Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи по вопросам казачества

Малоизвестные подробности из жизни юного Филиппа Кузьмича Миронова

вкл. . Опубликовано в Казачество Просмотров: 2742

Сергей Гончаров

Не тот казак, кто жив остался,
а тот, кто за волю на веревке болтался!".

Донская поговорка

Писать о войсковом старшине Филиппе Кузьмиче Миронове очень трудно. Описанию его жизненного пути посвящена многочисленная художественная литература. Это не удивительно. Ведь это была неординарная, очень противоречивая и непредсказуемая в своем поведении личность, воевавшая на стороне большевиков во время гражданской войны на Дону. Именно он поставил перед собой великую цель освобождение донского казачества и донского коренного крестьянства от власти Донской Войсковой старшин, а так же от различных эксплуататоров и кровососов. А так же он сделал все от него зависящее, чтобы защитить от коммунистического произвола казачество Верхнедонского округа и построить на его земле в пику большевикам, со своей диктатурой пролетариата, «крестьяно – казачий социализм».

Для выходца из неофицерской семьи он получил очень хорошее образование. Имел чин войскового старшины, заслужил на Великой войне многочисленные награды, георгиевское оружие. Однако многие его поступки на первый взгляд, в отличие от поступков Подтелкова, али войскового старшины Голубова, кажутся путанными и малопонятными. Так он водил дружбу с известным донским писателем Федором Крюковым, состоял в партии «энесов», мечтал стать Донским войсковым атаманом, пытался арестовать атамана Каледина, поддерживал большевиков, писал письма Ленину, осуждая коммунистов, но в то - же время не выступал против них, а наоборот их поддерживал.

Он был против большевистского террора на Дону, но ничего не сделал, для того, чтобы его прекратить. Он стал одним из первых, кого наградили орденом Красного знамени, Именно он, создал 2 конную Армию, разгромил конницу Врангеля, в результате получил у коммунистов высшую награду: Бутырскую тюрьму и пулю в спину. Советские писатели и библиографы всегда ограничивались крайне малой информацией о его детстве и юности. Типа: бедный казачонок проявил незаурядную волю и, обладая исключительными способностями, без какой либо помощи закончил церковно - приходскую школу, а затем экстерном закончил гимназию. Впоследствии поступил в Новочеркасское казачье юнкерское училище, дослужился до войскового старшины и во время Великой войны стал зам. командира полка. То есть все советские биографии Миронова написаны в одном агитационном ключе: «кто был ни кем, тот станет всем». Сразу же следует отметить, что та часть биографии Филиппа Кузьмича Миронова, которая относится к его детству и юности крайне мала. Советские писатели и библиографы специально ограничивались крайне малой информацией о его детстве и юности, чтобы избежать ненужных вопросов.

Нас же буду интересовать некоторые подробности из жизни юного Филиппа Кузьмича, о которых почему-то многочисленные авторы книг о его жизни стараются либо скромно умолчать, либо не затрагивать вообще. Нам же важно понять какого происхождения и каких убеждений был Филипп Кузьмич, а так же к чему он стремился.

Итак, во всех общедоступных публикациях посвященных Филиппу Кузьмичу написано, что Филипп Кузьмич Миронов родился в 1872г на хуторе Буерак- Сенюткин, недалеко от Усть - Медведицкой станицы Области войска донского в бедной казачьей семье.

Каждый, кто непредвзято попытается разобраться в его биографии, обратит свое внимание на его фотографию, сделанную после его возвращения с русско-японской войны. Первое что бросается в глаза, так это отсутствие бороды и длинные усы, очень похожие на запорожские. Поэтому сразу же возникает предположение, что Филипп Кузьмич является либо потомком запорожца, либо шляхтича и что его предок оказался на Верхнем Дону вероятней всего вместе с казаками атамана Болотникова. Известно, что реке Айдар проживало в то время довольно много запорожцев, среди которых было много шляхичей так, что весьма вероятно, кто-то из них пристал к атаману Болотникову, когда тот поспешил на Верхний Дон на защиту Донского старообрядчества, а затем не возвернулся, женившись на местной казачке. Теперь обратим свое внимание на фамилию Миронов. Как известно, эта фамилия образована от имени Мирон. Фамилия Мирон, читаем мы Энциклопедии еврейских родов, составленной под редакцией института Ам hаЗикарон . относится к так называемым «патронимическим» еврейским фамилиям, которые были образованы от мужских личных имен. Как правило, таким именем чаще всего служило имя отца или реже - деда.

По звучанию подобной фамилии обычно достаточно легко определить, как именно звали родоначальника данной семьи (то есть - первого носителя этой фамилии) в момент её присвоения. Фамилия Мирон происходит от мужского имени Мирон, которое является русифицированной формой имени Меир. Имя Меир (Мейер, Майер) пользовалось большой популярностью в связи с тем, что такое прозвище, означающее «просветленный», носил великий мудрец Торы, ученик рабби Акивы. Многочисленные исторические исследования казацких «Реестров» показывают наличие среди запорожских казаков значительной доли иудеев . Невозможно точно подсчитать количество иудеев принявших православную веру и вступивших в ряды малороссийского казачества в 17 веке. Часть иудеев связав свою с судьбу с казачеством, были даже включены в казачье сословие. Войдя в состав казацкой старшины, еврейские семьи породнились с древнейшими казачьими родами и некоторые из них сыграли значительную роль в истории малороссийского казачества. Следует отметить, что Империатрица Елизавета Петровна велела называть евреями тех иудеев которые приняли православие, а не принявших его называть жидами. То есть, казак носящий фамилию Миронов, либо был потомок еврея принятого в запорожское казачество, либо принадлежал к секте иудействующих. Например, к секте субботников - молокан .

. В книге соратника Нестора Махно - В.Ф.Белаша "Дороги Нестора Махно Историческое повествование" Киев, РВЦ "Проза" 1993 г. 592 с. приведен список наиболее известных участников махновского движения. В том списке есть и брат Миронова. Вот что там написано. «Миронов (без имени и инициалов) - донской казак, красный повстанец в 1918 г. В махновщине с июня 1919 г. Анархист Новоспасовской группы. С сентября 1919 г. по декабрь 1920 г. - начальник штаба 2-го корпуса Азовской группы . Брат командарма 2-й Конной красной армии Ф. К. Миронова который с сентября 1919 г. по декабрь 1920 г. был начальником штаба 2-го корпуса Азовской группы Революционной Повстанческой Армии Украины». Новоспасская группа анархистов-коммунистов была создана из жителей села Новоспасовка Бердянского уезда, одного из центров иудеев - хасидов. Таким образом, с большой долей вероятности мы можем предположить следующее. Семья иудействующих старообрядцев Мироновых, возможно молокан, была бездетна.

Кузьмич Миронов взял в усыновление двух малых братье из единоверческой семьи хохлов, а может быть и из семьи иудеев жителей села Новоспасовка, чтобы приобрести работников в семью, которые бы на старости лет успокоили его с женой, а после смерти, «если чашка, ложка останется, чтобы даром не пропала». Частично эта версия подтверждается тем, что, не смотря на наличие двух сыновей, семья Мироновых была бедной и малоземельной. А ведь на их семью Миронов, должно было быть три пая земли, по числу лиц мужского пола. Известно, что один пай земли в Усть - Медведицком округе в среднем был 7,5 десятины . Таким образом, семья Мироновых должна была иметь 22,5 десятины, или почти 25 гектар. Обычно оставляли для огорода 4-5 десятин, а остальную землю сдавали в аренду, что обеспечивало безбедное существование семьи. То есть семья Мироновых не должна была бедствовать. Другое дело, если на усыновленных детей не было земельного пая.

Тогда сразу же такой вопрос. А какого вероисповедания была семья Мироновых? То что Филипп Кузьмич был из семьи старообрядцев не вызывает никакого сомнения. Это подтверждает и описание внешности (дядьев) братьев отца Филиппа Миронова Тита и Луки. Выглядят они как типичные старообрядцы. Знают Библию, отмечают христианские праздники, не бреют бород, крепкие в вере, трудолюбивые, не конфликтуют с властями. Но тогда возникает следующий вопрос. А какому толку в старообрядчестве они принадлежат? Ответ на этот вопрос очень труден, так как на Дону наряду с императорскими православными казаками проживали как поповцы старообрядцы из Московии, так и донские старообрядцы. Кроме того проживают не только старообрядцы беспоповцы, но и поборники многочисленных сект, начиная с хлыстов, молокан разного толка, духоборов, штундистов и других сект. На мой взгляд, ответ на этот вопрос дает та вера, которую исповедовали жители Новоспасовки Бердянского уезда. Ведь тот, кто отдавал своих детей в воспитание, отдавал не кому ни будь, а наверняка своим единоверцам. Выше уже было высказано предположение, что это были молокане.

И то, что Филька только в зрелом возрасте попал в православный храм в станице Старочеркасской, косвенно говорит как о принадлежности его семьи, в которой он воспитывался к сектантам. Возможно к молоканам. По-видимому, Кузьмич Миронов взял в усыновление из хохлятской семьи молокан двух малолетних братьев, 3-х и 4-х,себе в детище, обязавшись воспитать и оженить их, иметь их при себе навсегда как сыновей, и если они почтут их как родителей, в таком случае определить им в вечное и потомственное владение все движимое и недвижимое имение их, которое остается по их смерти чтобы приобрести работников в семью, которые бы на старости лет успокоили его с женой, а после смерти, «если чашка, ложка останется, чтобы даром не пропала». Кроме того, отец двух детей, передавая Миронову сыновей своих, вручил Миронову в добавление к их имению домик, построенный большой амбар, 2 пары волов, 30 овец с тем, что в случае его смерти, определенное им имение его должно оставаться навсегда у Мироновых без возврату. Все же завещанное им имение движимое и недвижимое было оценено по истине в 300 руб. Сия дарственная была утверждена подписями Кузьмы Миронова и хуторским атаманом. То, что он был из крестьян косвенно подтверждает и то, что армия его состояла почти полностью из крестьян, и по политическим убеждениям он был очень близок эсерам.

А вот какой характер был у Филиппа Кузьмича? Все, кто его знал, отмечают его

неуравновешенность, склонность к конфликтности, стремление к первенству любой ценой и частое впадение в ярость. С малых лет Филипп чуял в себе большую способность к атаманствованию и завсегда атаманил среди сверстников. Всегда мечтал он об атаманской булаве и хотел стать таким же известным донским атаманом как Степан Разин или Кондратий Булавин. Как-то Филька прочитал книжку про Степана Разина и на всю жизнь ему в память врезались слова русского царя : «Жечь без остатку, а людей рубить, и заводчиков на колесы и кольи, ибо сия сарынь кроме жесточи не может быть унята».. И затаил Фёдор в душе злобу. «Вот погодь. Как в силу войду я тебе русский царь всё припомню. Буду жечь без остатку, а твоих православных слуг дворян, офицеров и никонианских имперских казаков буду рубить на колёса и колья буду сажать». Он вообще не признавал ничего, кроме первенства во всем. От духоборов в нём было жажда чистой и святой жизни, жизни по разуму и совести.

От беспоповцев Филипп взял стремление всё проверить, исследовать и «сделать собственную совесть судьёй приказания», бороться до конца против всякой неправды, защищать всех обиженных и угнетенных, грабить и умерщвлять богатых (помещиков, буржуев и генералов). А так же в нём было чувство не подсознательной, а сознательной религиозности, что и позволило ему уйти от массовой религии и исповедовать индивидуальную веру. Во время учёбы в Новочеркасском юнкерском казачьем училище он хватается за револьвер. Когда его непосредственный начальник присвоил себе 6 из 9 рублей мироновского жалованья, нижний чин Филипп Миронов впал в необузданный гнев, а может быть у него и был припадок. Он заявил, что пристрелит вора-начальника как собаку. С первой минуты военной службы он постоянно конфликтует со старшими по званию офицерами, наотрез отказывается «исполнять идиотские приказы», а кроме того в беспамятстве из-за всякого пустяка хватается то за шашку, то за револьвер. После одной из таких «припадочных» выходок его в невменяемом состоянии упекают в госпиталь для нервнобольных (точно так- же как и Подтёлкова). А может быть все это связано с тем, что он был психически не здоров? На эту мысль наталкивает следующий факт. До 12 -15 лет Филипп пасет скотину и не занимается никакой другой работой. Тем самым он каждый день он обеспечен молоком и следовательно сыт. А это косвенно подтверждает версию о том, что он молоканин. Молокане не соблюдают постов. Кроме того, врачи утверждают, что для людей с больной психикой отсутствие людей, уединение, свежий воздух, движение, общение с животными очень благоприятно влияют на психическое состояние больного. Выпас скотины является своеобразным лечением при нервных болезнях. Он благотворно действует на нервную систему и постоянное уединение от людей уменьшает возбудимость нервов. Так что выпас скотины до таких лет позволяет предположить о наличии проблемы с психикой у Филиппа.

. Акромя того Филипп был беден Обычно с десяти лет казачат отдавали в церковно-приходскую школу, Однако Филипп, как было выше сказано, пас станичную скотину толи до двенадцати лет, толи до пятнадцати лет, точно неизвестно. В церковноприходскую школу ходить его не принуждали, и ходил он в неё через пень колоду. Однако он не был дебилом, и обладал исключительными способностями к учебе. Кроме того он был как бы припадочным и постоянно задирался со своими сверстниками что мешало его учёбе в церковно-приходской школе. С другой стороны, надо особо отметить, что во всех сектах очень внимательно наблюдают за развитием детей, и старики обращают внимание на способности мальчиков. Характер у Филиппа был характером лидера. Поэтому секта всячески помогала этому ребенку продвигаться в жизни и стремилась, чтобы этот член секты достиг высокого положения в обществе, не афишируя своей принадлежности к секте и в нужное время, оказывая ей всяческую помощь. Видя такое дело, станичные сектанты пожалели Филиппа и как единоверцу помогли закончить церковно - приходскую школу.

Еще большей загадкой является поступление его в гимназию. Раз он через пень колоду посещал церковно-приходскую школу, то как он смог поступить в гимназию и кто оплачивал его обучение?.. Батя Филиппа за обучение в гимназии платить не мог. И тут неожиданно объявляется благодетель, сам атаман станицы Усть - Медведицкой. А вот с какого это бодуна атаман Усть - Медведицкой станицы берёт Филькино обучение на станичный кош доподлинно неизвестно. Здесь возможны следующие варианты. Либо настоящий батя Филиппа вносит свои деньги за обучение и чтобы «не светиться», и просит атамана объявить, что станица берёт на свой кош обучение Фильки. Либо это идёт через единоверцев, заинтересованных в своих образованных членах секты и продвижении их во власть. Однако через 2 года после поступления Фильки в Гимназию её закрывают. Советске биографы восхищаясь пишут, что Филька самостоятельно сдаёт экстерном экзамены за весь курс гимназии. Такую лапшу на уши можно вешать только рабочим и крестьянам, а так же нонешним реестровым, малообразованным казакам, которые не имеют не малейшего представления о гимназическом курсе, который включал в себя следующие дисциплины.

Это : греческий, латынь, иностранный язык, историю, риторику, математику и ещё много других дисциплин, которые не изучаются в церковно-приходской школе и о которых Филька слыхом не слыхивал. Сам самостоятельно изучить их он не мог никак, так как изучение многочисленных наук, а тем более сдача экзаменов по всем предметам за шесть лет обучения, представляла для такого плохо развитого и малограмотного юноши непреодолимую трудность. Тогда сразу же возникает вопрос. Кто и как помог Филиппу сдать экзамены за весь курс обучения в гимназии экстерном? Ларчик же открывается просто. В гимназии преподавала семья Поповых которые приходили родственниками Попову, известному под псевдонимом Серафимович. Серафимович, он же Попов Александр Серафимович, молоканин, был на девять лет старше Фёдора Миронова. Родился в 1863г в станице Нижне-Курмоярской. Закончил Усть-Медведицкую гимназию. Уже в гимназии он создал кружок, в котором велись беседы о справедливости, о правах человека, о равенстве и свободе. В кружок попадала нелегальная литература, привозимая с приехавшими на каникулы студентами в родные станицы. Постепенно у Серафимовича формируются народнические убеждения крайнего толка. Однако после поступления в Петербургский университет, на физико-математический факультет, он попадает в среду революционного студенчества и знакомится с марксизмом.

Затем он порывает с народничеством (эсерами) и становится убеждённым марксистом. В связи с причастием к неудавшемуся покушению на Государя Императора Александра III он был арестован и выслан в Архангельскую губернию. По окончании ссылки он возвращается в станицу Усть - Медведицкую, где находясь под надзором полиции, он продолжал свою революционную деятельность. Именно в это время ему в руки и попадает Филипп Миронов. Именно в обществе единоверца Серафимовича, он постигает азы эсеровского учения, которые легко накладывается в его сектантской душе, на ненависть к существующему строю и церкви. В конце- концов общими усилиями преподавателей Гимназии единоверцев Поповых, родственников Серафимовича, сам Серафимович, который взял шефство над Филиппом и находящимся под негласным надзором полиции исключенный из Петербургского императорского университета студент Маврин Филиппом был получен документ об окончании экстерном курса Гимназии. При этом здесь не обошлось и без помощи покровителей братьев сектантов масонов или говоря современным языком блата.

Вызывает много вопросов и женитьба Филиппа. Существует расхожая байка, которую советские биографы любят выдавать за истину. Якобы некий казак дал обет, что если на войне останется живым, то отдаст свою дочку в монастырь. Она же от монастырской жизни попыталась утопиться, прыгнув с обрыва в Дон. Филипп же в это время проходил мимо и, заметив, как с обрыва в Дон полетела какая-то белая фигура, не растерявшись, прыгнул вслед за ней и вытащил на берег. Оказалось, что он спас девушку. А затем он на ней женился. Ему в то время было 17 лет, а ей 15 лет. А теперь перейдем к фактам.

В станице Усть - Медведицкой только один женский монастырь. Указом от 9 июня 1785 г, Святой Синод по ходатайству А. И. Иловайского, велел преобразовать Усть - Медведицкий мужской монастырь в женский монастырь. В 1863 г., игуменьей стала Арсения, которая была посвящена в сан игуменьи Архиепископом Иоанном. В 1867 г. заботами игуменьи Арсении, при монастыре открылось бесплатное четырех классное женское училище с преподаванием Закона Божия, русского и славянского языков, географии, арифметики и русской истории. Так же была открыта живописная школа, в которой преподавала сама игуменья. В училище обучались дочери казачьей старшины, а так же дочери чиновников, духовных и городских жителей, сельские, коренные и иногородние где их учили светским манерам, чтению, и другим светским наукам. То есть этот монастырь был своеобразным Смольным институтом благородных девиц на Верхнем Дону, где воспитывались будущие жёны войсковой старшины. Очевидно, что девочки обучающиеся в этом училище были вовсе не бедными замученными монашками. Кроме того, в живописной школе обучалось до 15 девочек постоянно живущих при монастыре. Занятия проводились три раза в неделю по два часа. Училище действовало до 1918 г. Для нас представляет интерес, как Филипп сообщил родителям о своей женитьбе. Конечно, ранние браки у старообрядцев и сектантов обычное дело и даже приветствуется, так как они полезны для сохранения психического здоровья.

Но главное в том как он известил родителей о своем решении жениться. А ведь его семья была бедной, ему было только 17 лет, он нигде не работал, а только учился в Усть-Медведицкой гимназии, да и то на казенный кош. Сразу же возникает вопрос. На какие «шишы» он собирается содержать семью?». Однако на его решение жениться сразу же дал своё согласие и атаман Усть-Медведицкой станицы. А вот спросим себя, какое отношение атаман станицы имел его решению о женитьбе? Батю, же Филипп вообще поставил в известность в последнюю очередь, что еще раз подтверждает версию, что он был приемышем. Да и не понятно, почему отец невесты не был против женитьбы. А ведь дочка его должна была бы выйти замуж за справного казака из войсковой старшины, а здесь какой-то голутвенный казачишка. Вот это и все вместе не вяжется.

Завершив так называемую учебу в гимназии и получив документ об ее окончании, у Филиппа хватило ума не поступать в университет. По призыву на военную службу, Филипп выражает желание получить офицерский чин и его зачисляют в Новочеркасское юнкерское казачье училище. Однако при завершении учебы в училище опять возникли проблемы. Так как он не был сыном офицера, то он не мог быть выпущен из училища офицером. Однако поступив в училище сыном не офицера (по первому разряду), он уже в 1898г. оканчивает его уже по второму разряду (как сын офицера) с присвоением офицерского чина. И как это ему удается везде пролезать с « чёрного хода?». Нигде на этот вопрос может быть даден только один ответ. Ему помогала и толкала старообрядческая секта и их хозяева масоны, заинтересованная в своих людях во власти наверху. И даже получив желаемый офицерский чин Филипп опять недоволен тем, что не находит среди офицеров своих единомышленников и единоверцев.. «Я пошёл в училище, -- позже вспоминал он, -- с надеждой получить на казённый счёт образование и найти под офицерскими мундирами честных людей.

Но глубоко ошибся: они, как правило, оказывались слугами самой тяжёлой реакции». Тем не менее, не смотря на вышесказанное, он стремится сделать военную карьеру. Продвижение же по службе у него идёт без задержек. Уже в 1902 г. он имел уже звание хорунжего, а в 1903 г. избирается станичным атаманом в станице Распопинская , хотя в ней никогда не жил. И опять ему кто-то помогут стать станичным атаманом! Правда, в атаманах пробыл он недолго. Через год казаки его с треском изгоняют из станицы. Опять вопрос. « А кто его устроил в станичные атаманы и зачем?». Ответ может быть только один. Атаманство нужно для продвижения по службе и толкали его опять старообрядцы, сектанты и их благодетели масоны, готовившие таких как он к своей власти и будущей гражданской войне на Дону. Как видим, психически больной Филипп Миронов, всегда шёл с «чёрного хода» и без помощи своих сектантских братьев никогда бы ничего не смог бы достигнуть. Но именно такие личности из казачьего сословия с психическими, отклонениями, “отмеченные печатью”, хитрые, умные, одиозные, ни перед чем не останавливающиеся личности, люто ненавидевшие Империю и Государя, заранее готовились и ставились масонством на нужные места для развязывания гражданской войны на Дону. К этому времени сформировалось не только его мировоззрение, но и обманчивая внешность. Для всех казаков он лихой щеголеватый имперский офицер. А внутри его, ненависть к Государю и Российской империи, замешанной на сектантской хлыстовской ненависти с примесью эсеровского и марксистского учений. Он мечтал стать окружным атаманом Усть - Медведицкого округа чтобы реализовать заветную мечту всех сектантов и старообрядцев: очистить округ от никонианцев, организовать сектантские коммуны которые зарекомендовали себя как производственные сообщества, по организации и эффективности хозяйства, заметно опережавшие остальное крестьянство. В это время он уже осознавал себя в качестве вождя трудового казачества, донского коренного крестьянства и иногородних, сплотившегося вокруг него, с целью построения на донской земле «крестьянско - казачьего» социализма.


Сергей Гончаров

Присоединиться к группе на ФэйсБук

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа: Общедоступная · 1 330 участников
Присоединиться к группе
 

Наш канал на YouTube: