Русские традиции — Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Красный змей

вкл. . Опубликовано в Газыри. Гарий Леонтьевич Немченко

Гарий Леонтьевич Немченко

Ветеран, бывший офицер, летчик-фронтовик, раненый-перераненый, теперь уже давно — согнувшийся дед, в станице, где он жил-доживал, вывешивал над своим домом на «майские» да на «октябрьские» праздники красный флаг…
Крошечный дом его оплел буйный виноград, давно перекинувшийся на соседние деревья, высокие кроны их совсем загустели — выгоревший чуть не добела флаг еле виднелся не только посреди летней зелени, но и в гуще голых осенних веток.
Соседи стали подначивать: или, мол, ты «дерьмократов» боисси — у такие кущари свое боевое знамя запрятал, что его и не видать совсем?.. Оно у тебя как «у войну — дезертир у кукурузе»!
И тогда он смастерил большого «змея», окрасил бумагу ярко-алым и поднял его на седьмое ноября под ветерком над центром станицы: как сам в последний вылет поднялся.
И деда начали звать «Красный змей», кличка тут же приклеилась: не только дети стали пальцем показывать и кричать, как водится, вслед — у взрослых прозвище тоже прочно вошло в обиход: мол, а где это? Да сразу за «Красным змеем» — «у проулке»…

Он комнату студентам сельхозтехникума сдавал — однажды пришла стайка, девчат:
— Краснозмеев, дедушка, это — вы?
Хотел дед как лучше…


Кавказская дуэль

Прочитал, наконец, «Дубовый листок» Ирины Корженевской, за который брался несколько раз перед этим. Очень любопытно и обо всем сразу: Кавказская война в первой трети девятнадцатого века, Прочный Окоп с Зассом, Пушкин с Лермонтовым на Кавказе, декабристы и ссыльные поляки — прекрасный «сентиментальный роман». Потом взял в библиотеке книжечку Михаила (Юрьевича) Лохвицкого «Громовый гул», изданную грузинами в «Мерани» в 1977 году. Перед текстом стоит посвящение — «Памяти моего деда З. П. Лохвицкого (Аджук-Гирея)» — и очень жаль, что нигде нет объяснения, кто такие Аджук-Гиреи, тем более, что и сам автор в скобках за фамилией тоже назван Аджук-Гиреем.
Тоже очень любопытная книжечка, тоже co своими вполне объяснимыми с точки зрения исторической правды издержками: избежать их не удалось даже такому опытному «пловцу» в этом во все века бурном море, как Юрий Давыдов, написавшему послесловие к книге, правда в нем-то — вполне понятное по тем временам приятие компромисса.
В послесловии, кстати, Давыдов пишет о прочитанных им дневниках Ф. Ф. Матюшкина — «Федернельке», которые, судя по всему, очень интересны, о его переписке с Владимиром Вольховским, «тоже лицеистом пушкинского круга и тоже участником Кавказской войны».
Но я о том, что узнал нового для себя: оказывается, среди русских офицеров в то время имела хождение так называемая «кавказская дуэль».
«Кавказская дуэль заключалась в том, что вызвавшие друг друга офицеры, когда начинался обстрел со стороны горцев, вставали во весь рост и вместе рядом, шли навстречу пулям, отдаваясь на волю судьбы.»

Ниже такая дуэль описана:

«Через полчаса я волок его тело к нашей позиции. Горцы выстрелили всего лишь раз, вероятно, они целились по георгиевским крестам на груди поручика.»
Выходит, условия дуэли в этом смысле неравны: наверняка убьют того, кто выше чином либо отмечен наградами?.. А то и того, кого хорошо знают в лицо — такая тогда была война…

Метки: Книги Казачество. Казаки

Группа на Facebook

Facebook Image

Группа во вКонтакте

Канал на YouTube: