Русские традиции — Альманах русской традиционной культуры

Живопись Бога

1. Цветы ночи

Каждый цвет здесь вошёл,
Как патрон в барабан,
Чтобы выстрелить в нужный час.
Если в сумерках что-то белеет – оно
Избирает для встречи вас.

…Или бабочек ночи, чей странный узор
Выгравировала игла.
С белым венчиком встретилась взор во взор
«Мёртвая голова».

Живопись. Цвет возникает, как звук, окрашенный тембром

Цвет возникает, как звук, окрашенный тембром
Инструмента, при том, что исполнитель находится за…
Уши, цвету внимающие – это глаза,
Мембраны и ритма законы разучены ветром.

В вибрациях плоти, в конкретности слова твердь,
Во что оплотнились звуки – во впечатленья!
Прямоугольников больше, чем нас, и дверь
Их запечатана прежде молчаньем и тенью.

Око, ты – гость, чужеземец, сквозь чуждый град,
Как путешественники, утомлены пустыней,
Жаждем войти и ждём, пока отворят…
О, страж языка неведомого, впусти нас!

23.02.2002 – 27.02.2008


Счастлива семипалая кисть каштанового листа —
Свет претворяя в пейзаж, в цветотворение кроны,
Прежде, чем выкроет кроном осень, и златокованым
Чудом предстанет сад — как малахит, густа –

Жизнь. И тяжкий хром, что предваряет кобальт
Грозди и гроз – тот цвет, вызревший, словно плод —
Ты расщепляешь, гром, огненною подковой,
И семипалая кисть краски на холст кладёт.

13.07.2001

Змей. Живописный образ. Читая словарь символов

Змей

Змеи в руках богинь, гибкие – в волосах.
Словом покорены, станут послушней пса.
Древо – оплетено. Время – в кольце змеи.
Из первородных сил, первая тварь земли.

По синусоидам тайн тело её – волна,
В каждом предмете – спит, и в существах – она.
Внутренней силы всплеск и позвоночника рост.
Кодом змеи мы все – высказаны насквозь.

2006-09-18


Живописный образ

Монументальная роспись "Сполох" на тему истории донского казачества

Земля, родина, казачество, память о донских и кубанских предках — все вобрал в себя диплом Кузнецова Родиона Анатольевича. Как сказал его преподаватель С.А. Гавриляченко, — "Редкое счастье дается художнику с обретением собственной темы". Главное в работе определяет слово "Сполох!" Казаки бросают полевую работу, вскакивают на неоседланных коней, старики у плетней вглядываются в пылящего в дали всадника. "Война!" В росписи с ее гармоничным поэтическим строем не сразу увидишь в прорезях виноградной листвы всадника с тревожным флажком. Но в этом и заключен главный смысл композиции, несущий образы "войны и мира". В военной теме есть особо щемящие сюжеты — первый миг известия и проводы. В них все — мгновенный, оглушающий удар, и застылость первых минут, и женский вопль, и мужская удаль, горе и напускное предсмертное веселье. Как это выразить?

Родион решил эту задачу через образы. Один из них — казачка, срезающая ножом — "курлючкой" виноградную гроздь. В ней и реальность еще не слышащей весть женщины, и символ античной богини осени, жатвы, пресечения жизни. Другой образ — пустой, чисто убранный курень с цветами под портретами предков (казак на фотографии чем-то напоминает Петра Глебова, и фрагмент композиции становится подношением великому актеру и великой роли). За окнами хранящего холодок куреня — дали "золотых" пухляковских горок, проводы казака на службу. Кто слышал песню "Конь боевой с походным вьюком", тот лучше поймет написанную молодым художником сцену последнего прощания, последней "стремянной" рюмки и следующий за ней неизведанности судьбы. Центральная, протяженная стена проекта самая "пустая" и самая повествовательная. Там вдали бросается работа, тянутся волы, беспомощно вскинулись жерди арбы, коротко прощаются с родными казаки, спешащие на сборный пункт; там — идеальный пейзаж с орнаментом пересекающего, заплетающего стену горького хмеля.

Необходимость радуги. Уроки живописи

Когда учишься рисовать
Зелень – ту, что россыпь небесного звона
Изображает листвой,
И затеряна богом на дне
Мира – как песнь его,
Повторяемая в зелёном
Регистре, чтоб синевой
Умножаться
В небе вполне –

Вот тогда
Обнаруживаешь,
Что каждую из мелодий,
Под названием древо и куст,
И на жарком холме купину –
Нот зелёных волненье
Алой описью солнце обводит
И тем самым возводит
В вечность иконописи – волну

Пейзаж с конём. Уроки живописи

Конь на холме, внизу холма – художник.
Тот ловит запахи, а этот — ловит цвет.
Но оба пойманы — в лугах, в ладони божьей –
Творцы и твари — в травах, как в родстве.

И оба приняты в душевное пространство
Художника, чей холст — из тех же трав.
Они останутся, и каждый — в тесной рамке
Здесь, на стене, как прежде – юн и прав!

Ужин с живописцем

Мы в доме имени имения Утрилло,
И чует Мориса наш западный фасад,
Ста плачами дождя тому назад
Обласканный – у времени обрыва.

Так воды дней мутнеют постепенно,
Закатный луч, их просветив до дна,
Нащупывает огненные стены,
И кирпичу пылание – цена.

Скажи, художник, и о наших днях,
Что на закате тлеют – и истлеют,
Где кисть твоя? Призывно на камнях,
На кровле эркера, берёзка розовеет.

Уроки живописи. Рембрандт

В каждой подошве, брошенной на обочине —
Цитата из Возвращения блудного сына.
Дорога – как холст —
Непомерный. Толпясь, этой ночью
Вплотную подходит пейзаж
К сюжету, который прост.

Наши фары в ночи
Подобны светильнику, тень
Такая же, видима сзади,
У того, кто блуждал и проснулся.
И фигуры деревьев,
Склонясь, как родня, к пустоте,
Предчувствуют странника в нас,
Что однажды вернулся.

Группа на Facebook

Facebook Image

Группа во вКонтакте

Канал на YouTube: