Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи по вопросам казачества

За что был приговорен к смерти генерал Каледин и кто отдал приказ о его ликвидации

вкл. . Опубликовано в Казачество Просмотров: 7270

«Диавол, прельщавший их, ввержен в озеро
огненное и серное, где зверь и лжепророк,
и будут мучиться день и ночь во веки веков.»

Откр., 20:10

Каждый, кто считает себя донцом или имеет какое либо отношение к донскому казачеству, не только слышал о Войсковом Атамане генерале от кавалерии Алексее Максимовиче Каледине, и той роли, которую он сыграл в роковых событиях происшедших в донском казачестве, предшествовавших началу Гражданской войны на Дону, но и возможно слышал, о его «так называемом самоубийстве», которое произошло при весь странных обстоятельствах. Однако многие его современники, не верили в самоубийство и считали, что это политическое убийство и к этому причастен Митрофан Петрович Богаевский, который не позволил вызвать врача и скрыл пулю. В своей статье «Почему и кто убил Атамана Каледина» опубликованной на сайте «Русские традиции – Альманах русской традиционной культуры» в разделе Казачество, мною была произведена попытка реконструкции убийства Алексея Максимовича. Эта реконструкция базируется на воспоминаниях, как его жены, так и жены Богаевского, а так же как на противоречиях в показаниях как самого Митрофана Богаевского, так и тех, кто в этот день находился в Атаманском дворце. И вот что интересно. Все, кто пытался разгадать загадку «Убийство это или самоубийство», почему – то не пытались выяснить следующее. Если это было убийство, то кроме тех, кто выполнял приговор, должны быть те, кто этот приговор вынесли и кроме того должен быть тот, кто отдал приказ на его ликвидацию. Отсутствие попыток это выяснить вполне объяснимо.

С момента начала так называемого «Возрождения казачества», все события происшедшие в период начала Гражданской войны на Дону в казачестве стали рассматриваться только с точки зрения Белогвардейской эмиграции. В результате ее взгляды на эти события стали не только «истиной в последней инстанции», но и все попытки взглянуть на эти события под другим углом зрения, нонешней Донской Войсковой старшиной, негласно были объявлены «еретическими» и всячески замалчиваются.

Как общеизвестно генерал от кавалерии Алексей Максимович Каледин 18 июня (1 июля) 1917 года Большим войсковым кругом Донского казачьего войска он и был избран Донским войсковым атаманом. Однако мало кто из казаков знает, какие события этому предшествовали и почему именно Каледин, а не кто-либо другой был избран Войсковым Атаманом. С момента образования Донского исполнительного комитета (ДИК) между ним и Донской войсковой старшиной развернулась смертельная борьба за власть на Дону. Возглавил эту борьбу генерал-майор Петр Харитонович Попов, личность выдающаяся. Происходил он из семьи природного казака Новочеркасской станицы, Харитона Ивановича дослужившегося до действительного статского советника и стоявшего в первых рядах Донской старшины1, потомственного дворянина, известного казакамана, донского либерала, общественного деятеля, археолога, историка, кооператора, журналиста, в семье которого безраздельно царил культ донского казачества. Он так же был известным на Дону советником Областного Правления, создателем устава Новочеркасского Общества взаимного кредита, принятого за образец для всей Российской Империи. А так же, редактором «Донской Газеты», основателем и до конца своих дней, директором редкого по своему оборудованию Донского Музея, исследователем Донской истории на основании археологических раскопок, проведенных самим Харитоном Ивановичем Поповым. Ни одно казачье дело на Дону не обходилось без участия Харитона Ивановича Попова, который приучал к тому же и своих детей, и особенно своего старшего сына Петю, которого всегда учил думать о пользе и благополучии родного Дона и его граждан. Он, будучи донским старообрядцем беспоповцем, так же постоянно внушал Пете, что успех в любом деле можно достигнуть только тогда, когда это дело представляет собой исполнение христианского долга перед Богом и людьми. Другими словами к любому делу нужно относиться как христианскому подвигу. И Петя это запомнил на всю жизнь и как он думал, что установление Атаманской власти на Дону есть подвиг во имя Христа. У Харитона Ивановича, как в молитвенном доме, или по-другому, в храме, как это место принято назвать у старообрядцев беспоповцев, собиралось общество любителей донской старины, которое изучало духовное наследие своих казачьих предков. Все собиравшиеся у Харитона Ивановича жили мыслями о возрождении на Дону Атаманской власти на основе свободолюбивых демократических казачьих принципов. Собиравшиеся образовали братство или сообщество элиты Донского казачьего сословия, объединенного общими идеями, тайнами и замыслами наподобие тайного общества протодекабристов2. Всякий кто когда-либо интересовался масонством, знает, что там, где сектанты или старообрядцы беспоповцы, так найдешь масонов. В дальнейшем, судя по происшедшим событиям, часть этого общество образовало некий « Орден», который стал одной из ветвей масонства – донским масонством. И уже в недалеком будущем, Петр Харитонович как офицер донской ложи, тесно и плодотворно сотрудничает с главным донским масоном Харламовым, что наводит на мысль, что именно Харламов и был магистром, в так называемой ложе донских масонов. В 1885 году Петр Харитонович с золотой медалью окончил Новочеркасскую классическую гимназию, а 1889 году — Новочеркасское юнкерское училище, вахмистром юнкеров. По окончании училища вышел в Донской армейский полк, где помимо строевой службы занимался изучением истории Дона. Потом — Военная Академия генерального штаба, по окончании которой в 1892 году Петр Харитонович назначается в штаб Московского Военного Округа. Служа в штабе, он преподает в Александровском военном училище тактику и администрацию. Пользуясь пребыванием в Москве, он весь свой досуг отдает изучению донской истории, как в государственных, так и в частных архивах, делая нужные ему выписки и систематизируя полученный материал. Все свои материальные средства, как это принято у старообрядцев, отдает на собирание старых книг по истории Дона. Пройдет совсем немного времени и его старообрядческие связи и знакомства с московскими купцами-старообрядцами помогут старообрядцу Атаману Каледину после Октябрьского переворота, получить от них 3 миллиона рублей на борьбу с большевиками. В это же время Петр Xаритонович состоит членом правления, а потом и секретарём комитета помощи Донским казакам, учащимся в высших учебных заведениях города Москвы. Что касается русско-японской войны, то он в ней участия не принимал. Однако будучи либералом в 1905г он советовал командиру 1-го Донского казачьего полка удерживать казаков от слишком немилосердной расправы с восставшими рабочими. Когда в газете «Казачья нужда» появилась статья в которой проводилась мысль о необходимости предоставить казакам право выхода из станичных общин с их паевым наделом земли, то Петр Харитонович Попов опубликовал свою статью в «Донской газете», в которой выступил против выхода казаков из станичной общины, так как считал, что это не только разрушит как станичную, так и Войсковую общину, но и разрушит казачий быт, сложившийся веками, и вызовет разделение между казаками.

То есть он был ярым противником буржуазных преобразований, так как ясно понимал, что в после исчезновения казачьей общины, а ее место займет некое сообщество фермеров, ненавидящих и конкурирующих друг с другом, в результате чего произойдет полное расказачивание, што ноне уже и произошло. В 1908 году ценз командования полком Петр Харитонович отбывает в 1-ом Донском казачьем полку. В 1909 году он назначается начальником Новочеркасского казачьего училища, а в 1910г его производят в генерал-майоры. Родному училищу генерал-майор Попов отдает все свои силы и все свои недюжинные способности, чтобы воспитать сильных чувством долга и беззаветной любви к родному краю донских офицеров, давших целый ряд бессмертных героев. В Новочеркасском казачьем училище он вводит курс, не предусмотренный программой, — курс психологии, который сам и читает. Всегда образцовое, поднятое им на еще большую высоту, казачье училище заставляет обратить на себя внимание Петербурга. Внимание это отмечается высшей наградой — на погоны шефские инициалы Наследника Цесаревича. Состоя начальником училища, Петр Харитонович усиленно работает в Донском музее и в архивах Областного Правления, готовя большой научный труд по истории Дона. При посещении Новочеркасска Государем Императором в декабре 1914 г генерал- майор П.Х. Попов обратился к нему с просьбой о назначении его на фронт. Однако его просьба была не удовлетворена. Государь во время представления ему Петра Харитоновича сказал: «Спасибо за подготовку юнкеров. Таких молодцов я давно не видел», а потом, положив ему руку на плечо и как - бы виновато улыбаясь, добавил: «Вы, вероятно, обижены, что не удовлетворена ваша просьба о назначении вас на фронт. Понимаю ваше желание, оно похвально, но в настоящее время армия особенно нуждается в хорошо подготовленных молодых офицерах. Вы — опытный начальник Училища. Оставаясь его начальником, готовя офицеров, вы приносите громадную пользу Родине. Это и заставило не удовлетворить вашу просьбу. Оставайтесь на вашем посту, а Родина и я этого не забудем». Снова подавая руку Петру Харитоновичу, он закончил: «Ещё раз спасибо за подготовку юнкеров». Пребывая в должности начальника Новочеркасского казачьего училища, Петр Харитонович так же пользовался доверием и добрым к нему отношением Наказного Атамана графа Граббе. Что не удивительно, так как Петр Харитонович, был не просто потомственным дворянином, а стоял в первых рядах Донской Войсковой старшины. Кроме того, под его командованием находились спаянные дисциплиной, сильные беззаветной любовью к родному краю и прекрасно обученные юнкера, которые представляли собой грозную силу, починяющуюся только Донской Войсковой старшине. Когда же в Новочеркасске были получены сведения о том, что 300 летняя Монархия пала, донская старшина тут же сообразила, что ей представилась уникальная возможность восстановить Атаманское правление на Дону. Не теряя времени граф Граббе, олицетворяющий власть Донской Войсковой старшины, отдает приказ генерал - майору Петру Харитоновичу Попову привести в «боевую готовность» Новочеркасское казачье училище, послать по городу юнкерские патрули и взять под свой контроль власть в Новочеркасске. Что им и было незамедлительно выполнено. Таким образом, донское дворянство захватило власть в Новочеркасске и установило Атаманскую власть. Однако масонская «демократическая общественность» Новочеркасска поддержанная Временным правительством и запасными полками не смерилась с тем, что власть в Новочеркасске оказалась в руках казачьей верхушки. В спешном порядке при поддержке Временного правительства, был организован Донской Исполнительный Комитет (ДИК) который и должен был взять власть в свои руки. Однако граф Граббе заявил, что образование ДИК, он полагает незаконным, и поэтом отказывается ему подчиняться. Тогда ДИК предложил ему «совместную работу в направлении, диктуемом совершившимся переворотом». Однако атаман граф Граббе от совместной работы с ДИКом отказался. Тогда Дик решил применить военную силу. В тот же день ДИК с помощью солдат запасных полков вытеснил юнкеров из стратегически важных объектов и взял под свой контроль почту и телеграф, не обращая внимания на протесты графа Граббе, и коменданта Новочеркасска полковника Брызгалина. В результате Атаманская власть была свергнута и в Новочеркасске установилась уже не Атаманская, а власть представителей Временного правительства в лице ДИКа. Однако Петр Харитонович тет же начал борьбу за восстановление Атаманской власти на Дону. А чтобы ДИКу власть медом не казалась, он в силу своих сил стал всячески ему вредить. Так при ДИКе был создан «Военный отдел», который возглавил войсковой старшина Е.А. Волошинов. Петр Харитонович быстренько сообразил, что надо быть не только быть в курсе дел «Военного Отдела», но и иметь возможность парализовать его деятельность. Для этого он послал туда в качестве «наблюдателей» есаулов Захарова и Сутулова, благодаря которым он был не только осведомлен обо всем, что там происходит, но и через них направлял работу «Военного отдела» в нужном для него направлении. Так стоило только ДИКу, расположился в Атаманском Дворце как «хозяину Донской земли», а его Военному Отделу занять здание Областного Правления, как Петр Харитонович не только потребовал очистить занятые помещения, но еще и пригрозил юнкерами. В результате и ДИК и Военный отдел, не желая иметь дело с юнкерами, быстренько очистили помещения. Некоторое время спустя у «Военного отдела», появилось желание «разогнать» Войсковой Штаб, атаманскую канцелярию и Донское Областное Правление. Тогда Петр Харитонович принял соответствующие меры по охране, этих учреждений, а Отделу пригрозил, что если он попытается их «разогнать», то он всего лишь, навсего перевешает его членов. Когда « Военный отдел» ДИКа послал к Училищу батальон солдат запасного полка с пулемётами с целью ареста Петра Харитоновича, и солдаты подошли к Училищу и потребовали выдачи начальника Училища, то, юнкера заявили, что арестовать они его смогут, только перейдя через их трупы. Батальон потоптался на месте, почесал затылки и «не солоно похлебавши» ушёл. Петр Харитонович был не только теоретиком Атаманской власти, но и практиком. Он всячески искал и находил способы борьбы с ДИКом, пытаясь вырвать у него власть. Как теоретик он знал, что политическое устройство ранних казачьих общин на Дону, представляли собой не государство, а «квазигосударство», а сам процесс создания единого Донского Войска, обладавшего некоторыми чертами государственности, произошел не сразу, а потребовал определенного времени. Однако, этот процесс этот шел очень быстро. В древнее время институт власти у казаков имел весьма своеобразный характер. Принудительная сила всего коллектива была весьма значительной. Атаман мог добиться принятия кругом определенного решения только в том случае, если ему удавалось навербовать достаточное количество сподвижников, то есть при налаживании все тех же горизонтальных связей. Вертикаль власти во всех вышеприведенных источниках просматривается весьма слабо. Со временем атаманская власть все более усиливалась, но на протяжении веков на Дону сохранялась система, при которой вертикаль власти основывалась на связях горизонтальных, как бы произрастала из них, а сообщество и в более позднее время имело рычаги воздействия на исполнительную власть. За строгим контролем со стороны сообщества за «количеством власти», сосредотачиваемой в одних руках, скорее всего, стояли все те же представления и заботы о коллективной доле и способах ее справедливого распределения. И при этом речь не идет о правах свободной личности, а речь идет о сохранности символического общебратского сосуда – гаранта существования всего братства, а уже затем - и отдельных его членов. Со временем атаманская власть все более усиливалась, но на протяжении веков на Дону сохранялась система, при которой вертикаль власти основывалась на связях горизонтальных, как бы произрастала из них, а сообщество и в более позднее время имело рычаги воздействия на исполнительную власть. По мере появления и укрепления имущественного неравенства (при сохранении определяющего значения коллективной собственности, прежде всего – на землю и другие угодья) изменялись и народные представления о казачьем атамане. Образ предводителя – хранителя - распределителя общих благ после произошедшие на Дону изменения, когда на смену былому братству и равенству пришло социальное и имущественное неравенство, заменился образом предводителя – подателя - распределителя общественной доли и индивидуальных благ. Он так же знал, что в казачество живет ожиданием прихода атамана-освободителя с целью нового передела собственности, а так же в нем живут надежды на установление справедливых порядков, уничтожение эксплуататоров и распределение богатств поровну". Он так же знал, что в основе Атаманской власти лежит религиозная платформа – учение о богоизбраности3, а казачья государственность была «скорее потестарной4 , чем политической». Социальная опасность потестарности заключается в отрицании и пренебрежении общечеловеческими ценностями, правами и свободами, а также в дихотомичном делении общества на «своих» и «чужих», в перерождении демократически избранной власти в деспотический или тоталитарный режим. Любой подкласс, стремится к гомогенности5. Это защитная реакция любой группы. На Дону казачество сознательно ущемляет право не казаков. То есть предполагает дихотомическое деление общества на своих и чужих. Но вычленение из однородного общества, одного и того же государственного образования определенной социальной группы, которая рассматриваются как аналог низшей расы и в связи с этим подвергаются общественному, бытовому, информационному и любому другому ограничению унижению или принижению есть ничто иное как социальный расизм. Именно социальный расизм, в совокупности с ожиданием, живущем в душах донского казачества вместе с появлением некой власти обещающей установление справедливых порядков, уничтожение эксплуататоров и распределение богатств поровну в конечном итоге и погубило Атаманскую власть на Дону. Кроме того, Петр Харитонович не смог разработать теорию вписания Атаманской власти в буржуазное общество, которая в нем выглядела не просто анахронизмом но и мешала развитию самому существованию этого общества. И сегодня Донская войсковая старшина наступает на те же самые грабли, на которые наступила Донская Войсковая старшина в 1917г. Однако Петр Харитонович был не только теоретиком, но и практиком. Поэтому отойдя от теоретических рассуждений, он оставил решение этих проблем на потом, а сам взялся за восстановление Атаманской власти на Дону. 14 марта 1917г он организовал «собрание всех казаков, проживающих в Новочеркасске». В распространенных извещениях о собрании указывалось, что на него приглашаются казаки с целью их объединения и организации «Казачьего Союза», а так же во имя защиты казачьих интересов от всяких на них посягательств, с чьей бы стороны они не исходили. Призывы ряда ораторов о необходимости «сплотиться плечо к плечу, стремя к стремени» и создать Казачий Союз, встретило единодушную поддержку казаков. Были сформулированы ближайшие задачи союза – сохранение донского казачества, как единой общности, свободной от какой-либо партийности, обеспечение казачьего самоуправления и традиционных основ жизненного уклада. После обмена мнениями собрание приняло «Положение о Казачьем Союзе». На этом же заседании состоялись и выборы правления «Союза». Таким образом, создание Казачьего Союза стало свершившимся фактом. Это была первая победа в борьбе за Атаманскую власть одержанная над не казачьей революционной властью Войсковой старшиной в лице ее представителя генерала-майора Петра Харитоновича Попова. Окрыленный успехом Петр Харитонович решил «ковать железо пока горячо» и ужу на следующий день после образования Казачьего Союза направил к Временному Наказному Атаману Волошинову делегация с требованием созвать не Областной, а уже Войсковой съезд, и не в октябре, а уже в апреле 1917г. Временный Наказный атаман войсковой старшина Волошинов откровенно заявил, что как казак он так же поддерживает создание Казачьего Союза и ничего не имеет против созыва Войскового съезда в апреле. Однако этому его решению воспротивился Военный отдел ДИКа. Тем не менее, удалось добиться, чтобы ДИК, изменил свое первоначальное решение и дал свое согласие на созыв Войскового съезда уже в апреле. Это была не только победа Казачьего Союза, но и вторая победа одержанная Петром Харитоновичем над ДИКом в борьбе за Атаманскую власть . Верхний слой Войсковой старшины почувствовав вкус победы, «сгруппировался» и приготовился сделать рывок к захвату власти на Дону. Донская Войсковая старшина прекрасно понимала, что наступает момент решительной схватки с ДИКом за власть на Дону. Подготовку к созыву казачьего съезда, который должен был решить вопрос о власти на Дону, проводил Союз донских казачьих офицеров, во главе с начальником Новочеркасского юнкерского училища генерал-майором Петром Харитоновичем Поповым. Со своей стороны Донская Казачья старшина оказала Петру Харитоновичу посильную помощь, объявив «сполох» всей казачьей интеллектуальной элите. В помощь Петру Харитоновичу были направлены все, кто мог бы хотя бы в чем ни будь быть полезными для борьбы с ДИКом и чем-то мог способствовать осуществлению задуманного плана по захвату власти на Дону. Именно по этой «мобилизации» на съезде впервые появляется директор Каменской гимназии Митрофан Петрович Богаевский, который обладал исключительными способностями воздействия на своих слушателей. Именно поэтому за ним и закрепилось прозвище «донской соловей». Съезд открылся 16 апреля 1917 года в Зимнем театре Новочеркасска. В его работе приняли участие представители всех станиц и воинских частей, распо-ложенных как на фронте, так и в тылу. С приветственным словом к собравшимся обратился Временный Наказный Войсковой атаман Волошинов. Он призвал делегатов съезда к напряжённой работе по подготовке Большого Войскового Круга. Съезд постановил: «единственным и главным органом по управлению всеми делами войска должен быть вновь восстановленный старый Войсковой круг на основах прежнего казачьего строя…». 26 мая 1917 года в Новочеркасске в летнем саду театра Бабенко открылся Большой Круг первого созыва, который и определил трагическое будущее донского казачества. Заседание открыл председатель М. П. Богаевский, который сразу же провозгласил: «После перерыва в 196 лет, объявляю заседание... открытым». Однако во время работы Круга с выбором Войскового Атамана произошел конфуз. Когда поднялся вопрос о кандидатах в Войсковые Атаманы, Многие из представителей Донской войсковой старшины посчитали себя достойным стать Донским Войсковым Атаманом. Зная, каков вклад генерала Попова в дело восстановления казачьей власти на Дону имя Петра. Харитоновича было названо одним из первых. Все понимали, что он и есть лидер Донской Войсковой старшины и его главенство в борьбе за Атаманскую власть на Дону было неоспоримым. Однако он не дал своего согласия, а уклончиво отвечал: «Подождем приезда генерала от кавалерии А.М. Каледина. Его знает не только Дон и вся Россия, но и заграница. Ему и быть Атаманом, а я пригожусь и на меньших ролях». Сразу же возникает вопрос. А почему он отказался от столь почетной должности и не возглавил Атаманскую власть? По-видимому, на то у него были веские причины. Так одной из них было то, что в результате предварительных консультаций стало ясно, что ни один из кандидатов, не сможет набрать большинства голосов. Кроме того кандидаты успели перессориться между собой. То есть проект Атаманской власти, разработанной и созданной Петром Харитоновичем находится под угрозой не осуществления и надо было срочно что-то придумать, чтобы найти выход из создавшегося положения. Второй причиной было, что Петр Харитонович считал, что управлять Донской Область удобнее из-за чужой спины. И тут Петр Харитонович получает телеграмму от председателя Союза Георгиевских Кавалеров в Петрограде полковника Генерального Штаба Гущина с просьбой «нажать» на генерала от кавалерии А.М. Каледина, чтобы тот согласился. Генерал-майор. Попов тут же подтвердил получение этой телеграммы. И когда ему стало известно, что в Новочеркасске находится генерал от кавалерии Алексей Максимович Каледин, то он одним из первых тут же делает ему визит. Однако Алексей Максимович, посланным к нему делегатам Круга с предложение выставить свою кандидатуру в Войсковые Атаманы, наотрез отказал. Но Петр Харитонович вцепился в кандидатуру Каледина мертвой хваткой. А вот спрашивается почему? Во первых, Каледин принадлежал Войсковой старшине, а во вторых он был донским масоном. Если бы он не был им, разве донское масонство могло доверить высшую должность не единоверцу? Вся Белоэмигранты отвечают на этот вопрос однозначно « Его знает не только Дон и вся Россия, но и заграница», но разве это главное для Войскового Атамана», разве главной чертой атамана является его известность? Именно известность, но вот вопрос. В каких кругах? Обратив еще раз свое внимание на ответ Петра Харитоновича. « Его знает не только вся Россия, но и заграница». Значит, как масон он был известен не только масонам России, но и международному масонству. То есть это действительно наш человек! Однако Алесей Максимович был умным человеком и знал, что в масонстве, как и в уголовном мире в высокую должность можно только войти, а вот покинуть ее можно только вперед ногами. Поэтому совать шею в петлю у него не было никакого желания. Однако Петр Харитонович не сдался и использовал свое самое сильное оружие- «донского соловья». Он сказал ему следующее: «Вы наш Златоуст. Сумейте уговорить А. М. Каледина баллотироваться в Атаманы» и направляет его к А.М. Каледину с наказом не возвращаться без его согласия. Надо сказать, что «донской соловей» со своей задачей справился великолепно. Он сумел подобрать красивую и правдоподобную «соловьиную песню», а затем ею так очаровать Алексея Максимовича, что тот, ботая на фене, «повелся» и дал свое согласие на выдвижение своей кандидатуры на должность Донского Войскового Атамана. В результате 18 июня (1 июля) 1917 года Большим войсковым кругом Донского казачьего войска он и был избран Донским войсковым атаманом. Из 700 делегатов за него проголосовало более 600 человек. Против были лишь часть казаков - фронтовиков и представители Хопёрского и Усть-Медведицкого округов, в том числе и войсковые старшины Филипп Кузьмич Миронов и Николай Матвеевич Голубов. Это событие было главным событием жизни Петра Харитоновича. Он сделал то, о чем он мечтал всю свою сознательную жизнь. Однако это была его не только его победа, но и победа всей Донской Войсковой старшины и донского масонства в исполнении ее двух вековой мечты. Как видим Петр Харитонович сочетал в себе как теоретика так и практика. Именно он возглавил и осуществил контрреволюционный переворот и его можно считать отцом основателем Атаманской власти на Дону. Некоторым неискушенным читателям фраза «контрреволюционный переворот» будет резать ухо. Однако. Если вспомнить, что установление Атаманской власти привело к социальному расизму, разделив общество на тех, у кого есть власть и которые находятся в подчиненном положении, то свержение ДИК, гарантировавшим всем населению Области равные права на власть, является самым настоящим контрреволюционным переворотом. После контрреволюционного переворота на Дону и установления Атаманской власти возникла проблема ее удержания и Петр Харитонович не жалея себя со всей силой и страстью предается решению этой проблемы. Отныне он не только верный слуга Атаманской власти, но и советчик Донского Атамана, а так же его ангел охранитель. После выборов Войскового Атамана и Правительства, Петр Харитонович как будто отходит от общественно-политической деятельности. Все свое время он проводит не только Новочеркасском казачьем училище. Вечерами он или у Атамана Каледина, или у его помощника М. П. Богаевского, помогая им советом и делом. Этакий серый кардинал. Однако сразу же возникли трудности. Когда Митрофан Богаевский обманом добился согласия Алексея Максимовича выдвинуть свою кандидатуру на пост Войскового атамана, обещая ему всяческую помощь и свободу принятия решений, Алексей Максимович Каледин полагал, что у него будут «развязаны руки». И когда став атаманом А.М. Каледин получил формально всю полноту власти, он вдруг увидел, что его «плотно опекают» Митрофан Петрович и Петр Харитонович. Будучи человеком умным и сообразительным, он быстро понял, что Митрофан Петрович его просто «развел» и все его обещания не более чем пустышка. Тогда главным методом управления Войском и Донской областью, Атаман Каледин выбрал самый демократический из возможных способ управления, который основывался на уговорах и договорах противоборствующих сторон. То есть он пошел по пути первого Временного правительства начала 1917 г. Признав главенство Временного правительства, Атаманская власть оказалась в роли пристяжной, запряженный в политический тарантас Российской демократической власти, которая состояла как бы из двух крыльев. Одним крылом было Временное правительство, которое условно можно назвать умеренно масонским. Вторым крылом был Петросовет, в котором окопались радикальные масоны6. Между ними постоянно шла борьба по «перетягиванию одеяла» власти на себя. Поэтому все, что происходило с этим тарантасом, отзывалось на Дону. Так спустя всего лишь два месяца после образования Атаманской власти, в России произошли события, отозвавшиеся громким эхом на Дону. В результате военного поражения на фронте и антиправительственных выступлений произошел острый общественно-политический кризис и падения авторитета Временного правительства. При этом среди дворянства, крупных собственников и офицеров, приобрела популярность идея установления военной диктатуры. На пост военного диктатора весной и летом выдвигались разные кандидатуры, однако после назначения Верховным главнокомандующим генерала от инфантерии Л.Г. Корнилова, он естественным образом оказался главным и единственным кандидатом в диктаторы. Кроме того буржуазное общество было раздражено не только неуспехами на фронте, но и постоянно ухудшающими условиями жизни, дороговизной и особенно нарастающей анархией и продолжающимся развалом страны. Оно судорожно искала пути выхода из кризиса, и видело выход в твердой власти. Для того, чтобы показать, что власть находится в твердых руках и поднять свой авторитет, его масонские кураторы Керенского посоветовали ему провести в Москве Государственное совещание, которое с одной стороны позволит провести опрос буржуазного общества, а с другой стороны успокоить и показать ему свое величие. На это собрание были приглашены не только политические лидеры, но и представители от армии и казачества. От имени армии доклад делал генерал от инфантерии Л.Г. Корнилов, а от имени казачества доклад делал генерал от кавалерии Атаман А.М. Каледин. Государственное совещание должно было пройти с 12 (25) — 15 (28) августа 1917 года в здании Большого театра в Москве. На этом совещании должны быть представителей организаций крупной буржуазии и помещиков, генералитета, верхушки казачества, меньшевиков и эсеров. 12 (25) августа 1917 Государственное совещание было торжественно открыто. На совещании председательствовал А.Ф. Керенский. Его вступительная речь была, как обычно, длинной и цветистой. Почувствовав, что теперь измученная разбродом страна ждёт «твёрдой руки», Керенский с присущим ему артистизмом пытался играть роль будущего диктатора. Открывая Совещание, он заверил, что "железом и кровью" раздавит все попытки сопротивления правительству. Затем выступил Главнокомандующий генерал от инфантерии Л.Г. Корнилов. И хотя текст его речи был заранее известен и утвержден Керенским, на участников совещания он произвел оглушающее воздействие. Свой доклад он начал следующими словами. ««Как Верховный Главнокомандующий я приветствую Временное правительство, приветствую все Государственное совещание от лица Действующих Армий. Я был счастлив добавить, что я приветствую вас от лица тех Армий, которые там, на границах, стоят твердой и непоколебимой стеной, защищая русскую территорию, достоинство и честь России…Моя телеграмма от 9 июля о восстановлении смертной казни на театре военных действий против изменников и предателей всем известна. …..этот погром, которого Русская Армия за все время своего существования не знала, продолжается…». Свою речь он закончил так. «…Целым рядом законодательных мер, проведенных после переворота людьми, чуждыми духу и пониманию Армии, эта Армия была превращена в безумнейшую толпу, дорожащую исключительно своей жизнью. Армия должна быть восстановлена, во что бы то ни стало, ибо без восстановленной Армии нет свободной России, нет спасения Родины. Только армия, спаянная железной дисциплиной, только армия, ведомая единой, непреклонной волей своих вождей, только такая армия способна к победе и достойна победы, только такая армия может выдержать все боевые испытания. Я считаю долгом доложить вам, я присоединяю то, во что сердцем верил всегда и наличие чего я теперь наблюдаю: страна ХОЧЕТ ЖИТЬ. И как вражеское наваждение уходит та обстановка самоубийства великой независимой страны, которую создали брошенные в самую темную массу безответственные лозунги. Для действительного воплощения воли народа в жизнь необходимо немедленное проведение тех мер, которые я только что наметил. Я верю в гений русского народа, я верю, в разум русского народа и я верю в спасение страны. Я верю в светлое будущее нашей Родины, и я верю в то, что боеспособность нашей Армии, ее былая слава будут восстановлены. Но я заявляю, что времени терять нельзя ни одной минуты. НУЖНЫ РЕШИМОСТЬ И ТВЕРДОЕ, НЕПРЕКЛОННОЕ ПРОВЕДЕНИЕ НАМЕЧЕННЫХ МЕР». Следующий за ним выступал генерал от кавалерии Атаман Каледин. Свое выступление он начал так. ««В грозный час тяжких испытаний на фронте и полного развала от внутренней политической и экономической разрухи страну может спасти от окончательной гибели только действительно твердая власть, находящаяся в опытных и умелых руках лиц, не связанных узкопартийными групповыми программами, свободных от необходимости после каждого шага оглядываться на всевозможные комитеты и Советы, отдающих себе ясный отчет в том, что источником суверенной государственной власти является воля народа, а не отдельных партий и групп. Власть должна быть едина в центре и на местах... Россия должна быть единой. Всяким сепаратным стремлениям должен быть поставлен предел в самом зародыше…».Свое выступление он закончил словами «…Время слов прошло, терпение народа истощается. Нужно делать великое дело спасения Родины»7. После окончания своего выступления Алексей Максимович Каледин покидает трибуну при неслыханном волнении в зале. Правая и часть центра совещания бурно рукоплещут. На левой стороне раздаются возгласы протеста и возмущения. Волнение среди участников совещания долго не утихает. Выступление других частников совещания, были похоже друг на друга, Они сводились к требованию установления порядка через «твердую власть». Таков был «голос» той «земли», которая собралась по зову Временного правительства в Большом театре. Однако одни считали возможным идти к «порядку», к «твердой власти», действуя при поддержке «общественных сил», «общественных организаций». Другие же требовал «отсечения» общественных организаций (прежде всего Советов) от власти или низведения их до бессильных придатков к ней. Выступления Корнилова и Каледина столь бурно воспринятые буржуазией и офицерством не могло не встревожить не только Керенского, но и его хозяина Масонский Орден. Дальнейшее развитие событий по сценарию написанного генералами Калединым и Корниловым грозило Ордену крахом его предприятия по лишению суверенитета России и ее расчленению. Поэтому Орденом было дано задание Керенскому по аресту и преданию суду этих генералов и причем, обоих сразу. С генералом Корниловым удалось справиться довольно легко. Александр Федорович Керенский сам придумал сценарий мятежа и сам осуществил его постановку. Он попросил генерал Корнилова двинуть войска на Петроград, якобы для помощи Временному правительству в наведении порядка в столице, а затем и во всей стране». 26 августа генерал Крымов получил приказ Корнилова начать движение на Петроград. А когда войска выдвинулись к столице, то вечером этого же дня на заседании правительства Керенский обвинил генерала Корнилова в организации мятежа, и потребовал ареста всех заговорщиков и особых полномочий для себя самого. Генерал Корнилов был арестован прямо в ставке, Генералы Лукомский, Деникин, Эрдели также были взяты под стражу. «В августе во время выступления Корнилова оружие отрядам Красной гвардии выдается с государственных складов по прямому указанию Александра Федоровича. Теперь вооружены большевики основательно – можно передавать им власть». (Н. Стариков «Февраль 1917: Революция или спецоперация?») Арест генералов в ставке поверг армию в шок. Почти всех офицеров обвинили в предательстве, тысячи офицеров были убиты, десятки тысяч кадровых военных уволены из армии. В августе 1917-го года Керенский покончил с русской вооруженной силой. Итак, русская армия разгромлена, большевики вооружены, война с Германии проиграна, промышленность и экономика уничтожены, железные дороги разрушены, в стране голод и мародерство, все люди, кто хоть мало-мальски могли угрожать власти Керенского, Нахамкеса и большевикам либо уничтожены, либо посажены под арест. Керенский еще раз реорганизует правительство, сначала директорию, затем в третье коалиционное Временное правительство. А вот с Атаманом Калединым вышла заминка. К Атаману Каледину на его квартиру в Москве был направлен адъютант Корнилова Василий Завойко, завербованный британской разведкой, и еще два британских разведчика из Ми 6 с предложением поддержать выступление Корнилова. Однако Алексей Максимович не стал слушать Завойко и просто вышвырнул его из квартиры. Поэтому Керенским был придуман другой план. Суть плана была проста. Надо выманить Алексея Максимовича из Новочеркасска, а затем поймать и арестовать. А если представиться возможность, то и убить его. Причем этот план опирался как на помощь донских масонов, так и на помощь масонских Советов. Когда Атаман Каледин вернулся из Москвы Митрофан Богаевский подкинул Атаману мысль, что надо бы в связи с неурожаем на Верхнем Дону посетить Верхнедонские станицы, чтобы на месте решить, какую помощь нужно оказать станицам. Ничего не подозревая, Алексей Максимович, с адъютантом и без охраны, направился в Усть - Медведицкую станицу. А там его уже поджидали агенты масонского Ордена – войсковой старшина Миронов с завербованными им казаками-фронтовиками. Во время выступления Атаман на Круге Миронов, вооруженный наганом, попытался арестовать Атамана, но благодаря старикам и сотнику, которые заступись за Атамана, ему удалось верхи уйти из станицы. Как только Петр Харитонович Попов узнал об этом, то тут же послал пять групп юнкеров на автомобилях, чтобы защитить Атамана и привести его в Новочеркасск. Однако в то же самое время масонский Царицынский Совет отрядил отряд солдат для поимки и ареста Атамана. И только благодаря телеграфисту, Атаман Каледин не был арестован солдатами, посланными Царицынским Советом. Раньше солдат его успели найти посланные Петром Харитоновичем юнкера и привести в Новочеркасск на автомобиле. Таким образом, Петру Харитоновичу в очередной раз удалось не только спасти жизнь Войсковому Атаману, но и спасти Атаманскую власть. Однако затем уже в Новочеркасске на Круге Войсковым старшиной Голубовым была сделана еще одна попытка арестовать Атамана, которая окончилась не удачей. На Войсковом Круге, обсуждавшем «мятеж» Каледина, Петр Харитонович был одним из первых, считавших необходимым послать Временному Правительству телеграмму с текстом: «С Дона выдачи нет», а Атаману Каледину приказать никуда не ездить и по-прежнему выполнять обязанности Войскового Атамана. Здесь употреблено очень для нас важное слово «приказать». Ведь приказать можно либо нижестоящему чиновнику на государственной службе, либо члену организации. В нашем случае приказать Атаману мог только Круг, но он этого не сделал, либо начальник той организации, в которой состоял А.М. Каледин. А такой организацией могла быть только Донская масонская ложа.. А если А.М. Каледин все - таки ослушается товарищей из ложи и вопреки совету соизволит ехать в Могилёв, то Петр Харитонович для его сопровождения и охраны в пути создаст особый юнкерский отряд с пулемётами и ручными гранатами под командой есаула. Н.П. Слюсарева. Как види, Петр Харитонович играет про Атамане роль главного его охранителя, наподобие Дзержинского у большевиков и пытается управлять его решениями. Управляя Областью, Алексей Максимович скоро убедился, что многие его начинания и указания просто саботируются или забалтываются. Осенью 1917 г., А.М. Каледин, полостью осознал всю гибельность Атаманской власти в том идеологическом виде в каком эта власть существовала и, отказавшись от высказанных им ранее слов о главенствующий роли казачества, (социального расизма) стал отстаивать мысль о необходимости создания объединенного правительства для управления казачьим и «иногородним» (не казачьим) населением Области Войска Донского. Однако Донское правительство, возглавляемое Митрофаном Богаевским, представляющее интересы только Войсковой старшины и донской буржуазии, сделало все, чтобы заболтать и провалить его проект. После захвата власти в Петрограде большевиками, Атаман Каледин вместе с генерал-майором Поповым изучает вопрос — как избежать распространения советской власти и на казачьи земли. Петр Харитонович предлагает создать казачье-украинский барьер от Оренбурга до Курска, чтобы отрезать большевиков от богатых Юга и Сибири и тем «уморить» их. Выполняя все эти важные и много других мелких дел и поручений, генерал-майор Попов не забывал и своего Училища. Его Училище являлось хранителем порядка в столице Дона. Здесь была сосредоточена решимость борьбы с советами за свободу Дона, здесь была идеологическая и материальная база сказочного донского партизанства, здесь, начиная с Чернецовского отряда, формировались и обучались почти все партизанские отряды, главной базой которых было Новочеркасское казачье училище. Итак, мы видим что если юнкера в Охране Атаманской власти играли роль Sturmabteilung, то партизаны играли роль Schutzschtaffel. Атаман Каледин, дал свое согласие на формирование Добровольческой армии на Дону в надежде, что эта армия сама, без участия в ней казаков, сможет свергнуть власть большевиков. Однако он просчитался. Руководимая масонами эта армия оказалась не жизнеспособна без казачьих войск. Именно в стенах Училища зарождалась Добровольческая Армия. Своих первых добровольцев генерала Алексеев принимал от начальника Новочеркасского Военного Училища генерала-майора Попова и искренно благодарит его за приём и ласку, оказанные его добровольцам, которым в Училище вначале предоставлялись не только крыша и питание, но и обмундирование за счёт Училища. А когда не оказалось больше свободных помещений для общежитий, Петр Харитонович отдал для этого свою личную квартиру. Как видим именно Петр Харитонович Попов был той «наседкой», которая высидела и вывела выводок «цыплят –добровольцев». Именно генерала-майора Попова надо считать той матерью кормилицей, которая и выкормила гражданскую войну на Дону. Генерал Каледин, будучи убежденным демократом, всей душой поддерживал ту демократическую власть, которая установилась после Февральского переворота. Однако он очень остро переживал начавшееся разложение армии после выхода приказа №1. Впоследствии он убедился, что появление этого приказа не было случайным. Что сей приказ возник в силу управляемости Временного правительства из вне. Он привел к развалу армии и как следствие к неспособности новой власти стабилизировать ситуацию в стране. Свое согласие стать Атаманом Алексей Максимович дал только потому, что на то у него был некий собственный план спасения страны. Он предполагал, что если он станет Войсковым Атаманом на Дону, то у него появится возможность превратить Дон в островок демократии, откуда начнется процесс демократизации всей страны. Но для этого надо было, чтобы Дон был един и сумел защитить себя от любых внешних врагов. По-видимому, Алексей Максимович не совсем понимал суть Атаманской власти, а рассматривал ее как одну из форм буржуазной демократии, в основе которой лежали демократические традиции вольного казачества. В действительности все обстояло по-другому. Атаманская власть была потестарной. Она вела к дихотомичному делении общества на «своих» и «чужих» и способствовала перерождению демократически избранной власти в деспотический или тоталитарный режим. В чем Алесей Максимович быстро убедился. Вместо единого населения Дона он получил общество, расколотое на две антогонистические8 группы населения, состоящие из казаков и донских коренных крестьян вместе с иногородними, готовые вцепиться друг другу в горло. Алексей Максимович ясно понимал, что если не удастся сделать все население Области единым, то его план по возрождению страны обречен на провал. Но, все его попытки решить эту проблему, наталкивались на организованное Петром Харитоновичем, Митрофаном Петровичем и Войсковой старшиной, противодействия, которым была нужна именно казачья власть и которая делала все от них зависящее, чтобы провалить этот законопроект Каледина. Выступление Каледина на московском совещании было его последней попыткой спасти страну и демократию. Когда же Керенский потребовал его ареста, то тем самым он как - бы попытался ликвидировал Атаманскую власть на Дону, чего Донская Войсковая старшина допустить не могла и поэтому она горой стала за Атамана. Однако даже после этого Алексей Максимович не потерял веру в реализацию своего плана по спасению страны. После прихода к власти большевиков, стало ясно, что свой основной удар они направят на казачество. И тогда Алексей Максимович решил использовать представившуюся ему возможность. демократически, без применения силы найти компромиссное решение с Каменским ВРК, устраивающее обе стороны. Однако усилиями Петра Харитоновича пославшего Чернецова на авантюрный набег, сделала этот процесс невозможным. Когда мировое масонство задумало создание добровольческой армии, одной из задач которой было изгнание большевиков и возврат власти Временному правительству, Алексей Максимович рассуждал возможно так. Я дам пристанище и помогу даже в формировании этой армии и пусть она себе воюет. Зато казаков эта война не будет касаться. Однако он сильно ошибся. Когда в Ростове произошло большевистское восстание, а казаки заняв нейтралитет отказались его подавлять, Атаману пришлось просить помощи у Добровольческой армии. И она эту помощь оказала. Таким образом, теперь Атаманская власть была в долгу у Добровольческой армии и теперь была обязана в трудную минуту ей помогать. Таким образом, Атаман Каледин совершил стратегическую ошибку, пристегнув казачество к Добровольческой армии, заставив тем самым казаков воевать за чуждые им интересы. А вот спросим себя. Почему казаки фронтовики столь массово занимали нейтралитет? Обычно слышишь такой ответ, что мол казаки устали от войны, а кроме того воюя вместе с солдатами, а по существу с крестьянами, они стали их лучше понимать. И очень сильное влияние на казаков оказала большевистская агитация. А почему казаки оказались так восприимчивы к большевистской агитации? Все дело в том, что лозунги большевиков совпадали с тем ожиданием, которое жило в душах казаков. Это появлением некой власти обещающей установление справедливых порядков, уничтожение эксплуататоров и распределение богатств поровну. Казаки ждали эту власть и желали на деле убедиться, это именно та власть, которую они ждали. То есть трудовое казачество было беременно революцией справедливости. А вот интересно. Кто отдал приказ Чернецову напасть на ВРК, зная, что там уже Голубов со своими казаками? Это был явно провокационный приказ, целью которого был пролитие казачьей крови и полное и окончательное повязывание кровью Атаманской власть и в первую очередь Атамана. Когда утром 29 января генерал Корнилов сообщил генералу Каледину о том, что добровольческая армия, не получая обещанной помощи, истекает кровью и вынуждена будет покинуть Донскую область, Каледин понял, что этого ему масоны никогда не простят. Так на утреннем заседании Каледин высказал резкие упреки в адрес Войскового правительства и его председателя М.П. Богаевского, назвав их «болтунами, от которых Россия погибла». Это очень важная фраза. Говоря так, Алексей Максимович в сердцах высказал свою тайную мысль. Своей болтовней и своим противодействием они погубили не просто Россию с Временным правительством, а ту Россию, которая должна была возродиться и мечтой о которой, он жил. Затем он произнес « Дальнейшая борьба бесполезна. Лично я полагаю, что нам всем следует сложить полномочия и передать власть городскому самоуправлению». Далее он добавил, «что Положение наше безнадёжно. Население не только нас не поддерживает, оно настроено к нам враждебно. Я не хочу лишних жертв, лишнего кровопролития... Свои полномочия Войскового атамана я с себя слагаю». На этом же заседании так же было принято решение о передаче административных полномочий городской думе Новочеркасска. Итак, в этих словах заключены главные причины смерти Атамана.

  1. Он слагает с себя самовластно полномочия Войскового Атамана, чего он делать ни в каком случае не мог. Это дезертирство9, которое карается смертью.

  2. Он собирается передать Атаманскую власть городской думе Новочеркасска и тем самым аннулирует10 ее.

  3. Своим противодействием, в использовании казаков в качестве ударной силы Добрармии и втягивания казачества в самоубийственную гражданскую войну за чуждые казачеству интересы.

Исключительный интерес представляют воспоминания есаула Алексея Петровича Падалкина. Когда появившийся в штабе Походного Атамана войсковой есаул Янов сообщил подробности трагического заседания и высказал мысль о возможности самоубийства Атамана Каледина и что нужно подумать о спасении Атамана, Петр Харитонович посоветовал полковнику Сидорину вызвать начальника Атаманского отряда полковника Каргальского, отряду которого предлагалось, может быть даже силой, «спасти» Атамана. Здесь Петр Харитонович выступает как охранитель жизни Атаман, но он еще не знает, что Каледин сам сложил себя обязанности Атамана. Но когда он узнал, что в Атаманском Дворце бесповоротно решён вопрос о передаче власти Городской Думе, станичному правлению Новочеркасской станицы и Военно-Революционному Комитету, Петр Харитонович на это твердо заявил, что «допустить передачи власти нельзя, что борьба не может быть прекращена, нужно выиграть время». Здесь ключевая фраза: «допустить передачи власти нельзя». А как можно не допустить передачи власти? Для этого надо либо как-то изолировать думу Новочеркасска, что не реально, либо как-то помешать Каледину, появиться на передаче власти. Когда генерал-майор Назаров по телефону сообщил Каледину мнения Петра Харитоновича, Сидорина и своё, то Алексей Максимович, то тот не выслушав его до конца, раздражительно ответил: «Поступайте, как хотите, я уже не Атаман». Когда об этом разговоре стало известно Петру Харитоновичу, то тот пришел в ярость. Мало того, что Каледин самовольно снял себя обязанности Атамана, но и принял решение юридически аннулировать Атаманскую власть. Таким образом, Каледин, жизнь которого он берег как зеницу ока и предотвращал готовящиеся на него покушения, полностью уничтожал его творение, ради которого он жил и ставил крест на возрождении Атаманской власти на Дону. А такие поступки караются только смертью! Воспользовавшись распространившейся вестью, что Каледин собирается застрелиться, то есть под ее прикрытием, и была проведена спецоперация под непосредственным контролем Митрофана Богаевского по ликвидации Каледина. Не прошло и получаса после разговора Назарова с Калединым, как тот уже был мертв11. Отсюда сам напрашивается вывод. Приказ о ликвидации Каледина был отдан теневым Донским Атаманом Петром Харитоновичем Поповым, выражавшим чаянья донского масонства, Донской Войсковой старшины и масонского руководства Добровольческой армии.

Сергей Гончаров


1 Однако в Донском временнике за 2017г в статье «Исправленному верить» даны другие даты его рождения и событий жизни, а так же другие данные об его отце Харитоне Ивановиче. http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m5/4/art.aspx?art_id=1556

2 Тайное Общество протодекабристов - это не революционная организация, политическое дискуссионное общество, занятое разработкой многочисленных проектов « Об Атаманской власти» и «Донских конституций». https://www.m24.ru/articles/zagadki/22082014/53208

3 Богоизбранность - подразумевает под собой идею о том, что единичных людей Бог отбирает и за их праведность охраняет, оберегает, помогает избежать трудностей. В христианстве используется так же эквивалентное наименование суперсионизм. условное название экклезиологической концепции в рамках христианской теологии, согласно которым Новозаветная Церковь, как сообщество избранных, заменила собой Израиль, как избранный народ; и все обетования, адресованные в Библии евреям, после заключения Нового Завета адресованы христианам. Основанием для замещения стало предание Мессии — Иисуса Христа евреями на распятие и отречение от Него, вследствие чего Ветхий Завет (заключённый только с евреями) заменяется Новым Заветом, где избранными детьми Божьими становятся представители всех народов. «Замещённые» иудеи при этом становятся богооставленным народом. Мф. 23:37–39, Лк. 13:34[1]

4 Потестарность (лат. potestas — власть, мощь) — форма организации общественной власти в доклассовых и раннеклассовых обществах, не имевших политических и государственных институтов и атрибутов.

5 Гомогенность социальная – Социальная структура в Обществе, в которой отсутствуют существенные социальные различия между членами Общества.. Antinazi.Энциклопедия социологии,2009

6 Керенский mskva5.narod.ru/1/8.html

7 https://down.ctege.info/ege/-krizis_vremennogo_pravitelstva.pdf

8 Антогонизм - неприемлемость или вражда в политических взглядах, борьба двух и более противоположных идеологий

9 Дезертирство (фр. desercion) - самовольное оставление воинской части или места военной службы в целях уклонения от прохождения военной службы, а равно неявка в тех же целях на службу и оставление поля боя.

10 Аннулировать (от лат. ad к и nullus никакой) - Уничтожать, упразднять, отменять, объявлять недействительным.

11Падалкин А. П. Рыцарь вольного Дона. Часть 1,2 Из редакционной статьи журнала «Донская Волна» № 1 за 1918 г.)

Присоединиться к группе на ФэйсБук

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа: Общедоступная · 1 350 участников
Присоединиться к группе
 

Наш канал на YouTube: