Русские традиции — Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Тринадцатое казачество: китайское

вкл. . Опубликовано в Газыри. Гарий Леонтьевич Немченко

Гарий Леонтьевич Немченко

Это не из будущего, нет. Уже — из прошлого.
Когда собирали первый Большой круг, мне пришлось обзванивать друзей и знакомых — звать прессу. Позвонил однокашнику Тан Сю-Чже, который давно уже был корреспондентом «Женьминьжибао» в Москве, говорю ему: — Тан!.. Мол, приглашаю тебя…
Тан говорит: как интересно! Но что мне делать: ты, конечно, знаешь, что в этот же день — это то ли двадцать восьмого, то ли тридцатого июня — в Москве должен пройти съезд КПСС!
— Тан! — говорю ему.— Я был лучшего мнения и о газете «Женьминьжибао», и о ее представителе в Москве!.. Неужели не понимаешь, какое мероприятие серьезней?!
Он там похихикал, хоть юмором никогда, в общем, не отличался, потом решается: непременно заеду! Хоть на часок.
В назначенный час встретил его у входа в гудящий нетерпеливыми голосами клуб завода им. Ильича — ба-а-альшого, по иронии судьбы, друга казачества…
Сели в зале рядком, и я давай ему объяснять: что за знамя стоит за спиной у членов президиума, что за икона неподалеку от него, почему казаки так по разному одеты — у каждого из двенадцати казачеств, мол, — своя форма, кто такой ведущий круг есаулец и почему он с нагайкой… Много вопросов было у Тана, много!
Вдруг заявляет: мол, спасибо тебе, что уделяешь мне столько времени — я понимаю, что ты ведь сейчас должен неотлучно сидеть в президиуме?
Опять я ему: неужели, мол, не понимаешь, что для твоего однокашника важней? Что обо мне подумает кто-то из казаков или что о нас обо всех, о казаках, подумают с твоих слов китайцы?
Глаза у него горели, но время нас поджимало: дисциплинированный и благонамеренный Тан убежал ведь со съезда братской партии!

Пошел его провожать, тут нас догоняет Володя Осин, командир полка имени атамана Платова из «Звездного городка», давно и прочно занимающийся казачьей историей: Г. Л.! там продается книжка, за которой несколько лет гонялся, — не могли бы вы…

Смогу, отвечаю ему. Всенепременно. Но сперва давай проводим к машине нашего гостя.
Представил сначала его, потом Тана, и командир мифического полка тут же сориентировался, тут же в одном лице — хоть был он в изрядно потертой гимнастерке и видавших виды «галях» с красными лампасами, Володя-донской, — моментально превратился в торжественный и грозный казачий конвой… ай, молодец!
Открывает дверцу машины Тана, потом просит меня: мол, разрешите обратиться к нашему гостю?!
Все соблюдено, все «по-казачьи», как сказал бы бельгийский страдалец Миша Жданов: гражданин Франции Мишель Антон Идванов.
Разрешаю ему, Володя вытягивается и начинает чеканить: «Известно ли господину Тану, что кроме двенадцати российских казачеств — терского, донского, кубанского, астраханского, сибирского, уральского, семиреченского, оренбургского, енисейского, забайкальского, амурского и отдельного якутского полка в период русско-японской войны существовало также казачество китайское, состоящее из собственно китайцев, хунгузов и русских охотников!..»
И тут с Тана слетел весь его восточно-марксистский политес. Округлил глаза и широко открыл рот: «О-оу?!»
Невольно захотелось подыграть молодцу-Володе, со скучающим видом сказал Тану: «Почему я и настаивал, чтобы ты непременно у нас присутствовал!..»
— Прикажите сделать дополнительное объявление? — с чрезвычайно серьезным видом обратился ко мне Володя.— О том, что в работе первого Большого круга казаков России приняли участие китайские наши братья?!
Боже мой, Боже мой!
С какими надеждами и как красиво все начиналось!

Метки: Книги Казачество. Казаки

Группа на Facebook

Facebook Image

Группа во вКонтакте

Канал на YouTube: