Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи по вопросам казачества

С какой целью было совершено жертвоприношение донского генералитета

вкл. . Опубликовано в Казачество Просмотров: 2258

С какой целью было совершено жертвоприношение донского генералитета
вместе с донским атаманом генерального штаба генерал–майором А.М. Назаровым

Долг свой исполню до конца
А.М. Назаров

Одним из самых загадочных массовых убийств начала Гражданской войны на Дону является расстрел Войскового Атамана Назарова вместе с группой генералов и офицеров произведенного в ночь с 17 на 18 апреля 1918 г. Так у Г.В. Губарева в «Казачьем словаре-справочнике» Сан-Анс. Читаем: «18 февраля семерых узников, по распоряжению местного большевистского штаба, взял красногвардейский караул, будто бы для перевода с гауптвахты в тюрьму. Их повели за город к Краснокутской роще. Среди них был и атаман. Расстреливали красногвардейцы-шахтеры. Из них старший не умел толково распорядиться, подать команду и атаман сам командовал своим расстрелом. Сняв с шеи иконку-благословение, он помолился и приказал своим палачам построиться в ряд. Потом, скрестив руки на груди, приказал: «стрелять, как Казаки! Сволочь, пли!» Атамана честного, мудрого, бесстрашного, любившего свой Дон не стало…

В эту ночь с ним рядом пало еще шесть достойных памяти и славы Казаков: генералы Усачев, Труднев и Исаев, ген. штаба подполковник Рот, войсковые старшины Волошинов и Тарарин». «Несокрушимая сила воли не покидала генерала Назарова — писал генерал-майор ВВД Денисов («Белая Россия») — и в эти тягчайшие минуты его жизни, когда была уже занесена рука смерти: на месте расстрела он снимает с шеи иконку, благословение матери, творит молитву, целует святыню, которая хранила его в дни войны, скрещивает спокойно на груди руки и подает властно, внятно и твердо команду караулу для расстрела: «Стрелять как казаки... Раз, два, три... Сволочь — пли...». Из воспоминаний войскового атамана ВВД генерал - лейтенанта А.П. Богаевского: «…Если бы во главе верных долгу донцов стал бы сам донской атаман генерал Назаров, популярный среди казаков и имевший большой боевой опыт, то, вероятно, результаты действий «степняков» были бы более значительны. Но, к глубокому сожалению, хотя все было готово к его выступлению из Новочеркасска, атаман остался с Войсковым Кругом, чтобы разделить с ним его унижение изменником Голубовым и принять смерть. Царство ему небесное. …Рыцарский, но бесполезный для Дона подвиг… Мужественно умер молодой атаман, сам скомандовав назначенным для его расстрела красноармейцам: «Сволочь, пли».

Над трупами расстрелянных каратели из ЧК долго и ожесточенно издевались: пинали их ногами, кололи штыками, дробили черепа убитых прикладами винтовок. Из воспоминания юнкера - участника отряда Чернецова В.М : «13 февраля 1918 г. я был арестован в Новочеркасске и посажен на гауптвахту, где уже находились арестованными войсковой атаман Генерального штаба генерал-майор А. М. Назаров; начальник 5-й Донской казачьей дивизии генерал К.Я. Усачев; первый выборный Донской атаман войсковой старшина А. Волошинов и архиерей Новочеркасска, а также много других офицеров. Владыка через несколько дней был освобожден. Генерал-майор Назаров после этого остался один в темной комнате, из которой позже и был выведен на расстрел.

Под видом перевода в городскую тюрьму, ночью, были взяты: Войсковой атаман генерал - майор А. Н. Назаров, генерал-майор К.Я. Усачев, генерал-майор П. М. Груднев и генерал-майор К.Я.Исаев, Орлов (по-видимому, не казак), войск. старшина А. Волошинов и трое других, фамилий которых точно не помню. Они все были расстреляны в ту же ночь около Краснокутской рощи». В воспоминаниях начальника штаба Донских армий, Генерального штаба генерала - майора И.А. Полякова мы читаем следующее. «18 -го февраля (1918г.) стало известно, что прошлой ночью красногвардейцы, преимущественно шахтеры, под видом перевода с гауптвахты в тюрьму, вывели за город ген. Назарова, председателя Круга Е. Волошинова, а с ним 5 Донских генералов и там их всех зверски убил. Несчастным участь их объявили, подойдя к уединенному от нескромных взоров людских мрачному кирпичному заводу. Объявили и приказали раздеться, ибо по заведенному у большевиков обычаю, платье, обувь и белье убиваемых, составляло трофеи красных палачей. Мне передавали, что все они геройски приняли смерть и будто бы перед расстрелом гнусные убийцы предложили Атаману Назарову повернуться к ним спиной, на что последний со свойственным ему хладнокровием, ответил: "Солдат встречает смерть лицом" и перекрестившись, скомандовал: "Слушай команду: раз, два, три -пли, сволочь !". Так достойно погибли первый и третий выборные Атаманы войска Донского. Рассказывали также, что Волошинов случайно не был убит, а только ранен.

Придя в себя и не видя никого, он пополз, не имея сил идти. Доползши до дороги и прождав некоторое время, он окликнул проходившую мимо женщину, прося помощи. Но женщина испугалась, побежала и видала его большевикам. Большинство расстреливающих Назарова были рабочие, еще не очень опытные в этом грязном деле, и замешкались, не зная, что и как им делать. Поэтому-то генерал Назаров и отдал им эту свою последнюю команду. Одновременно с генералом Назаровым были расстреляны генерал-майор Усачев, начальник 5-й Донской казачьей дивизии, генерал-майор Исаев, генерал-майор П.М. Груднев, войсковой старшина Тарарин, подполковник Н. Рот и войсковой старшина Е.А. Волошинов — первый выборный Атаман Войска. В последнем письме матери с гауптвахты он писал: «скоро придет время... казаки поймут, что им не по пути с большевиками, поймут свою ошибку, но... будет уже поздно...».

При расстреле он был тяжело ранен, с большим трудом добрался до одного из домиков, что были на окраине города, попросил хозяйку его скрыть и сообщить его родственникам за большое вознаграждение. А хозяйка сообщила об этом большевикам, они вернулись, стащили его с лестницы, причем голова его билась по ступеням и... добили. Когда казаки заняли Новочеркасск, эту женщину судили военно-полевым судом и расстреляли. Это самое полное из всех найденных мною описаний казни Атаман Назарова. Оно содержит исключительно много зашифрованной полезной информации. Во-первых, все авторы воспоминаний о расстреле, рознятся в описании состава расстрельной команды, называя то шахтеров, то по преимуществу шахтеров, то рабочих, то красногвардейский караул М. Бугураев же утверждает, что это были никак не шахтеры, а рабочие одной из фабрик Новочеркасска. Самое главное ни Бугураев, никто из арестантов, не видел их лиц тех, кто уводил арестованных.

Он видел только спины двух последних караульных красногвардейцев, выходящих с гауптвахты, и поэтому нет никакой возможности определить их возраст. М. Бугураев узнает от казаков, что все расстрелянные были выданы пришедшему за ними специальному караулу, у которого имелся письменный приказ о переводе арестованных. В приказе были указаны поименно все, кто подлежащие выдаче для перевода их в тюрьму. Далее он утверждает, что ему стало известно, не указывая от кого, все на уровне слухов и сплетен, что якобы «городская пятерка» главарей, управлявшая городом и военный комиссариат красногвардейских войск вынесли постановление о расстреле донского генералитета во главе с Атаманом. Но что еще загадочней то, так это то, что «…В ночь с 17-го на 18-го февраля около 10 ч. вечера караульный начальник приказал всем арестованным разойтись по своим комнатам и не выходить из них в коридор. Около каждой комнаты поставили добавочных вооруженных часовых. По поводу этого нового и неожиданного строгого распоряжения мы, арестованные, предполагали, что должно случиться что-то очень важное.

Спрашивали казаков, почему, для чего, и что это значит — они отвечали, что ничего не знают. И начальник караула сказал мне, что тоже ничего не знает..». То есть еще с вечера, задолго до появления «расстрельной команды» на гауптвахте был усилен караул, и заключенным было запрещено покидать свои комнаты. Следовательно, сей приказ был получен загодя, но почему-то казачий караул не уведомил об этом Голубова, для которого убийство Назарова не входило в его планы. Это возможно только в том случае, что казачий караул видел командира расстрельной команды. Либо с Медведевым, либо с Голубовым и Смироновым, когда они по отдельности посещали арестованных гауптвахты. В этом нет ничего удивительного. Белогвардейский агент сообщал впоследствии: «Наши разведчики имели доступ всюду. Тайная организация полковника Орлова и разведка, оставленная на местах Добровольческой армией, снабдили своими членами все советские учреждения в достаточной мере. Начиная от милицейских участков и кончая Наркомом, разведка имела свои глаза и уши, и Центр наш всегда был благодаря этому в курсе событий. Наши агенты, будучи на службе у большевиков, занимали у них места от милиционера до Наркома включительно. 1».

Однако для «забронзовевших» нонешних историков от казачества все эти подозрения не играют никакой роли. Они идут путем указанным белой эмиграцией. Так в Википедии в статье «Назаров Анатолий Михайлович»2 читаем: « По одним данным3 в ответ на это противодействие чекистам со стороны казаков, а по другим данным4 — по распоряжению местного большевистского штаба во главе с Голубовым, шахтерами-красногвардейцами в ночь с17 на 18 февраля 1918 г. за городом в Краснокутской роще был произведен расстрел атамана А.М. Назарова. Что умиляет в этом отрывке, так это то, как оба автора, доказываю истинность своих утверждений ссылаясь не на документы или воспоминания свидетелей, а друг на друга, заодно приписав Голубову того что он не совершал и вот почему. Начиная с 11 февраля полковник. Сидорин с начальником Особого Отделения (политического) Д.М. Афанасьевым в штабе Походного Атамана инструктировали лиц, оставляемых для секретной работы в Новочеркасске, Ростове и других местах Области, снабжая их деньгами и соответствующими документами. Таких лиц было оставлено в Новочеркасске около 20 человек, главным образом студентов и молодых офицеров.

Множество таких же агентов оставило в Ростове командование Добровольческой армии. Во главе этой подпольной организации стоял полковник И.А. Добрынский, который, с марта 1918 года, поддерживал связь с «добровольцами» через капитана Натуса — начальника команды связи Корниловского полка. П.Х. Попов «при помощи Особого отделения своего штаба руководил всей работой по подготовке казачьих восстаний, не жалея никаких средств и не упуская ни одной возможности» 5. Помимо засылаемых провокаторов и единичных агентов были созданы небольшие боевые организации. Одной из таких террористических организаций была организация под условным названием «Красногвардейцы». Поначалу их было всего 6 человек. Они раздобыли документы, примыкали к красным отрядам, совершали теракты и диверсии расстреливали тех, кто сотрудничал с большевиками, а когда им поручали расстрелы или аресты не сочувствующих большевикам, то те наоборот помогали людям бежать и сохраняли квартиры от разгрома. Кроме того, каждый противник большевизма по тем или иным причинам оставшийся в занятых городах считал своим долгом помочь на местах тем добровольцам и партизанам, ушедшим в свои походы.

Юноши совершали диверсии, женщины прятали раненных, убивали . После удачной операции – налета на батарею, отряд решил уйти в степи и прорываться к П.Х.Попову, но наткнувшись на броневик, распылился. Таких небольших организаций было оставлено много. Самой крупной организацией из известных была «Дмитриевская», у руля которой стояли четыре брата офицера Дмитриева. Они весьма удачно совершали убийства большевиков и нападали на склады, делая ночные вылазки. Перед очередной крупной операцией в рядах организации нашелся предатель – поручик Алексеев, продавший участников подполья за 50 рублей за офицера и 25 за партизана. Одни из них погибли, другие блестяще выполнили возложенные на них задания. Таким образом, в Новочеркасске существовала не одна организация, наподобие «Красногвардейской» и которая вполне успешно могла провести операцию, как по уничтожению, так и по освобождению Донского генералитета. В воспоминаниях генерала - майора Полякова И.А есть очень важные следующие фразы: «Мне передавали, что все они геройски приняли смерть…Рассказывали также, что Волошинов случайно не был убит, а только ранен».

И вот что крайне интересно. И кто же это был с ним близок из расстрельной команды, который впоследствии делился с ним или передал ему такие подробности поведения Назарова в полной темноте глубокой ночи? А так же кто это был тот, кто запоминал последние слова Назарова, произнесенные им в спешке перед расстрелом? И очень хотелось бы знать, кто это был тот, кто проследил все события убийства Волошинова, так же произошедшего в темноте ночи? Читая все эти белоэмигрантские воспоминания о расстрельной ночи, создается впечатление, что рассказчик либо сам и совершал это убийство, либо это ему пересказал очень близкий знакомый, участвовавший в расстреле. Неужели у Полякова были знакомцы из рабочих или шахтеров, которые в дружеской беседе передали ему последние слова Назарова?

В этом я сильно сомневаюсь. Ведь если это были шахтеры, рабочие или просто красногвардейцы, то зачем им нужно было запоминать последние слова их врага. Даже если они что-то и запомнили, то наверняка не смогли записать, так как они были почти все поголовно не грамотны и ставили крест вместо подписи. Передать так точно последние слова Атамана мог только образованный человек, а это наводит на мысль, что расстреливали их явно не шахтеры с рабочими, а кто-то другой. Именно здесь господа сочинители, так подробно описав события той ночи, вы и «прокололись»! А этими другими могли быть только агенты особого отделения или члены боевой террористической организации наподобие «Красногвардейской» или агенты полковника Орлова. Но тогда возникает вопрос. Зачем они это сделали и какую преследовали цель?

И А.В. Венкова читаем: «Начиная с ночи 17 марта, в штаб походного атамана начали возвращаться посланные в разные концы Войска агенты Особого отделения», из их докладов вытекало, что температура «поднялась до вспышки». Поэтому генерал-майору Попову, который всегда придавал большое значение, как одному из видов борьбы с красными, пропаганде и политической разведке в их стане, — вспоминал Падалкин. нужно было такое событие, что бы это вспышка произошла. То есть восстание на Дону было единственным способом спасти Добровольческую армию от полного разгрома и последующей за этим прекращения Гражданской войны на русской земле.

Для ее спасения по указанию мирового масонства и был донским масоном Петром Харитоновичем Поповым разработан план террористического акта, с целью взорвать обстановку на казачьем Дону и свалить всю вину на большевиков. Детонирующим зарядом должен быть расстрел Донского генералитета, который должны были совместно осуществить агенты Особого отделения оставленные для секретной работы в Новочеркасске и агенты Добровольческой армии. Причем в качестве жертв были выбраны как раз те офицеры и генералы из содержавшихся на гауптвахте, на смерть которых наиболее болезненно прореагирует донское казачество.

Мы никогда не узнаем, были ли слова приписываемые ноне Назарову истинными или их сочинил кто – то из литераторов навроде Краснова, Крюкова, или журналист Виктора Севского , либо еще кто-то из штатных сотрудников Агентства пропаганды Донской армии. Это предположение подтверждают слова генерал - лейтенантом Антоном Ивановичем Деникиным написанные им в «Очерках русской смуты»: «Мы никогда не должны забывать, что расстрел генерала Назарова имел от-чень большие последствия для «казаков – фронтовиков, для всего Дона…и для спасаения донских офицеров от расстрела. Вскоре началось восстание охватившее всю Донскую область и ….спасшее добровольческую Армию...». Лучше уже не скажешь. Оказывается, что жертвоприношение Атамана Назарова и Донского генералитета имело одну единственную цель стратегическую цель.

Этой целью было спасение Добровольческой Армии. Когда был убит генерал Корнилов, положение Добровольческой армии было очень тяжелое. Кругом враг... беспрестанные бои и... не было никакой надежды на возможную помощь. Генерал – лейтенант Антон Иванович Деникин писал: «Еще в станице Ильинской 11- го апреля пришли хорошие вести. До нас доносились настойчивые слухи с Дона, что казачество встало поголовно и что даже Столица донская Новочеркасск в руках восставших. Армия воспряла духом окончательно…» читаем мы в «Очерках русской смуты», книга вторая. стр. 317 . Добровольческая армия благодаря титанических усилий донского масона Походного Атамана и генерал-майора П.Х. Попова пожертвовавшего донским казачеством, в угоду мирового масонства уцелела, отдохнула, получила пополнение и снова двинулась во второй Кубанский поход. И теперь уже Гражданская война на юге России запылала во всю свою силу, пожирая обманутые и проданные генерал-майорами П.Х. Поповым и Красновым казачьи души.

Сергей Гончаров


1 Николай Федорович Сигида «Откровения белого агента» Донской временник. http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m6/0/art.aspx?art_id=627

3 к.и.н. Родионов В. Тихий Дон атамана Каледина / Вячеслав Родионов. — М.: Алгоритм, 2007, с. 258

4 Энциклопедия казачества Москва Вече 2007 стр. 269

5 А.В. Венков «Атаман Краснов и Донская армия 1918г» стр. 85

Присоединиться к группе на ФэйсБук

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа: Общедоступная · 1 350 участников
Присоединиться к группе
 

Наш канал на YouTube: