Русские традиции — Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Белые стихи о Чёрных горах

вкл. . Опубликовано в Газыри. Гарий Леонтьевич Немченко

Гарий Леонтьевич Немченко

Все не давали мне покоя красивые, полные достоинства лица погибших в клубе ЗИЛа чеченок: они будто придремнули. Как будто сладко уснули…
Не надо общих рассуждений о терроризме — это всего лишь штрих.
Но вот напоминал о себе. Тревожил душу.
А я как раз мучительно размышлял о «пушкинском» романе Юнуса и неожиданно родился стих, который, думаю, наверняка в него ляжет: именно как присланный писателю-черкесу московским кунаком его белый стих — «ПОЯС ШАГИДА».

Как могло получиться,
что рыцари Кавказа
стали надевать ожидающим их невестам
не пояса верности,
но — пояса шагидов?
Или невесты надевают их сами,
и они-то как раз и есть
пояса верности
нашему седому Кавказу?
И как получиться могло,
что на глазах русских рыцарей
Кавказ —
«наборный пояс России» —
пьяная тварь
чуть не в миг
превратила
в один почти сплошной
пояс шагида?!..

Размышления о «наборном поясе России» начались десяток, а то и полтора десятка лет назад, во всяком случае в «Кавказском этикете» они уже есть, а в книжке небольшой этот очерк вышел в 1994-ом году…
Взял с полки майкопской этажерки тонкое — майкопское же — издание: «Короли цепей». Приходится самого себя цитировать, но что делать?
«В прошлом веке, в начале нынешнего Кавказ называли наборный пояс России… Но мало, мало, я теперь убежден, задумывались мы о том, к чему это нас обязывает. Недаром ведь снять пояс означало предаться отдыху, праздности и безделью, а надеть его, препоясать чресла, как в старину писали, — быть готовым к неустанному служению в дни мира и в дни войны. Быть сильным. И быть бдительным.
Сам, спасибо добрым людям, понял это давно. И очень хочу, чтобы умом и сердцем сознавали это дети мои и внуки.»
Подумать теперь: какая с тех пор перемена в размышлениях!
Выходит, с развязкой «кавказского узелка» мы нисколечко не продвинулись — более того, более…


Братание шашками

Возвращались из Майкопа, и в вагоне достал записную книжечку, подаренную главным редактором «Парламентской газеты» Леней Кравченко… Над названием его издания в свое время я крупно вывел: «Газыри». С этой книжечки во многом они и начинались.
Так вот, достал я эту книжечку и посчитал нужным записать такие вроде бы маловразумительные слова: «Надо гордиться тем, какие отношения были между казаком и черкесом — гордиться! Братались шашкой. Обмана не было. Не то, что с теми, кто с Россией «поддруживал», но в трудный час предавал.
Тут-то все ясно: достойные друг друга враги. Но разве этого мало? Простодушие с обеих сторон, которое ценить надо!.. (Вспомнить Тембота Керашева, где он с явной усмешкой рассказывает, как в старые времена черкесы ездили в Ермыльхабль — в Армавир, где армяне учили их, как правильно обращаться с деньгами, какие на какие обменивать.)
Что было, то было. Но это вовсе не самый худой вариант. Ценить это надо — что мы ноем?»
Ну, насчет нытья — это обращение не к себе, а к тем умельцам среди черкесов и среди русаков, которые все продолжают стричь купоны с общих былых страданий тех и других.
Как-то мне уже приходилось писать, по-моему, — в «Приписном казаке Абдуллахе»: брататься, мол, в истории выпадало и так — «вострой шашкой». И вот после очередного достаточно долгого пребывания в Майкопе, после долгих разговоров и долгих размышлений опять неожиданно для себя это записываешь, как вновь открытое… болит, значит? Значит, — тревожит?
И — вновь убеждает в правильности вывода о прошедших временах: во имя будущих.

А по приезде домой, в Кобяково, забрал с собой в электричку десятка два-три газет — из той кипы, что накопилась, пока нас не было. Взялся просматривать, и в одной из «трудовских» «толстушек» наткнулся на очень дельную беседу с петербуржцем Яковом Гординым: «Кавказский тупик».

Не могу не процитировать его, нынче это мало кто понимает:
«После распада СССР именно проблемы Кавказа оказались для России самыми болезненными. И чтобы решать их, надо ясно понять, что там происходит. Работая с историческими документами, я пришел к выводу, что Кавказ, кавказские войны, отношения России и Кавказа сыграли в русской истории гораздо большую роль, чем обычно представляется.
Не будем забывать, что, помимо обильно пролитой на этой земле крови, существовало мощное взаимное тяготение России и Кавказа. Как раз сейчас я исследую влияние культурно-психологического феномена Кавказа на русское общественное сознание 19 века, русскую культуру, литературу…
Кавказ сыграл особую роль в истории России. Кавказская война продолжалась 60 лет. Это был один из самых продолжительных конфликтов в истории человечества, о чем даже просвещенные наши современники мало что знают.»
Прежде всего подумалось: не тем ли самым «исследованием» занимаюь и я?
На горькой практике.
А вот как Гордин меня утешил:
«Я часто цитирую эпизод из воспоминаний полковника Константина Константиновича Бенкендорфа, племянника известного шефа жандармов — Александра Христофоровича. Полковник храбро воевал на Кавказе и едва избежал гибели. Он рассказывает, как в базарный день в одном из аулов подрались солдаты Апшеронского полка и чеченцы. Здесь же оказались егеря Куринского полка, своеобразная кавказская гвардия царской армии. Его солдаты вмешались в драку, причем на стороне чеченцев. Когда Бенкендорф спросил у солдата-куринца, как это следует понимать, тот бесхитростно ответил: «как же нам не защищать чеченцев, они же наши братья, мы с ними вот уже 20 лет как деремся…»
Кстати, это косвенный ответ кунаку Юнусу на его строки о «препонах-рогатках», которые начались, мол, для кавказцев еще с Бенкендорфа и уже во времена издательства «Современник», в котором потеряли рукопись Юнуса, продолжились…

Метки: Книги Поэзия. Стихи Казачество. Казаки

Группа на Facebook

Facebook Image

Группа во вКонтакте

Канал на YouTube: