Русские традиции — Альманах русской традиционной культуры

В пользу богохранимых пчёл. — Нечаева Г.Г.

Рукопись 1832 г. из фондов Гомельского музея и языковая модель мира

В заговорах более всего привлекает семиотическая структура многослойного кодирования содержания текстов. Например, взаимосвязь мифологических представлений и реальных обстоятельств, объединяемых ритуалом, – с прагматическим вектором, их «сосуществование» в едином моделируемом пространстве, и более того, их «соучастие» в самом моделировании этого пространства.

В фондах музея Гомельского дворцово-паркового ансамбля хранится рукописный cборник 1832 г., который поступил из Гомеля. В простой тетрадке в 1/8, на 16 листах, т.е., 32 страницах [КП 15955]. Рукопись вся посвящёна молитвам и заговорам «в пользу богохранимых пчёл». Всего текстов не менее 20 – 23 (не нумерованы), но некоторые развёрнуты на две-три страницы и представляют несколько блоков с разными адресатами. Известен только один подобный белорусский рукописный сборник пчельных заговоров 1805 – 1819 г.г., опубликованный Е.Р. Романовым [14], и он имеет 16 страниц и близкое число нумерованных текстов (23). Сравнение двух памятников чрезвычайно продуктивно, но представляет специальную задачу. Сегодня сосредоточимся на образном мире гомельского сборника. Его автор – грамотный пчеляр, старообрядец, судя по написанию имени Христа под титлом «Іс» (у православных «Іис»), а значит, принадлежит местной ветковско-стародубской культуре. Он поместил здесь не только тексты, но и описания действий, совершаемых с ульями и пчёлами в течение года, что обычно для заговорной практики. Они привязаны к народно-христианскому календарю и кругу святых, к которым следует обращаться, а также обращены к природным силам, образам животных и растительности, к предметам, атрибутам, локусам – реальным, религиозным и мифологическим, что находим и в романовском сборнике.

Ветковская культура – достояние Беларуси и России

Вся наша многовековая история наглядно иллюстрирует
неразрывную связь судеб белорусского и русского народов.
И биография белорусского города Ветка – ещё одно тому
подтверждение. Так распорядилась судьба, что после трагедии
раскола Русской православной церкви, именно ветковская земля
на многие десятилетия стала центром русского старообрядчества.

Здесь русская старообрядческая культура и бытовые традиции
тесно переплелись с местными, сформировав тем самым в этом
регионе самобытную народную культуру, которая внесла
неоценимый вклад в культурную традицию Беларуси и России.

Бесценные экспонаты этой культуры сегодня собраны и бережно
хранятся в Ветковском музее старообрядчества и белорусских
традиций. Собрание музея, которому посвящается эта книга, —
бесценное наследие Союзного государства, ещё одно яркое
свидетельство неразрывной связи судеб наших народов.

Григорий Рапота,
Государственный секретарь Союзного государства

Ветковский музей старообрядчества и белорусских традиций. — Беларусь

Экспозиционная площадь ВМНТ в 2006 г. составляет 380 м².
11 залов основной экспозиции размещены на трёх уровнях исторического особняка и экспозиционной пристройки.
Выставочная площадь в филиале музея в г. Гомеле – 65,7 м².
Количество экспонатов в постоянной экспозиции – 768 (ОФ 550, НВФ 218).

Музей имеет высокий потенциал как объект туризма. В конце 1980-х был включён во всесоюзные туристические маршруты и принимал до 60 тысяч гостей в год. В 2004 году включён в туристический проект «Золотое кольцо Гомельщины». Во 2-м республиканском конкурсе “Познай Беларусь” в номинации “Лучший музей года” ВМНТ был отмечен специальной грамотой “За сохранение и возрождение традиций”.

В 2006 году число посетителей составило около 11 тысяч – из РБ, а также из-за рубежа. Установилось мнение о музее как об одной из жемчужин Беларуси.

Своеобразие музея определяется тем, что в нём представлена художественная культура и творчество нескольких народных традиций интереснейшего региона на юго-востоке Беларуси (Гомельская область) Прежде всего, православной белорусской деревни и старообрядческой Ветки – исторического центра посадского раскола к. XVII – XVIII веков.

Вышел аудио-диск Ирины Савельевой по румынским липованам — старообрядцам белокриницкого согласия

Вышел первый аудио-диск Савельевой И.А. по румынским липованам (старообрядцы белокриницкого согласия)! На диске представлена фольклорная традиция села Сарикёй (Sarichioi) — свадебные, календарные, протяжные песни, шуточные припевки. Всего 30 номеров в исполнении ансамбля хранителей и знатоков аутентичной традиции села. Диск снабжён буклетом с фотографиями и подробным рассказом об истории села, традиционной одежде, свадебном обряде и масленичной "Стреле", а также — об особенностях музыкальной стилистики обрядовых песен.
В буклете даны все тексты к песням на диалекте. На обложке буклета — берег лимана Разин в 4 часа утра, с лодками и рыбаками, в центре фото виден фрагмент остатков крепостного некрасовского вала.

Заявки на диск принимаются по адресу: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.
Ирина Савельева

Династии мастеров-книжников Ветковско-Стародубского региона

С момента своего возникновения в конце XVII в. и на протяжении почти всего XVIII в. Ветка в силу исторических обстоятельств являлась крупным духовным центром старообрядцев.

Как и все старообрядческие киновии, ветковский центр стал мощным источником долгого сохранения и своеобразного развития русской средневековой книгописной традиции «внутри» культуры Нового времени.

Формируясь на границе Речи Посполитой с Московским государством, ветковская рукописная традиция приобретала самобытные черты в активном взаимодействии культур восточнославянских народов – русского, белорусского и украинского. Однако как целостное явление ветковское искусство рукописной книги оформилось именно на территории Беларуси, оказавшись органично вплетенным в историю белорусской культуры.

К концу XVIII в. в Ветковско-Стародубском регионе сложился своеобразный художественный стиль в оформлении рукописных книг. Истоки его возникновения рассматривались в статье «Истоки формирования художественно-декоративного стиля в оформлении рукописной книги Ветки» [1]. Выявлению основных стилистических особенностей, их развития посвящены такие публикации, как «Мастацкае афармленне веткаўскіх рукапісных кніг XVIII стагоддзя» [2], «Мастацкае афармленне веткаўскіх рукапісных кніг XIX – пачатку XX стагоддзяў» [3]. Этот стиль, получивший название «ветковский», продолжал жить и развиваться в XIX в., все более наполняясь живительной силой от истоков народного искусства. И это не удивительно, поскольку в этот период создание рукописных книг из монастырских скрипториев переходит, преимущественно, в дома простых слобожан.

Моя ж ты родненькая, вот и довелось стренуться …

(Книжная культура Ветки).

Одним из важных аспектов, включаемых в понятие книжная культура, на наш взгляд, является этический. И заключается он не только в том, что Книга занимала особое место в нравственном становлении человека, но и в самом отношении к ней и к чтению. Удивительно то, что старообрядческая среда не только донесла до сегодняшнего дня древнюю книгу, но сохранила традиционную культуру общения с ней. Ту культуру, для которой характерно было признавать книгу «честнее чистаго злата и серебра и многоцветнаго бисера и камений драгих», поскольку «яко же птица бесъ крылъ не может на высоту возлетети тако и умъ не можетъ домыслитися бесъ книгъ како спастися» [23, л. 8]. Книга приравнивалась к свету. И, если «первый свет есть Христос бог наш» («душу просвещает»), «вторый свет – дневный» («очи просвещает»), то «третий свет – святыя книги» («обнажают и освещают все зло и добро в нас») [23, л. 11].

В предисловии к сборнику «Кириллова книга» (1644) чтение книги сравнивается с вкушением меда для праведных и грозным оружием для врагов: «Посем начинается сия бл[а]женная книга чести, аки камение драгое и бисерие нести, им яко медвеныя соты вкушати,… или яко оружием препоясався супостат сещи…» [5, л. 6]. А в послесловии она – «воистину подобна великому кораблю, обремененному великим богатством» [5, л. 560]. Эта книга изобилует записями на полях. Буквально следуя словам автора: «И вам бы возлюблении предобрую сию книгу неленостне прочитати и совсе усердием внимати», читатель XIX в. оставляет свои замечания, толкования, ссылки на другие источники, отправления к иным текстам этой же книги. Тем самым он становится собеседником автора. А эмоциональные пометы «зри!», «пойми!» с изображением «руки указующей», обращения к будущему читателю: «Отсель читай с рассуждением, умомъ разумевай» [5, л. 263], делают его нашим собеседником.

Нечаянные встречи

Принимать казачью жизнь такой, какая она
сегодня есть лучше всего на сытый желудок.

Все последние дни внук Ванечка только и говорил о рыбалке. В конце концов, Фёдор Григорьевич сдался и стал готовить удочки. За два дня до отъезда на рыбалку Ванечки взял вилы и накопал на заднем базу жирных красных червей в куче перепрелого навоза и сложил их в баночку со мхом. Тем временем Фёдор Григорьевич настроил удочки. И вот настал день отъезда на рыбалку. День выдался теплым, тихим, но с периодически моросящим дождем. Встав пораньше, Фёдор Григорьевич разбудил Ванечку, и, загрузив в Волгу удочки, червей, прикормку, садок, складной стульчик, термос с чаем, нож и немного еды, они поехали к заранее присмотренному им месту. Подъехав к присмотренному месту, Фёдор Григорьевич увидел, что место занято. Тогда он решил проехать вдоль берега в сторону отдельно стоявших куреней, в которых по слухам проживали сектанты. Не доезжая до крайнего куреня, Фёдор Григорьевич остановил машину. Затем они с Ванечкой вылезли из машины и, забрав поклажу, зашагали по тропинке, петляющей среди кустов, обильно росших на берегу. Неожиданно тропинка нырнула вниз под обрыв. Когда кусты расступились, то они увидели, что тропинка вывела к мыску, который представлял собой засыпанной глиной и хорошо утоптанный выступ в реку, шириной около двух метров, окруженный полукруглым плетнем, выступающим из воды на пядь, с часто вбитыми в дно реки кольями. Ванечка достал прикормку и занялся прикормкой рыбы. Фёдор Григорьевич измерил глубину в этом месте и выставил её на удочках. Затем насадив червей на крючки, они сделали заброс. Ванечка уселся на складной стульчик и замер, впившись глазами в поплавок. Прошло минут пять, и у Фёдора Григорьевича поплавок, вздрогнув, резко ушел под воду. Фёдор Григорьевич подсек и почувствовал, как задрожала изогнувшаяся удочка. Крутя катушку он, потихоньку подтянув рыбу к берегу. На крючке оказался довольно крупный карась, который занял свое место в садке. В это время у Ванечки тоже стало клевать, но потом все замерло. Расстроившись, Ванечка резко дернул удилище и вдруг почувствовал, что у него на крючке кто-то есть. Оказалось, что ему удалось поймать вполне приличную плотвичку. Она тоже заняла свое место в садке. Насадив на крючки червей, они опять сделали забросы. И вдруг позади них раздался голос:

Образ святого Николы в многочастных иконах Ветки

(Временно без иллюстраций)

1. Органичность многочастных икон для культуры Ветки

Многочастные образа, содержащие клейма с изображением отдельных чтимых икон и избранных святых, а также многофигурные композиции «избранных святых» известны во всех старообрядческих деревнях на Ветке. Собранные в регионе экспедиционные материалы по устной народной культуре иконы указывают на включение в состав многочастных изображений святых с «целебными» функциями. Об этом же свидетельствуют старообрядческие памятники (иконы, гравюры), в том числе и местные, известные как «целебники»[1]. Сравнение варьирующегося состава святых в многофигурных иконографиях типа «Покрова», «Богоматери Боголюбской», «Богоматери «Всем скорбящим радость», расширение рядов предстоящих в «Распятиях» также указывают на включение святых целителей. Все три явления: многочастные иконы, композиции избранных святых, а также и расширение чинов святых в числе предстоящих в многофигурных иконографиях подтверждают органичность и цельность этого процесса для старообрядческой культуры и, прежде всего, для Ветки. Доказательство живости явления – и участие в нём иконографических изводов, связываемых с местными традициями. Впитавшая в себя потенции многих древнерусских иконописных центров, Ветка развивалась в синтезе и переработке принесённого мастерами опыта, не только технологического, но и духовного. Рукописные памятники иконографического ‘собирательства’ сегодня хорошо известны. Таковым является, например, привезённый в Московский университет и рассмотренный в публикации И. В. Поздеевой «громадный конволют» XVII – XVIII вв. «Сборник, основная часть которого написана в начале XVIII в., полностью посвящён чудесам Богородицы и является своеобразной и очень полной энциклопедией русской мариологии»[2]. Однако одним из стилеобразующих факторов послужила фольклорная ситуация сосуществования мастеров и их заказчиков. В результате икона оказалась воспринятой в едином духовном пространстве народной культуры, как неотъемлемая её часть, глубоко погруженная в незримые, материально не осязаемые слои.

Опубликовано подробное описание мужской рубахи старообрядцев — поляков Алтая

В издательстве "СамПИЧ" (Сам пишу, издаю и читаю) опубликовано подробное описание мужской рубахи старообрядцев — "поляков" Алтая, представляющей большой этнографический интерес. В основе своей она является типичной русской рубахой, но в некоторых деталях имеет ряд признаков, неизвестных ни северно-русскому, ни южно-русскому регионам. Уникальна история появления рубахи в фондах Российского этнографического музея. Она привезена Великим князем Владимиром Александровичем Романовым из поездки по Томской губернии, осуществленной летом 1868 года. За год до этой поездки, в 1867 году, в Петербурге состоялась Первая Всероссийская этнографическая выставка. В 1869 году князь стал выполнять обязанности товарища президента Академии художеств. Возможно, он проявил интерес к одежде старожилов Томской губернии, как к объектам, интересным с художественной (культурной) точки зрения, и привез из своей поездки две мужские рубахи. При поступлении в Российский этнографический музей одна из них получила регистрационный номер 8762-1485.
Изданное описание содержит подробные обмеры рубахи (2 чертежа), фотографии отдельных фрагментов вышивки, а также полную их расшифровку (9 листов формата А3 и 3 листа формата А4).

Некоторые детали рубахи можно увидеть в краткой презентации, которую бесплатно вам может прислать автор расшифровки.
Заявки присылайте по адресу: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Группа на Facebook

Facebook Image

Группа во вКонтакте

Канал на YouTube: