевна: - Ой, я только помню, когда снежок пололи.

Болела ногой

Надежда Степановна - Вере Митрофановне: - Я ещё помню, как на Пасху мама уехала яички разговлять в субботу, а ты пришла ко мне. И мы с тобой Пасху встречали, пекли всё, варили. А потом собираемся в церковь идти. Вера Николаевна объясняет мне: - В часовню. Надежда Степановна продолжает: - А я только приехала с заработков лесных. Пошла одеваться. Оделась, а я на ногу ступить не могу. У меня нога заболела, вся запухла. Я говорю: «Куда я пойду? Я не могу пошевелиться». Так я и не пошла. И потом всё лето болела и осень всю болела ногой. Председатель колхоза наварит мне всякой мази, наскладыват. Как от свечки воску, да всего. У нас врачи-то далеко. Вера Николаевна: - Не было врачей. Надежда Степановна: - Михаил Филиппович, председатель сельсовета был, приехал: «Да что ты, Надюшка, сидишь, что ты разболелась! Давай глины красной накладём на ногу, всё-таки жар сойдёт. Вера Николаевна: - Наденька, наа синю, не красну. Надежда Степановна: - А ён мне красну. Дак обеи председатели: работника-то надо! Вера Николаевна: - А как же! Раньше работника-то, Анна Семёновна, как ценили, дак ой! Если жатва, да если сенокос, дороже золота были работники. Давай отдохни! Все поют песню: Бедная девица, горем убитая, Плачет, горюет, грустит: - Мамочка родная, сердце разбитое, Милый не хочет любить. (Полный текст написан у Марфы Николаевны Ковиной). Поют самозабвенно, все, кроме Анны Фёдоровны. Валентина Алексеевна под песню угощает сватью. Та вдруг заплакала, закрыла лицо концом платка. Недавно повесился её сын, муж дочери Валентины Алексеевны. Валентина Алексеевна её утешает, убирает платок от лица. А песня всё течёт, как по волнам. Вера Николаевна: - Вот какие песни раньше были, Анна Семёновна!

Падун – весёлая деревенка

После грустной песни переходят на частушки: Нина Николаевна: Сударушка-цветок, Отпала петля от порток. Возьми иголочку, пришей, Да поищи в ловушке вшей! Валя, ты теперь пой! Валентина Алексеевна: - А я уж не помню. А! Колотись, не колотись, Да всё равно не запущу. У мня окошечки завешены, В сорочке вшей ищу. Анна Николаевна: Раскачу катушку ниток, Раскачу, качу, качу.

Падун – весёлая деревенка, Стоит на бережку.

Нина Николаевна: - Всё там пропало, ничего там не осталось. Вера Николаевна: - Не пропало ещё! Давай-давай, шевелись! Пей, пей!

Ой пить будем И гулять будем! А смерть придёт, Помирать будем! А смерть пришла, Меня дома не нашла, А нашла в кабаке, Да с чекушечкой в руке!

Анна Николаевна: Все цветочки-васюлёчки, В сентябре повянете. Скоро я от вас уеду, Девушки, вспомянете! Плачет. Она не может ходить, её привезли на один день. Вера Николаевна: - Не плакай! Не надо плакать! Не плачь, Аннушка! Сёдни праздник! Вера Митрофановна: Милый, пей, милый, пей, Много не напейся! На меня, бабку Веру, Не надейся! Все смеются. Валентина Алексеевна: А у милого моего Полосатые портки, А в портках такая штука, Хоть картошечку толки! Что-то у нас Валентина молчит! Ну-ка, давай! Валентина Егоровна: - Я младше всех, мне нельзя! Все: - Ну-ка, давай, давай, развязывай мешок! Валентина Егоровна: А моя милая красивая Любила колбасу, Я мальчишка не ленивый, В кажный вечер принесу. Вера Николаевна: - Ну давай, Анна Семёновна, поднимем рюмочки, давай с нами! Анна Николаевна: Пейте, девушки, вино, Сорок градусов оно! Холостого, хоть женатого, Любить-то всё равно! (Хоть = или)Вера Николаевна: - Песня опять новая! Валентина Егоровна: А задушевная подруга, Не люби женатого, У женатых не хватает Винтика девятого! Вера Николаевна: - Потерял, видно, девятый винтик! Валентина Егоровна: Я ходил да уговаривал Картошину в мешке. До того доуговаривал, Что дала по башке! Валентина Алексеевна: Я ходил да уговаривал: — Даси[1], даси, даси ! - Не ходи, не уговаривай! Не дам, и не проси! Валентина Егоровна: Говорила старику: «Не ходи ты на реку». А не послушал, утонул, Только хер и болтанул! Вера Николаевна: - Давай-ко, Аннушка, «Морячку» спой-ко, а мы подтянем. Ты знашь все слова, а мы не помним. Анна Николаевна: - Я забыла эту песню. Валентина Егоровна: Ой дед, ты мой дед, Ты не знаешь моих бед, Захотелось той морковки, В огороде коей нет! Анна Николаевна вспомнила слова и запевает:

Однажды морем я плыла На пароходе раз. Погода чудная была, Вдруг буря поднялась. Припев: А-ах, туман в глазах, Кружится голова. Едва стою я на ногах, Но я ведь не пьяна! Капитан приветлив был, В каюту пригласил. Налил он рюмку коньяка И выпить попросил. Припев Через год родился сын, Большой руки буян. Но кто же в этом виноват? Конечно, капитан. Припев Прошло уж много-много лет, Как морем я плыла. Как увижу пароход, Кружится голова. Припев

Вера Николаевна: Песня вся, песня вся, Песня кончилася! Старик бабку кулаком, А бабка скорчилася! У-ух! Вера Николаевна: - А сидим за столом, женские песни, а чо? Вера Митрофановна: - Что хотите, то и пойте! Вера Николаевна: - Да, что умеем, то и поём. Анна Семёновна, отдохните, сейчас длинны песни бабки придумают. Анна Николаевна запевает, все поют, и даже Анна Фёдоровна, улыбаясь, поёт: Ой зачем эта ночь Так была холодна! Не болела бы грудь, Не страдала бы я. (Полный текст см. у Анны Николаевны Павловой). Вера Николаевна: - Анна Семёновна, выключай! Всё, бабки спели, отдохни! Анна Николаевна вытирает платком глаза. Вера Николаевна: - Давай ещё какую! Валентина Алексеевна: - Мы много знаем, миллион! Нина, ты спой! Анна Николаевна: - Вы ведь знаете совремённых песен. Вера Николаевна: - Нет, старинны пойте, старинны! Нина Николаевна решила спеть совремённу песню:

Нет у нас таких седых туманов, Нет дороженьки такой, Где бы не был Водопьянов Или Чкалов удалой. Вся Америка встречала Синекрылый самолёт. То летел Валерий Чкалов, Славный сталинский пилот. Под окошком расцветала Белая акация. Нынче славной уже сталаНаша авиация.

Эта песня совремённа. Валентина Алексеевна: - Сейчас пойдём плясать! Вера Николаевна:

Пляши, мартей, Не жалей лаптей! Лапти новы на базареНынь старухи заказали. Пляши, мартей, Не жалей лаптей! Я берёсты наберу, Тебе новые сплету. ("Мартей - бестолковый, бесшабашный человек")

А у хера у кончика
Четыре колокольчика!
Ух я, ух я,
Не боюся ни хрена!

Гостьи решают, какую песню петь. Нина Николаевна: - Ты старинну пой. Не, эту по радио поют. Вера Николаевна: - Поют, поют! Анна Семёновна: - «Семнадцать лет», Нина Николаевна! Может, кто-то подпоёт? Вера Николаевна: - Аннушка, ты не знашь? Она не знат, Нина у нас одна знат.
Анна Николаевна запевает одну из любимых в Водле песен:

Кругом, кругом обсиротела
Да без тебя, мой дорогой.
С тобой всё счастье улетело,
Да не воротитсы назад.

(Полный текст см. у Боботиных).

Все поют и нежно друг на друга смотрят. Вера Митрофановна обнимает Надежду Степановну. Анна Николаевна и Валентина Алексеевна тоже поют, обнявшись. Хозяйка Валентина Алексеевна не забывает всех угощать. Анна Николаевна сразу запевает следующую песню: - Что грустишь ты, мой миленький мальчик? Если болен, врача позову. - Мама, мама, мне врач не поможет, Я девчонку так сильно люблю! (Полный текст см. у неё же). Валентина Егоровна:

Пойду сяду на машину, Завяжу головушку, Привези-ко ты, машина, На чужу сторонушку. Пойду сяду на машину Сперва задом наперёд, Запою военну песенку, Заплачет весь народ.

Вера Николаевна: - Это, наверно, ни у кого нет таких. Это стары-стары, во время войны. Анна Николаевна: А бей дроби, Выбивай дроби! Мы, товарочка, с тобой Боевые обе! Нина Николаевна к Валентине Алексеевне: - Ты выпила? Валентина Алексеевна: - Выпила, выпила. Нина Николаевна: - Аннушка, ты выпила? Анна Николаевна:

Я иду, сирень качается, Воды не достаёт. Подружка к милому ласкается, Наверно, отобьёт. Ой сирень, сиренюшка, Завяла без времечка. Увяли розовы цветы, Забыла я, забудь и ты.

Включили радио. Вера Николаевна: - Эта мешается музыка. Сестре Нине Николаевне: - Пей на здоровье, допивай всё. Во-во-во! Молодец! Валентина Егоровна, пританцовывая руками:

А у меня на сарафане Косолапы петухи. Я сама не косолапа, Косолапы женихи! А меня милый не узнал, Пень берёзовый обнял. Думал, в кофте розовой, А это пень берёзовый!

Валентина Алексеевна: - Плясать надо! Где музыка-то? Анна Николаевна: Через пень-колодину Срывала я смородину, А не пойду далёко замуж, Не бывать на родину! Ой, сколько на уме песен! Нина Николаевна: - Надо было записывать. Вера Николаевна к Анне Николаевне: - Вот, Аннушка, Господь привёл тебя сёдни к нам! Нина Николаевна: Выну розу из берёзы, Положу в корзиночку. Вера Николаевна: - Веселей, сильняй, посильняй! Нина Николаевна: А я вовеки не забуду Тайну ягодиночку! Нина Николаевна поёт грустно, со значением. Вера Митрофановна: - Извините, граждане, что я тут напилась, правда. Третий раз повторяет свою частушку: Милый, пей, милый, пей, Много не напейся! А на бабушку ВеруНе надейся! Опа, опа! Азия, Европа! Валентина Егоровна: Я иду, а мне навстречу Трактора и трактора. Почему любовь не лечат. Никакие доктора? Вера Митрофановна: - Хорошо! Вера Николаевна: - Молодец купец! Вера Митрофановна: Пил я водку. Пил, не напивался. А любил я девку черноброву, Ею наслаждался. А любил я девку черноброву, Ею наслаждался. Вера Николаевна подпевает. Анна Фёдоровна смеётся. Валентина Алексеевна: А на болоте, на моху Таракан толкёт блоху. А сидит заяц на берёзе, Умирает со смеху! Валентина Егоровна: А на стене часы висели, Тараканы стрелки съели. А мухи гири оторвали, И часы ходить не стали. Нина Николаевна: Ох, ох, не дай Бог С пекарями знаться: Руки в тесте, нос в муке, Лезет целоваться! Вера Митрофановна: Опа, опа! Азия, Европа! Вера Николаевна: А я у тёщи был в гостях, Пирогов наелся. До порога не дошёл, Тут взял и уселся! Вера Митрофановна: - Скажи прямо: обдристался! Вера Николаевна: - Культурней будьте, стары вешалки! Валентина Егоровна: Эх тёща моя, Да тёща ласковая, За подштанники меня Да запотаскивала!

А неплохо нам жилось

При советской власти! Вера Николаевна о частушках: - Они из-под стола, они из-под стола идут! Частушек у меня в голове пятьсот или тыща. Как настроение хорошее, дак как лягу спать, всё вспоминаю, у-ух! Валентина Егоровна:

А чёрный ворон выпил воду, Берег с берегом сошлись. Неужёли мы с милёночком Навеки разошлись? Ой, девушки, жарко! Откройте трубу! Ой милого жалко, Забыть не могу. (Эта старинная)

Вера Николаевна: Ой девушки, девушки, Не знаете-ко бедушки: Ваньку, Таньку, Маньку, Мишку Выгнали с беседушки. Смеются. Валентина Егоровна:

Рассыпься, горох, Собирать не стану. Ломайся, милок, Уважать не стану! Рассыпься, горох, По дороженьке! Пошли плясать Мои ноженьки!

Нина Николаевна: Рассыпься, горох, На четыре части! А неплохо нам жилось При советской власти! Все дружно стали жалеть о советской власти. Анна Николаевна: - После войны как быстро всё собралось! Валентина Егоровна старается перекричать восхваления советской власти: На горе стоит берёза, Повалил с берёзы лист. За игру твою весёлую Спасибо, гармонист! Слышны слова о порядке: - А сейчас – смотрите!

Гармонию каку-то надо! Валентина Алексеевна: А мы на лодочке сидели, Был хорошенький денёк. А если девушку отбили, Ты не парень, а пенёк! Вера Николаевна: Всё бы пела, всё бы пела, Всё бы веселилася! Всё бы на херу сидела, Всё бы шевелилася! Все хохочут: - Нам бы только шевелиться! Вера Митрофановна: - А я не хочу! Вера Николаевна: - Ты не права, кума! Наа тебе гармонию, гармонию каку-то надо! Валентина Алексеевна; Шевелилка, шевелилка, Шевелилочка моя! Шевелись, пока работает Машинка моя! Нина Николаевна: У милашки у моей Передник полосатый, А под передником сидит Чертёнок волосатый! Вера Николаевна: - У ей волосатый сидит! А у меня уж лысый, наполовину лысый чертёнок! Старуху старую-престарую В Совет представили, Жопу порохом набили И стрелять заставили! Вот послушаешь наши песни!

Раньше мы друг друга упевали

Новая гостья – Фаина Фарвазовна Зайчинникова: - Как у вас это в голове держится? Я никак не пойму! Вера Николаевна: - У нас миллион там. Мы запоём половинку, а друга следом идёт за нами. И сама по себе! Мы не знам, а она выскочит. Анна Николаевна:

Я частушек много знаю, Все одна перепою. Во кажинной своей песенке Милого вспомяну! Супостаточка на стуле, А другая на другом. Посмотрите, добры люди, Супостаточки кругом!

Вера Николаевна: А супостатку лешую На безмене свешаю. Если семь пудов не вывешет, Зарежу к лешему! Анна Николаевна: Супостаточка моя Да ты одиннадцатая, Милый в очередь гуляет, Скоро очередь моя! Нина Николаевна: А к нам заричана идут. Думали, каки купцы, А шубы рваны без карманов, Назади одне рубцы! Вера Митрофановна: - О-ой, весело было нам! Вера Николаевна: - Раньше мы друг друга упевали.

Это жизненные частушки!

Анна Николаевна: Ты женись, женись, Да я тебе советую. У тебя семейка маленька, Работать некому! Интересно было слушать У милого под окном: На него ногами топали, Меня не надо в дом!

На него ногами топали, Меня не надо в дом! Мы в делах поразберёмся, Может, сами не пойдём!

Валентина Алексеевна: - Частушки поют не хулиганские. А мы всё хулиганские. Анна Николаевна: - Да я не знаю хулиганских. Вера Николаевна: - Не, мы не хулиганьские, это хорошие частушки. Это жизненные частушки!

Что висело, то на лавку село. А что болталоси, то так осталоси.

Анна Николаевна к Валентине Алексеевне: - Про часы-то ты чего-то рассказывала. Валентина Алексеевна: - Это многие, наверно, знают. Уехал мужик на лесозаготовку. А часы были такие стенные с гирями, ходили. Ну часы шли и шли, гиря пала на лавку. Часы остановилиси. Бабка вся спугаласи: «Что я буду делать, не знаю». Она пишет письмо своему мужику: «Дорогой мой муженёк! Что висело, то на лавку село. А что болталоси, то так осталоси. (Смеются). Не знаю, что поделать. Приезжай скорей домой». Мужик думал, думал: «Что висело и на лавку село? Что болталоси и так осталоси? » Приехал домой. А часы стоят. Стрелки остановилиси. Что висело, то на лавку село – гиря-то! А что болталоси, то так осталоси – маятник-то! Мужик гирю поднял, да и часы пошли! Вера Николаевна: - Вот свалился старик на лавку да лежит. А старуха плачет да будет, да причитает старику. Взяла принесла нитки да ему эты нитки наматывает на ноги, на пальцы да. «Мой милый старичок», - причитает, да всё. Ёна причитала да была, а старик лежал, лежал, да глазом подмигнул, да выглядыват: что старуха делат? Ёна его не любила, а тут плачет да причитает: « Милый ты мой дедушко, да ты помер, на кого меня оставил? Я тебе тут налажу да этого». А ён лежал, лежал, да выскочил. Старуха испугалась да пала: «Ой, ой, ой, люди добрые, помогите, умираю! » Старик выскочил: «А я ведь тут, живой! Чего ты мне тут сделала? Что ты мне – телефон провела, что ли? »Валентина Егоровна поёт: Молодой казак Шёл коня поить… (Полный текст см. в следующем разделе Валентины Егоровны Васюновой Анна Николаевна: - Ещё песня: мальчика сожёг, а девочка оставалась. Где-то в городе ли Сарапове, Этот город зовётся Петром, Там жила семья небогатая, Мама была бедна, точно вошь... («Где-то в городе Петропавловске» - см у Веры Николаевны Исаевой). Валентина Алексеевна: - Девки, повеселяе-то ничего не знаете? Надо чо-нибудь такого! Вера Николаевна:

На галёрке номер восемь, Ой-ой-ой-ой-ой, А мы сидели с братом Осей, Ух ты грех такой! Ой весело было нам, Па-ру-ра-ру-ра, Всё делили пополам. Правда? Ага! А мы с балкона полетели, Ой-ой-ой-ой-ой, А локтем барышню задели, Ух ты грех такой! Эх весело было нам Па-ру-ра-ру-ра, Всё делили пополам. Правда? Ага! А нас в милицию забрали, Ой-ой-ой-ой-ой, А нам по шапкам надавали, Ух ты грех такой! Эх весело было нам… Нас в больницю повалили, Ой-ой-ой-ой-ой, Нас таблетками травили, Ух ты грех такой! Эх весело было нам… А мы с больницы убежали, Ой-ой-ой-ой-ой, Одеяла там украли, Ух ты грех такой! Эх весело было нам…

Валентина Алексеевна: - А ещё было… Вера Николаевна вспоминает: - Анна Семеновна, погоди! Наверно, записано? Нет? Давай! Валентина Алексеевна: Шла божиня из Ростова Посмотреть на Льва Толстого, А вторая из Орла Посмотреть не знай куда. Вера Николаевна:

Вот идёт моя милая, На одну ногу хромая, Молодая! Эх, молодая! А носик маленький утиный, Два аршина с половиной, Станция для мух! Эх, станция для мух! А носовой у ей платочек-Из-под угольев мешочек, Кучер подарил! Эх, кучер подарил! А в голове у ей гребёнки, Чем чесали жеребёнка, Конюх подарил! Эх, конюх подарил! А уж талия у ней, Да как у дюжины свиней, Очень уж тонка! Эх, очень уж тонка! А дальше не знаю.

Нина Николаевна: А как шея-то шеища, Как сапожно голенище, Очень уж чиста! Эх, очень уж чиста! Забыла дальше. Вера Николаевна:

Шёл я по городу, За ухом чесал И красивый девушку Там я повстречал. Жирна, как барашка, Как изюм, глаза, Морда вся искрашена, Рыжы волоса. - Слушай, слушай, девушка, Слушай, дорогой: Ты мне сильно нравишься, Будь моей женой! Будешь жить богато, Горюшка не знать. Будешь на базаре Шнурками торговать. Пойдут у нас детушки — Один, четыре, пять, И будут на базаре Шнурками торговать. Вот однажды вечером Я домой пришёл, А нигде русской барышни Дома не нашёл. Все она браслеты И кольца украл. Обстановка с мебелью За ней побежал.

Встают плясать. Пляшут в кухне, с частушками. За столом остались Анна Николаевна, Анна Федоровна, Нина Николаевна. Кончают танцы. Валентина Егоровна прижимает руку к груди: - Спасибо большое! Анна Николаевна рассказывает свой сон, вокруг неё все собрались: - … Третий раз пришёл и говорит: «А я к тебе приду, тебя заберу! » Она приходит, а я сон-то ей рассказываю, а она: «Помрёшь, помрёшь! Ты впереди помрёшь! (Все смеются). А ты если помрёшь, дак я приду тебе попричитываю! » Вот бабка! Ейной матери сестра сто лет жила. Бабка здоровая, ей сказали, что ты, как материна тётка, будешь жить тоже сто лет. Вот она тоже хочет. Сказали, что она такая долголетка Вера Николаевна запевает, все подхватывают: Как хотела меня мать Да за первого отдать. Ой ты первый, Первый да неверный, Ой не отдай меня, мать... Нина Николаевна: - Каку-то хотела спеть. Валентина Егоровна опять пляшет в кухне, с кастрюлькой и тарелкой в руках. Вера Николаевна беспокоится о видеокамере и торопит сестру: - Начинай! Чо, время-то идёт! Валентина Алексеевна: - Коля приехал! Налей ему! Нина Николаевна: - Песня така, современна уже. … Потому что у нас Каждый молод сейчас В нашей юной прекрасной стране. Пока сёстры довольно уныло поют, Коля пляшет в кухне с Валентиной Егоровной. Потом входит. Все галдят, сажают его. Он в полосатой майке и панамке, которую надевает на Валентину Алексеевну. Та приплясывает: - Давай сюда, к бабушке Ане. Давай, Коля! Николай Сатин: - Я за рулём, нельзя! Анна Семёновна к Надежде Степановне: - Сын Ваш? Надежда Степановна: - Да, мой сын самый младший! Валентина Алексеевна: Супостатушка моя Да Вера Николаевна, А за ворота выходила, Как собака, лаяла! - Извините! Снимает панамку и шутливо кланяется. Все просят Колю: - Нас свезёшь на Падун? Николай: - Я бы вас увёз туда, да два километра идти. Дак пойдёте? - Пойдём, пойдём! Николай: - Падуняна, с праздником вас, всех, всех! Будьте вы здоровы и счастливы! Здоровья, удачи, всего хорошего! Нина Николаевна запевает, Валентина Алексеевна и Вера Николаевна подхватывают:

А что пожелать вам? Немного осталось: Чтоб в год по ребёнку У вас нарождалось! … Так будьте здоровы, Живите богато, А мы уезжаем До дому, до хаты!

Валентина Алексеевна запевает, все поют, и Коля, современную песню:

… Тебя называю По имени-отчеству, Родная, как хлеб, Деревенька моя! Родная моя, Деревенька колхозница, Смущённой улыбкой Меня обожгла. К тебе моё сердце По-прежнему просится, А я всё не еду, Дела да дела.

Входит Василий Игоревич, сын Анны Николаевны. Николай: - Один мужчина сидит. Проходи, Вася, проходи! Василий: - Да нет! Николай: - А чего нет? Василий: - Я приехал узнать, как обстановка. Николай: - А я тоже приехал узнать! Валентина Алексеевна:

Васенька мой, Не чеши душинку, Всё равно нам не купить Лёгкову машинку! Как падунськие ребята — Комики, дак комики! Сапоги соплями мажут, Думают, что хромики!

Не хвалитесь, девки наши, Что широки юбки ваши! У нас подштанники поуже, А в подштанниках - не хуже!

Анна Николаевна: Девки стоят три копейки, Парни стоят один рупь. Если вздумают женится, Трёхкопеечных берут! Валентина Алексеевна: Ой девки, бедаВ нашем переулке: Жена мужа прогнала За четыре булки! Валентина Егоровна: Перед зеркалом стояла, Примеряла трусики, Чтоб милёнку не попали Усики на усики! Валентина Алексеевна: Перед зеркалом стояла, Загибала усики, Чтоб милёнку не попали Усики на трусики! Семёновну поют, такие частушки, не спрашивают! Коля, слушай! Бабка деду говорила: «Не сери за хатою, А то я яйца отрежу Штыковой лопатою! На весь народ поют и не стесняются! Частушки мы не складывали. Кто-то складывает. Мы готовые поём. Валентина Егоровна:

На окне стоит цветочек Голубой и аленький. Ни за что не променяю Хер большой на маленький! А старику-то сто годов, А старухе двести. Старик лестницу подставил На старуху лезти!

Николай (к Вере Николаевне): - Тётя Вера, а Вы чо скучаете? Ну-ка! Вера Николаевна: - Я уж им напела! Я уж всяки хулиганськи напела! Валентина Егоровна: А пойте, девушки, припевочки, А мне не до того: Умер дедушко на бабушке. Не знаю, от чего! Николай: - Вот частушка-то! Вера Николаевна: А у меня дедушко смешной: Убил бабку за квашнёй. Я не стану хлеба йисть, За квашню они дрались! Вера Николаевна запевает самую любимую в Водле песню про щуку: Что ж ты, мальчик милый… Командует: - Не повторять! (Значит, без цепного соединения. Полный текст песни см. у Марфы Николаевны Васюновой). Вера Николаевна и Нина Николаевна поют современную песню: На рыбалке у реки Тянут сети рыбаки... и т. д. Валентина Алексеевна: - Это конец? Дальше, поди, немножко. Никогда не слыхала этой песни. Вера Николаевна: - Дак дальше есть, но мы забыли. Нина Николаевна поёт песню, которую он узнала от своего дядюшки Григория Ефимовича:

Все по сёлам спят, По деревням спят. Один мальчик не спит, Всё он стадо пасёт. Околел, одубел, Перемёрз весь. О-о-ой! Вы коровки старые, Вы телята малые, Не мычите, не рыдайте, Вы с лугов не убегайте! О-о-ой!

Все по сёлам спят, По деревням спят. Один мальчик не спит, Всё я стадо пасу. Околел, одубел, Перемёрз весь. О-о-ой!

Потом поют: Лучше бы я, девушка, Улушку мяла. (Полный текст см. у Марфы Николаевны Васюновой) Под окном черёмуха колышется. (Полный текст см. у Веры Николаевны Исаевой) Анна Николаевна: - Не так! Видно, два мотива. Вера Николаевна: - Мы-то правильно! Нина Николаевна поёт кадрель: Пойду выйду на гору. (Полный текст см. у Матрёны Петровны Васюновой). Напоследок Нина Николаевна поёт: Ой ты сад, ты мой сад… - На Нижнем Падуне празднуем 7-го июля, а на второй день идём в Верхну деревню. Там сколько у нас? С километр ли расстояние. И переезжаем за речку туда, выше порога-то этого, Падуна. Там был Валдай.


[1] Дай (древняя форма глагола)

Присоединиться к группе на ФэйсБук

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа: Общедоступная · 1 610 участников
Присоединиться к группе
 

Наш канал на YouTube: