Русские традиции — Альманах русской традиционной культуры

Диск. Звезда. Читая словарь символов

Диск

Нефритовый диск называется Пи
И имеет отверстье –
Как фокус космической линзы:
Земля – небеса.

Два веера света сияют,
Сращённые вместе,
Миров перехватка
Для входа трудна и узка.

2006-09-10


Звезда

Дитя. Задумав плакать – весь отвес небесный

Задумав плакать – весь отвес небесный
Протянут, словно нить из волокна,
Из пряжи облаков, и воздух бездной
Возжаждал утешительного дна.

И там, на дне, под влажным грохотаньем
Померкли и соскучились сады,
Лишь яблони тревожным трепетаньем
Пересчитали завязи-плоды,

Лишь вихрь маленький в пыли кружился
И, пальцами ухватывая нить
Небесной мысли, как дитя, молился
Чтоб дождь пришёл – весь мир соединить.

До лучших дней оставленный – ответ

До лучших дней оставленный ответ
На тот вопрос, что задан
Юным лугом и жаворонком
В небесах – в упругом
Тенистом своде, где заката – нет.

До дней спокойствия,
Где явствен стал закат,
Где обмелело русло – в половодье
Вещавщее невнятно о сегодня,
О той, неявной из трёх тысяч дат.

Догони меня, если ты сможешь бежать и бежать

Догони меня, если ты сможешь бежать и бежать –
Нам затеяли сумерки – гонку под ранней луною,
Кто несётся сквозь вечер, кто дышит согласно со мною –
И кто пересекает ручьи, от восторга дрожа –

Это суть моя, в тёплых лесах и по илистым тропам –
Вдоль реки – догони, ибо жизнь наша – радостный бег,
Если вдаль, то и вглубь, удаляясь – вернёшься к себе,
Каждый стих – это бег по метафорам, рифмам и тропам.

Ну и что, что срывается сердце, что выброшен прочь –
Белый флаг пораженья и знамя зелёной надежды.
Это бег начинает свой путь сквозь сомненья и ночь,
Это бег рассчитает, кто рядом окажется прежде.

Дождь обучает светозарно падать

Земля, изрытая тысячами копыт,
Так видима глазу птицы — как утром,
очнувшись от бури, у ног своих близко
Ты видишь следы дождя: чернозём избит

Полуночным бегом, и ветер, что гнал табун,
На северных травах возросший, — видел: крупен –
И тоже лоснится… И капель упругие крупы
Блестели, и звёздочка зрела у каждой во лбу…

Дождь проснулся, заплакала ива

Дождь проснулся, заплакала ива
Что склонилась у нас над рекой.
Ты когда была так красива
Любовалися парни тобой!

Но, а годы всё поменяли
Потерялася вдруг красота
И морщинки, словно росинки
Появилися вдруг навсегда

Укрылося солнце игривое
За далёкой сонливой рекой
Унося всё в туманные дали
Яркий день, что встречали с тобой.

Дождь. ​​​​​​​Жаба. Читая словарь символов

Дождь

Дождь. Читая словарь символов
Он есть вода и он приходит с неба –
Достаточно двух качеств для дождя,
Чтоб быть возлюбленным землёй.

Как дети, слепо
В них тычемся, из бездны приходя.
И прозревая свет, который льётся,
Как дождь, и ощущая дождь как свет,

Прозрачность пьём, но редко удаётся
Их увидать в единстве и родстве.
И дождь – слепой приходит, как поэт,
Соединяя воду, жизнь и свет.

Дом. Город. Читая словарь символов

Дом

Грудная клетка стен предполагает сердце,
Оно нам говорит о том, что в доме мы.
Оконным оком смотрит в море тьмы,
Плывёт, как зверь морской и транспортное средство.

О, дом, гадание, ты весь – структура сна,
Ты равен нам в светёлках и подвалах.
Души пространство первое – она
Себя – тобой, как миром, измеряла.

В подвалах просыпается инстинкт,
И кухня – мир духовных превращений…
Круговорот волшебных помещений:
Живём в одном, пока другое – спит?

Дорога ночью. Собрание блуждающих огней

1.

Собрание блуждающих огней –
Дорога ночью. Для неё, взаимно,
Так движется пейзаж, скользя с повинной
И изменяя тьму, блуждает в ней.

Взаимоотношение осей
Невидимой, но властной перспективы
Наощупь нас находит, как мотивы
Воспоминаний колесницы сей.

Оснежено вращаются колёса
Многоочитые, где каждая судьба
Глядит, как глаз,
И взгляд её вопроса
Лишь чётче означает контур лба.

8.02.2001

2.

Является, чтоб сразу сгинуть, взгляду
Ночного города светящаяся горсть,
И горечь ночи тлеет по фасаду
Слепых небес, как прерванный вопрос.

Как наш полёт у мрачного подножья
Колосса тьмы, как всплески-города,
Нас вопрошающие об одном и том же,
По коже дрожью света проходя…

10.02.2001


А тебя не праздновать – из глубин
Всплывшая – и следом множество,
По дорогам, в месяце – голубым,
Что впервые сердцем тревожатся.

И какую выберу из картин,
Может, ту, где звёздная темнота
Над обрывом видима, как дым,
И босой ноге темна – тайна омута…

10.02.2001

Дорога через пригород

Дорога через пригород
Развязывая сердце от затей
Теизмов и трюизмов, трёхэтажно
Мы переводим на язык страстей
Толпы, куда причислены однажды…

Любовью – так, что безымянный свод
Её законов – трижды был обрушен,
Она одна осталась мерой душам –
Вместилище утраченных свобод.

Нелепо сжаты пригородным рейсом,
Дыша в затылок и дыханье сжав,
Мы проносимы в бесприютном действе
Автобуса сквозь призрачную явь.

Дорога. В эту пору домой возвращаются

1

В эту пору домой возвращаются
Ночные снайперы,
Напевая устало в кабине таксиста,
Там, где щиток.

Он не спал эту ночь,
Словно в сумраке – тигр Суматры,
Он охотился – впрочем,
И нас настигает восток.

В серой изморози,
В сизой серени, в лютой сирени,
Что цветёт по садам в феврале,
И у тёплого рта

Драгоценные камни. День отдыха. Читая словарь символов

Драгоценные камни и жемчуг

Юнговской «Аниме» – жемчуг, и духу – алмаз.
В тайнах змеиных голов – и оттуда изъяты –
Блещут рубины, сапфиры, агаты, гранаты…
Лоб Люцифера покинул сияющий глаз —

Тот, изумрудный, драконов, чтоб снова из тьмы
Ангел извлёк его – первых времён археолог.
Две полусферы разъяты – под плазменный сполох –
В чашу, открытую миру, соединены:

В Чашу Грааля, где стража и существо
Истины – битва и вечная ёмкость покою.
Божьей рукою пробитой и крови рекою
Вечно омыты – секрет сохраняете свой.

Дракон. Дельфин. Читая словарь символов

Дракон

Преодоление и сублимация греха –
Вот смысл типичного китайского дракона
Для тех, кто чтил Георгия – суха
Земля без битвы их, и суть закона

В старинном символе… Но мы – в Китае, за
Столетия – до Боя… Грезят властью
Штандарты – земледельческому счастью
Дракон – начало: молния – гроза –

И дождь змеящийся, небес соединенье,
С землёй… Бог ритма, ритм бога, брак…
Рождающий, благоприятный знак,
Когда б не видеть в нём… кровосмешенья.

Древесных тайн исполнены чернила

Древесных тайн исполнены чернила.
Перо – небесно, и бумага – трав
Переплетённых искренняя карта…
Я напишу сегодня то, что завтра
Туман покроет, словно луг с утра.
Как неразборчив почерк девясила!

Но праведно вздымаясь над протокой,
Он первым ловит низкий свет луча.
Что – горожанину, что – дикарю в природе
Ноябрьской, в оснеженной погоде?
Китайский стих молитвенно уча,
Он раздвигает сон души глубокий…

И с удивлением глядит на ранний след
Свой собственный – среди блестящих далей.
Мир – чашей предстоит, её к себе
Взгляд наклоняет, мысля о судьбе
Затерянного путника печали.
Земля достала зиму, словно плед.

Другой

Мне казалось, что другой —
Только он составит счастье,
Мой же гнул меня дугой.
Я сбежала в одночасье.

Белый легкий пароход,
Он по морю голубому,
По простору бурных вод
Он увез меня к другому.

В теплых солнечных краях
Я нашла себе усладу.
День сгорал в любви боях,
Чувства были, но без ладу.

Дуб. Древесина. Читая словарь символов

Дуб

Сивиллин – спит, Юпитера – обуглен,
О, дуб-провидец, ты – друидов сон
И палица Геракла… Если срублен –
Ложится в ложе основанья он.

О, вечный дуб, когда б не ты – столетних
Не помнили б обычаев, но вот –
Средь зимних бурь и гроз срединнолетних,
Как память, наше дерево растёт.

Душа отошла, как вторая ступень

Душа отошла, как вторая ступень,
Лишь всё содрогнулось беззвучно,
Лишь в тёмном пространстве оглохших степей
На миг полыхнуло из тучи…

2.12.1987


Как пчёлы из гудящего летка,
Струною памяти,
Под боковым светилом,
Мы взблёскиваем золотым пунктиром,
И каждой искры жизнь коротка.

Душа, как спутник связи над землёй

Душа, как спутник связи над землёй,
Высвечивает горечи экраны
И крутит фильм про то,
Как в детстве, рано,
Была трава мокра перед зарёй…

Обручены – читай – обречены
На неизменность – страхом униженья –
В обрезанные сотки тишины
Погружены – до головокруженья.

Мы стиснуты, как камень и творог,
И упакованы в прямоугольность,
Так неизбежно переходят в хворост
Кусты обочин, зная наш порог.

Дым. Дыхание. Читая словарь символов

Дым

Земля с водой есть грязь.
Огонь и воздух – в дыме.
Стоит прозрачный столб –
Нет дыма без огня.

И, очищая нас,
Дорогами другими
Уводит к небесам
Тебя, его, меня.

Дядя Ваня

И.А.Овчинникову

Дядя Ваня раз женился
И три раза подженился.
Но судьба над ним хохочет –
Дядя Ваня любить хочет!
Любит Ваня юных дев,
Хоть и старый тетерев!
И девицы, как синицы
Не боятся улететь:
Вкруг порхают и щебечут,
Начинают песни петь.
Дядя Ваня дело знает:
Безошибочно хватает
Молодых и пылких жён –
В это время дядя Ваня
Очень даже напряжён.
И потрогать он любитель
За доступные места,
Если спрятаться за древо,
За верхушечку куста…
Жёны быстро остывают
К дяди Ваниной любви:
У него на них хватает
Две минуты, или три…
И опять беседы, речи,
Разговоры у реки…
И скучают девьи плечи
Без дяди Ваниной руки…

Ева. Евфрат. Читая словарь символов

Ева

Ты, Ева, матерь, и материально
Твоё начало – генный код существ.
Мария – Ева – золотое марево
Имён – соединяет плоть и свет.

2006-09-12


Евфрат

Изменяется космос
И течёт неизменным Евфратом
Через материальный
Но так же изменчивый мир.
О, долина, исхоженная людьми!
Это время течёт –
Сколь изменчиво – столь невозвратно!

Египет. Древность. Читая словарь символов

Египет

Странно, да, тысячу раз странно, и больше – страннее
Трудно придумать – культур и времён колыбель,
Гордый Египет как символ – животное, зверь,
Рядом с душою живёт и сражается с нею.

Не потому ли, что плен фараоновых глыб
Племя – покинуло… И, повторяя напевы простые,
Красное море разъяв, в Моисеевой жаркой пустыне
Обетованной Земли мы достигнуть могли б.

2006-09-12


Древность

Единорог. ​​​​​​​Единое. Читая словарь символов

Единорог

Неутомимый, белый, рог во лбу
Единый – чудо обретает имя:
Единорог. Скакун неуловимый,
Меркурий, испытующий судьбу

Алхимика – и дух Христа победный,
Легко охотников всегда минует он.
Неукротимый зверь, на лоно девы
Ложащийся – невинностью пленён.

Ещё, у гностиков: он пламенноголовый,
С глазами синими – и тот, кто в них смотрел,
Прервав погоню, окунался в Слово,
Подъять не в силах легкокрылых стрел.

Ездоки. Рукой не двинув, не ступив ногой

Рукой не двинув, не ступив ногой,
Проносимся, всё менее касаясь
Земли, мы сами – нежные, как зависть
К судьбе другой.

И проезжая, паузой по мосту,
Над выдохом воды —
Глядим на рыбака, что лёску
Бросает до звезды.

И пролетая сквозь – мы только эхо
Качнувшимся лесам,
Иль гвоздик – ностальгическим весам
Рыдания и смеха?

Если бежать не останавливаясь

Если бежать не останавливаясь,
Если лететь не покладая рук,
Взмахами крыльев, описывая круг,
Медленной молнией в воздухе проносясь –

Словно сигнал или слово — сфероид сил,
Сколько услышат таких же сферичных душ?
Можно ли выразить то, что произносил,
Способом тренья пера о бумагу? Чушь!

В видимом спектре — но только во сне – муар,
В звуке, застигнувшем нас среди шума – зов
Круглой жемчужины, капли среди зеркал
Вогнутых для восприятия — облаков…

Если бы в жизни другой – мне судьба ловца

Если бы в жизни другой – мне судьба ловца,
То всего лишь продажей меня б научила мать
Жить – когда я могу забросить и выбирать
Сети, в которые рыбы – или сердца.

Но на крючки из букв – попадаюсь я,
И если любовь вы ловите – вы правы,
И первый приходит невод – полон травы,
Но в третьем – трепещет золотом чешуя.

Мне рыбы – сёстры, они – как слова стихий.
Недаром хлеб и они – накормили нас,
И если бог был чей-то сын, то он знал, что спас –
От голода сердца наши, сочинив стихи…

Если бы вам высказать

Если бы вам высказать —
Несказуемое,
Если б удалось
Развязать и спрясть.

Если б подлежащее
И его сказуемое
Выдержали смысл,
Не грозя пропасть…

Если б это тайное
Меряя корзинами,
Не боялись сами мы
Потерять улов –

Если бы выследить жизнь, как охотник – добычу

Если бы выследить жизнь, как охотник – добычу,
Если бы вспомнить слова, как умеет поэт,
Если бы сердце, презрев суету и обычай,
Властно послало на гибель мгновения лет.

Если бы не побоясь, как умеют лишь дети,
Нам возвратиться в смятенье вестей и небес,
Там, где вставала заря, и на раннем рассвете
Были записаны тексты грядущих чудес …

30.08.2009


Начнём, не успеет за нами – вращенье колёс,
Аккумулирующих и умножающих – каждый отзвук.
Мы – через ночь, как пара огней – через звёзды.
И только маленькому говорят: смотри – самолёт!

И только маленький, к небу подняв глаза,
Впервые видит – сполохи и спирали,
Он станет лётчиком, тем, куда мы опоздали,
Ибо поверили в детстве: туда – нельзя!

14.09.2009


Зачем скорлупку в золотой обёртке
Держать в ладони после Рождества,
Номы – как в книжке, где чудесной вёрсткой
Соединились розные слова,

Друг другу сказанные, мы ещё согреты
Необязательною роскошью тепла
Взаимного, и детские секреты
Нам ёлка, как совет, преподала.

27.01.2001

Если жертвовать чем-нибудь

Если жертвовать чем-нибудь, то – движением катамарана,
Что чертит двойную линейку по стеклу океана –
Тому, изгибающемуся, как дышит грудь
Морского чудовища, прилёгшего отдохнуть…

Или извилины эти – титаническая варка
Стекла, в коем ещё не обозначены все тела,
Сотворённые из раствора, и те, кому жарко –
На берег выползли для совершения зла…

И добра – претворения материала
Строительного, растворённого в их телах,
Как прежде в солёной воде – той, что формы искала
В кипении донной пены – и поверхности, что стекла…

Если охра и синь – их цвета, то фасады домов

Если охра и синь – их цвета, то фасады домов –
Будто амфоры на внезапном средиземноморье,
Эти краснофигурные килики – наши тела омоют
Ветром, единственно помнящим про любовь

Жаркого воздуха – когда на земле уже – стынь,
Когда север очистил лёгкие – у страниц и клёнов,
Мы забыли, что праздновал с нами и пел – зелёный,
Мы остались в древнейшей гамме, и верны простым

Сочетаньям: повторяю – что синь и охра –
Это наше, очищенное от колдовства
Недр рощ – только небо говорит слова
Да кувшин отвечает – мифическим длинным вздохом…

Естествознание: пренатальное древо

Естествознание: пренатальное древо:
позвоночник до рождения ребёнка
ощущает себя деревом…

1.

Ритма не чувствует сердце,
Что было стихом –
Ныне лишь перечень, схема,
Убогий подстрочник…
Лот призывает жену,
Что – её позвоночник,
Свитый спиралью?
Очнуться в столбе соляном!

2.

Есть несколько фраз – словно чиркнула спичка

Есть несколько фраз – словно чиркнула спичка – и вздрог,
Как будто у путника – вспыхнувший свет – освещает
Не только глаза и лицо, будто он возвращает
Нас в душу его – где от холода вечер продрог.

Где только что – темь, и рассыпаны нитки у бус,
У звёзд одиноких, и слов этих – не доставало,
Но может способствовать пламени – тайная малость –
Двух стоп – и ударов, что вычислил искренний пульс…

7.09.2009


Всегда сюжет: всегда незримый спутник.
Пространство – путь, и взгляд – паломник в нём.
Мы по горящей осени бредём,
Мы странники её – слепцы по сути.

Но взгляд ведёт сквозь даль, как поводырь,
Так стих ведёт меня, когда ослепну
В нелепой горечи – так, окрестясь, по пеплу
Проходят путники, пустынники – пустырь…

15.10.2009


У душ есть свой собственный счёт
Клони уговором раз пять её
Да в каждой избушке ещё
Смеркается солнце распятия

Склонившие душу верхи
С ней спят, словно с трупом беспамятным
Покуда людские грехи
Отмаливают по Марьиным.

15.05.1990

Есть перстню радость – в солнечной воде

Есть перстню радость – в солнечной воде
Сиять, глядя глубоко из-под ряби,
В текучей сети из лучей, и ради
Игры – быть оком сна, вбирая день.

Есть продолжение игры, когда
Роняешь перстень свой на мелководье,
Чтоб на песке найти его сегодня
Мгновенной тайной – где течёт .

Есть детская забава, где песоквода
Горячий к мокрым пальцам прилипает –
Там в сердолике тёплый луч играет,
И кажется: у камня есть зрачок.

Есть смысл сновиденный у стежка

Есть смысл сновиденный у стежка
Иглы: скользя сквозь бедную поверхность
Беспамятства, ныряя в сокровенность
Покрова ткани – выйти у виска

Дрожащей нитью музыки о том,
О чём забыла пристальная память,
И бережными женскими перстами
Нам возвращается узор потом.

Как вольно шить: в стихию, как челнок,
Игла ныряет, ощущая волны,
И к берегу душа вернётся полной,
Оставив стих, как влажный след от ног

Есть тысяча приёмов превозмочь

Есть тысяча приёмов превозмочь
Сопротивленье звуков, вязь стихии…
Что делать нам, когда ажуры строчек
Пустым повтором поразят стихи?

Так ткань живая нежную структуру
Теряет – и канцерогенна плоть,
Пустым повтором платит нам натура
И опухоли зла не побороть.

Но память высит дно – кипит теченье,
И высечен здесь препинанья знак:
Душа, быть образом – твоё значенье!
Запоминать, и забывать, и знать!

Есть формулы сворачиванья смысла

Есть формулы сворачиванья смысла,
И свиток вспять растущего листа
Задуман до цветенья и витийства
Лозы и повести – вкруг темы их – шеста.

Люмьеры записей, Шекспиры киносъёмки!
Обратной логики, уложенной в зерно
И брошенной во влажные потёмки –
Всегда непредсказуемо кино

В глазах живущего… Желанья и протесты
Луны и воздуха, и корень – их сердца.
В душе ребёнка прорастают тексты
Неимоверно даже для творца.

Ещё вечернее «люблю» играет в ласточке-касатке

Ещё вечернее «люблю»
Играет в ласточке-касатке
На фоне неба, в отпечатке
Немыслимого «ай лав ю».

Ещё младенческое «лав»
Есть обещанье новой встречи,
Июньский день, кудрявый вечер –
Как в книжке лучшая из глав –

Склоняется к ночи, где свет
Обещан звёздный между снами,
Вблизи циклона – но над нами
Сгустилась синь и ветер стих.

Ещё июнь… Посереди двора

Ещё июнь… Посереди двора
На выстиранных джинсах синь небес
И выцветшего моря тайный блеск —
Мы снова не доехали туда.

Мы снова в омуте, вообразившем сад,
Где яблони вообразили омут,
И если где пространство форму помнит,
То это здесь, средь истин и рассад.

О, вечно на краю, на берегу
Наш дом, будь он и в глубине квартала,
Вчера так низко ласточка летала,
Моей души очерчивая круг,

Ещё любить не устаёт душа

Ещё любить не устаёт душа
Причуды инея, спелёнутые вербы
На дне долины, дольше прочих верной
Ладони, задержавшей солнца шар.

Что будет в сумерках, как выронит, обжегшись,
Ладонью долгой в смутной темноте
Долина ловит нас, как та из женщин,
Что мысленно зовёт к себе детей.

И провожает, должная остаться,
С молчанием своим наедине,
Чтоб солнце вынянчить и выпустить из пальцев,
Вся в инее светясь, как в седине.

Ещё о перенаселении

Глаза перенаселены –
Они отказывают в зренье,
Во тьме позванивают звенья
В слезах ослепшей тишины.

И всё это – о том, что за
Пределом сна и горизонта,
О том, что грезилось – бессонно,
Под грифом «тайна» – и нельзя

Остановить жестокость птицы,
Кружащей – и гитары гриф,
И граффити моих молитв –
В круженье колеса, чьи спицы…

Ещё слава не свила нам кокон

Ещё слава не свила нам кокон,
Где невидимы станут тела,
На иконной поверхности окон
Золотые творятся дела.

Ещё все мы внутри, пред закатом,
Рембрандт с Брейгелем празднуют нас
Но сияет чешуйчатым златом
Дом вечерний, как иконостас.

13.03.2005


Так дерево, вздымая корни,
Бредёт по улице, внушая ужас,
Так птица, та – вздымая крылья –
Нас боле чудом не дивит.
Так сердце странствует, не споря,
И в латы доблестного мужа,
Что в бой ковали, златом крыли –
Стучать устав – вовне летит.

Так корни, крона – в кровь и в крылья
Перетворяются, терзаясь,
Так латы меркнут, свет струится
Водою – боже, сохрани.
Душа из плена, что открыли,
Испытывая к птицам зависть,
Одеждой примеряет лица
И улетает сквозь огни.

3-4.12.1999

Жажда. Желудок. Читая словарь символов

Жажда

Дракон – это жажда и жар, и, по мненью Эволы,
Слепое стремление жить нам рассудок палит.
Но знали пророки: пустыня – есть обжиг для воли:
Духовная жажда – и средство её утолить.

2006-09-16


Желудок

Мы превращаем всё во всё, прогресса
Алхимики, с магических времён
Мозг и желудок – варят! Код прочтён:
Мы – двух лабораторий антитеза.

Жара, июль, корзина до краёв

Жара, июль, корзина до краёв
Наполнена малиной, сердце – жизнью.
Глаза цветов взирают с укоризной,
Купальской смертью луг упасть готов.

Но как свистящей радостью поют
Косые косы на рассветах росных,
Как рано косари встают и поздно
Вернуть начало лета в их краю.

Как знобких трав волнуются тела,
Как празднуют их золотые души,
И явственно становятся минувшим
Большие дни и летние дела.

Женечка. Было весёлое время

Было весёлое время…
Родилася в Воткинске Женя.
В школе отлично училась,
Но музыка девочке снилась:
Гаммы, тональности, ноты…
Много пришлося работать.

Так бы и стала учителем,
Но тут случилася драма:
Женины папа и мама
Выбрали в жизни фольклор.
Наступило весёлое времечко –
Народные песни стала петь Женечка.

Женщина. Жизнь. Читая словарь символов

Женщина

Сирена, что уводит Одиссея
С пути и в плаванье особенно сильна.
И Магна-матэр, родина, жена,
Что ждёт, как хлеб печёт, муку просеяв.

И, наконец, возлюбленная, та,
Возможно, Анима, но вечно незнакомка –
Три роли женщины – о, дальних странствий сколько
Чрез страны дивные – в родимые места!

2006-09-16

Жест. Увянувшие термины родства

1.

Увянувшие термины родства
И рождества забытые понятья,
Переменившее названья платье –
Как рубище, отброшены слова.

И трудное дыханье терпеливо,
И в душах – вырубка, и свалка, и война,
И зрение упорно, но тоскливо,
И не свивают боли письмена.

Лишь жест остался нам:
То свят, то непристоен,
Всплывая на безумной глубине,
Он душу мучает,
В нём каждый – тот же воин
Добра и зла, и он приснился мне.

Жжём старые бумаги

Запах усталости, дыма и старых страниц,
Перебираемых в ветхом диване, в оставленном доме.
Пламя, приявшее строки и отсветы лиц,
Память, настигшая нас, как охотник на кромке
Неба пустеющего, ибо и птиц, и листов –
Меньше в вершинах, но больше – вечернего света…
Огнь очага, словно зеркало, сыплет монеты
Дней, что уплачены в доме и мире пустом…
Души, зачем вы горящей бумагой согреты?

Живопись Бога

1. Цветы ночи

Каждый цвет здесь вошёл,
Как патрон в барабан,
Чтобы выстрелить в нужный час.
Если в сумерках что-то белеет – оно
Избирает для встречи вас.

…Или бабочек ночи, чей странный узор
Выгравировала игла.
С белым венчиком встретилась взор во взор
«Мёртвая голова».

Живопись. Цвет возникает, как звук, окрашенный тембром

Цвет возникает, как звук, окрашенный тембром
Инструмента, при том, что исполнитель находится за…
Уши, цвету внимающие – это глаза,
Мембраны и ритма законы разучены ветром.

В вибрациях плоти, в конкретности слова твердь,
Во что оплотнились звуки – во впечатленья!
Прямоугольников больше, чем нас, и дверь
Их запечатана прежде молчаньем и тенью.

Око, ты – гость, чужеземец, сквозь чуждый град,
Как путешественники, утомлены пустыней,
Жаждем войти и ждём, пока отворят…
О, страж языка неведомого, впусти нас!

23.02.2002 – 27.02.2008


Счастлива семипалая кисть каштанового листа —
Свет претворяя в пейзаж, в цветотворение кроны,
Прежде, чем выкроет кроном осень, и златокованым
Чудом предстанет сад — как малахит, густа –

Жизнь. И тяжкий хром, что предваряет кобальт
Грозди и гроз – тот цвет, вызревший, словно плод —
Ты расщепляешь, гром, огненною подковой,
И семипалая кисть краски на холст кладёт.

13.07.2001

Журавль. Ибис в Египте. Читая словарь символов

Журавль

Как мало праведных и милосердных душ
На свете остаётся! Оттого ли
Всё меньше журавлей живёт на воле –
И символ их – душа – забыт к тому ж.

2006-09-18


Ибис в Египте

Ибис, Тот и локтя мера
У шагов его – по ней
Храм возводят… Образ – вера –
Достоверность древних дней.

Группа на Facebook

Facebook Image

Группа во вКонтакте

Канал на YouTube: