Русские традиции — Альманах русской традиционной культуры

Гномон души

Все, кто движется, одушевлены.
Но тело – то, что остолбенело,
Кому-то видится со стороны,
Как гномон души, обелиск и стела

Молчания – и текут во взгляд
Слёзы машин, их глотает сердце
Необратимости, где назад
Не оглянуться и не оглядеться.

Так, воткнутый в землю, играет нож
Роль измерителя круговращенья
Места, вбирая одно и то ж,
Неповторимое – как прощенье.

Год. Земля. Читая словарь символов

Год

Год – более чем символ – прототип
И образ всех циклических процессов…
А далее, избавь меня, профессор,
От повторений. Колесо – мотив

И суть вращения. Но первобытность втуне
Не пребывала, солнца и дерев
Найдя закон: мы умираем в декабре
И возрождаемся, и царствуем в июне.

2006-09-04


Земля

Голова. Головной убор. Читая словарь символов

Голова

Астральный свет, и дух Средневековья,
И разум – оттого под крыши всех
Строений ты помещена, и изголовье
Возвышено – избрав тебя – во сне.

И вот, бродя по сторонам вселенной,
Мы путешествуем, и сновидений сонм –
Под небом черепа, и языка движенья –
Язык пути, и повести о нём.

Богов старинных блеск и многоглавость
Почуяв, обезглавливали их
И, многократно жизнь прочтя по главам,
Теряли смысл, не сносив своих.

Голосники

Горшки – кувшины,
вмазанные в стены древних храмов,
эхом умножали человеческие голоса

В плацентах планет
Зародившийся трепет
И лепет, затем
Превратившийся в речь –
О, сколько гончар
Разминает и лепит,
И в горне разводит огонь,
Чтоб обжечь.

Им найдена форма,
Где образ есть голос,
И воля подобья находит уста:
Из плинфы безгласной
Ответами множась
Тому, кто поверил,
Что жизнь – пуста.

Голубь. Горлица. Читая словарь символов

Голубь

У каждого в душе, и в голубе – душа,
И Благовещенье, и крыльев шум – на плаццо.
Голубка нежная, ты держишь мира шар.
И росчерк гениального пера –
На небе цвета твоего и… в сублимации.

2006-09-04


Горлица

Горлицу путают с голубем, но перевязка
Горлышку певчему, будто бы привязь, дана.
Так бескорыстна привязанность, может она
Прочь улететь – но прочней, чем верёвка, та сказка.

Гора. Долина. Читая словарь символов

Гора

Сквозь пик её совершила
Прокол мировая ось –
Мистический смысл вершины,
Пронзающей мир насквозь.

И в небе, глядящемся в зеркало,
Земные видны места.
Ты точка инверсии – центр
Андреевского креста.

Семь граней, и в каждой – чистый
Цвет радуги – в свет слились.
Божественные альпинисты
Веками глядели вниз.

Горгона. ​​​​​​​Горгулья. Читая словарь символов

Горгона

Горгона, творчество,
Ты противоположных
Существ и сил – слияние. Волна
Движения недвижимого, сна
Несбыточность и яви непреложность.

Змея и птица. Страх и красота.
И девы лик посереди вселенной.
Художник, в зеркало гляди,
Победой бренной
Обременяя чистоту листа.

Горели высокие свечи

Горели высокие свечи,
И служка снимал с них нагар.
Подняв угловатые плечи,
Священник кадилом махал.

Вдыхал я душистые струйки,
Торжественно пела душа.
Слагая молитвенно руки,
Я жить обещал не греша.

Был день Иоанна Предтечи,
Повсюду: по кругу и в ряд —
Горели высокие свечи…
Высокие свечи горят.

Горит вечерняя слюда

Горит вечерняя слюда
Излучины… Дорога к броду
Ведёт в одну и ту же воду
Вчера, сегодня и всегда.

Но ты, изменчивый поток,
Сканируя тела и жесты,
Нас переносишь, словно вести,
Как стих несёт теченье строк.

Плывёт и тает полоса,
Нас между строк читает речка,
И информации утечка
Уходит прямо в небеса.

Город изображал видимость жизнедеятельности

Город изображал
Видимость жизнедеятельности
Завод Кирова
Выпускал
Почти что вёдра
Ратон – крышки от пивных бутылок
Тысячи охранников
Давали работу бёдрам
Собственным,
пока отдыхал затылок.

Становились
Всё более жирными пальцы
У торговцев и милиционеров
Посреди февраля
У тополей
Набухали почки
Изменились жесты,
Походка, язык, манеры
И во взглядах всё чаще
Посвечивал огонёк одиночки.

Городской пейзаж

Окна верхнего этажа
Блефуют, изображая солнце.
И я догадываюсь об этом, за-
Мечая свет на противоположном

Здании, на которое мой
Бросает огненные взоры.
Мы говорим, что идём домой,
Они – вбирают нас, как узоры,

И переговариваются, как
Давно знакомые, отражая
Лучи и новости. Блик есть знак
Их облика, и тема пожара

Гортанью изваянных истин

Гортанью изваянных истин
Всё жжётся и плавится плоть.
Ваятель – воитель неистов,
Он ищет, чем нас побороть.

И воины звука волною
На слух совершают набег,
И каждое слово сурово
И дико, как печенег.

Как будто из пасти дракона
Опасный восходит посев,
И колья гнилые закона
Шатаются, наземь осев.

Господи, почему закат – всегда с кровавым подбоем

Господи, почему закат – всегда с кровавым подбоем,
То ли аристократ, то ли воин, и окровавлен – плащ,
Отчего свет беспощаден, и день – палящ,
Там, где всего лишь жилище на время строим?

Господи, ты принимаешь века – молитв
Уверения, что хотели всегда – как лучше,
Прости нас – сегодня ропщущих – и – минувших,
Всех, не выигравших партий, партитур и битв.

Всех – но хотели, как ты и сам,
В юных замыслах – обрести мирозданье,
Где звёзды сплывают по поздним моим слезам,
Где, может быть, ты и сам – увлажнён слезами.

Готический храм

Неф («корабль»)
– часть пространства храма

По каменному лучу,
По антенне безумного страха,
Его только голосом можно
Преодолеть —
Излучается смысл шпиля:
В вечереющем небе тлеть,
Выбросив или выпросив свет
Из соборного кружева Баха.

Так дыханье шпангоутов трудное
Внимает в себя корабль,
И каменеют связки
Голосовые – лесов
Строительных, чтобы отправить
К небу закатного странника —
Избранного из хора
Блуждающих голосов…

Грач промчался по синему

Грач промчался по синему
С белым хлебом во рту,
Если мысленно проследить,
То увидишь
Школьный двор,
Чёрный лёд, на асфальте горящий,
Светлые взгляды детей, они
Бросают кусочки африканским пришельцам –
Дети, дети, принесите нам хлеба –
Чёрного и белого, только не горелого…

16.02.2001


И подтаявший лёд,
Скрывший донную рыбу,
Как отчаянье, взламывает рука,
Чтобы вынуть молчанья немую глыбу
Из потока, и голос – холодный пока.

Гребень. Гребешок шлема. Читая словарь символов

Гребень

Связь гребня и гребного судна столь тесна,
Что примиряются огонь и воды – греблей.
И возрастают сказочные гребни
В леса безмерные – полны созданий сна.

Стихию упорядочивая,
Проходит лодка бурные седины,
Волна морей или кудрей волна –
Вы ждёте гребня и душой едины,

Как солнечный и колесничный знак
На жарком теле – лёгком, деревянном:
Минуя бурю или снов туманы
Корабль к берегу привозит нас.

Гриф. Гусыня. Читая словарь символов

Гриф

О, пища грифа – мёртвые тела!
И смерть – возвращение к природе.
Так башню мёртвых с неба гриф находит,
Чтоб Мать-Земля нас снова родила.

2006-09-06

Гусыня

Судьба, гусыня, сказки братьев Гримм…
«Гусь» – слово женское, такое же, как «лебедь».
Мы – «гуси» детские, мы, как хотим, летим,
Но за горою – близко – ужас смерти.

Грифон. Газель. Читая словарь символов

Грифон

Полуорёл, полулев, с длинным змеиным хвостом.
Ты на две трети есть солнце, и Аполлону
Греки тебя посвящали, но длится по склону
Хвост, словно хладная тень – в пространстве пустом.

Птица, и зверь, и змея, свою службу неси,
Трио миров охраняя у вечного Древа.
Что же, Психея-душа, ты во мне присмирела
Пред воплощеньем своих же космических сил?

2006-09-06

Гротеск. Грааль. Читая словарь символов

Гротеск

Кустарники, пучки, гирлянды,
Плоды, корзины, виноград –
Вот сад, кружащийся во взгляде,
И взгляд существ, что в нём царят:

Кариатиды, купидоны,
Богини и оружья блеск,
Крылаты – кони и драконы…
Жизнь раскрывается – в гротеск!

2006-09-06

Гротеск. И глядя в сад, ты понимаешь

И глядя в сад, ты понимаешь, что – поток,
Так листья выстроились и в затылок дышат
Друг другу… Слов, на ветер брошенных,
Не слышат. Не видят, что – написано.

Листок несёт теченьем времени.
Кто прав из спорящих – нам не узнать отныне,
И в царствующей сквозь, тревожной сини
Плывут противоречащих держав тугие острова.

Меж ними – плеск взметнувших пену
Всех морей вселенной, и внятной кажется
Причина Возрожденья, вознесшего над классикой –
гротеск.

Грусть. В этот вечер весенний

В этот вечер весенний
Вся природа поет
Ну, а мне что-то грустно
Грусть за горло берёт

Перехватит мне душу
Почему не пойму
Видно все я заброшу
И к тебе прибегу

Прибегу даже ночью
В непроглядную тьму
Подниму я с постели
К сердцу нежно прижму

Да здравствуют двести возгласов

Да здравствуют двести возгласов –
Там, где свод навис над гротом,
И дети измерят эхо…
Жизнь кажется видом на странствия,
Лёгким смехом наполнен
Временный дом и событий ход.

Да здравствуют двести возгласов –
Облаков, где неба свод
Измерен до дна закатом,
И в сердце гулком,
Честном и виноватом,
Пространство вечера
Изобразит покой.

Да здравствуют подпорки ремесла. Филология

Да здравствуют подпорки ремесла
Для доблестной лозы и винограду –
Для воинского пыла, где ограду
Берут, как город, юные тела –

Вьюны кудрявые, охватывая трость –
Вот образец словесному плетенью,
Пока прочтения отяжелеет гроздь
И довершит спряжения – склоненьем.

Да, не успеть за тобой, моя поздняя бабочка

Да, не успеть за тобой, моя поздняя бабочка!
Смотри, как безвозвратен сегодня – закат,
И ты – как отважный ангел – улыбаясь загадочно,
Летишь и знаешь, что пилотам – нету пути назад.

Но крыла эфемерный изгиб – чьё существование зыбко,
И траектория – не подвластная прямолинейной судьбе,
Ты побеждаешь всё нами не познанное – не имея выбора,
И улыбка вмещает трепещущий мир в себе…

Моя поздняя, павлиноглазая, Бог тобой – шутил,
Ты проще одного движенья младенца – в полуночи.
Но непредсказуемое взглядом – движенье крыл –
Тот, младенческий взгляд, совершенством вынянчил.

Давай, мы будем поленья

Давай, мы будем поленья,
Расколотые насквозь,
Чьи локти и чьи колени –
Открыты для бездн и звёзд.

Давай мы будем – составы –
Из детского: «Точки А».
И никому не доставим
Их почту, как многоточия –

Неведомых им – их судеб.
Давай потанцуем – в снах,
Фатальные ритмы – и судный
Отправим приговор – на-…

Давыдовские кресты

Москва — столица, собой гордится —
Мильоны улиц и площадей.
Садись в трамвай, садись в троллейбус,
В автобус, ежлив надо поскорей.
Не хочешь поверху — катись под землю! —
Там громыхают поезда!
Моим речам, товарищ, внемли:
Метро московское работает всегда!
Но… рядышком с Москвой живут старушки,
Как жили раньше, много лет…

И бедно, и богато жили,
И все когда-то молодые были…
Красивы, статны и нарядны,
Умны и озорны.
Таких уж в нашей жизни нет…
Красиво замуж выходили
И плакали не напоказ,
И по умершим голосили,
И по обычаю с молитвой хоронили…

Два-три слова соединяем – пошёл контакт

Два-три слова соединяем – пошёл контакт,
Снимая шляпы, здороваются инопланетяне,
И дети счастливы: если б родители – так,
Друг друга любили, помнили и понимали!

Но одинокие души – и дождь – насквозь
Пронизывает озябших детей надежды,
О, сколько бы после – и сколько их было прежде —
Кому безмятежности видеть – не привелось!

Но как оборванный плюс, не дождавшись клемм,
Решал: лишь молния – форма его разряда!
И яблоки, падавшие среди ночного сада,
В грозе решали порядок её проблем.

Двадцатого ноль третьего две тысячи второго

Двадцатого ноль третьего
две тысячи второго –
Код будущего включения
сегодняшнего слова.

Но далее – само оно
Код сокращённой записи,
Того, что видишь ты в окно:
Вино средь бренной закуси

Событий… Но и этот взгляд –
Код разговора тайного,
Где свет есть связь и этим свят
Для зрителя случайного.

Дважды высказанная мысль переходит в разряд обстоятельств

Дважды высказанная, мысль
Переходит в разряд обстоятельств,
И, возможности к бегу утратив,
Превращается в кипарис.

Очарованная душа,
И в развалины – труд камнетёса,
Из вещей очевидны – колёса,
Словно очи и огненный шар –

Те, что движутся… Голос-поэт
Среди гула базарного, кликов…
Всё проходит, и равновелики
То, что будет, что есть, чего нет…

Вариант:

Дважды высказанная, мысль
Переходит в разряд обстоятельств
И пейзажа души, не истратив
Силы сжатых и ждущих пружин.

Плющ – витой её смысл, вкруг колонн
Мысль привязанная – лозою
Оплетается, росной слезою
Омывается испокон.

Но душа, что пряма, словно жест
Указующего – возница,
Пролетают поющие спицы
И плащом раздувается весть,

Проносимая – средь вестей,
Прежде сказанных не однажды,
И сродни утолению жажды
Лишь последняя из новостей.

24.06.2001


Подчиняя рассудку
Разбросанность кратких вестей,
Как порядку – вещей,
переездом застигнутых, ворох,
После битвы застолья —
после ухода гостей…

Как обвал новостей – по приезде,
не ведал которых…
Ты устраиваешься в чаще, как лесоруб,
Новосёл и стволов волочильщик:
сжигаются ветки;
Сруб, что пахнет смолой,
Воздвигается, нежен и груб…
Но глаза – за оградой – цветы
Ищут, как полевые заметки.

7.08.2001

Дверь. Дворец. Читая словарь символов

Дверь

Противоположная стене –
Дверь – по смыслу отворенья входа
Внутрь, и там, внутри, живёт свобода,
Так, как воля – ждёт тебя вовне.

2006-09-09


Дворец

Дворец – ларец, в секретных склепах зданья –
Сокровище, вот формула легенд
И, полагают, образ подсознанья –
Духовных истин клад – и спящему ответ.

Движений тягостных распутывая прядь

Движений тягостных распутывая прядь
Иль их производя – как ту же пряжу,
Как шерсть, как лён, как пуха благодать —
Мы выпрядаем боль и жизнь нашу.

И скручиваем горестное – в смех,
В тугую нить – уж после жар и пламень,
И проволок серебряных успех:
Кузнечной вышивки и славословной скани.

Но пряжею движений мы полны,
Напоминая Богу веретёна,
И нитка неизмеренной длины
Прядётся на знаменья и знамёна.

Двойник. ​​​​​​​Загадка. Читая словарь символов

Двойник

Мы симметричны – и по сторонам
Глядим на центр, который охраняем,
Мы противоположны – если нам
Сойтись – то не избегнуть битвы, знаем.

Но если верх и низ, глядясь в стекло
Зеркал незримых, образ отраженья
Получат – им не избежать сраженья,
Зеркальны – свет и тень, добро и зло.

О, зеркало, окно времён – приник
И смотрит в душу – призрачный двойник!

Дева-древо. Иконопись ока

Дерево, Овсепетая
Ветрами, – листья одежд
В ритме молитвы и битвы
Слагают душа и дождь:

«Благословенна ты в женах…»
Шёпот стиховный и шелест –
В голос стихиры страстной.
Так по кайме этой кроны
Лиственный возглас зелёный
Благовествует весной.

И по кайме этой страсти,
Словно по лествице – гром,
Бренные грусти и кости
В свет прорастают пером.

Дева. Дуализм. Читая словарь символов

Дева

Шестой знак Зодиака, август, день,
Где сердце спит и властвует Меркурий,
Он соответствует числу шести, звезде
Шестиконечной и покою бури.

Два треугольника скрещённые — огонь,
Прошедший воду – страсти два предела,
Покуда спящие в объятьях… И покой
Премудрости – рожденье бога, дева.

2006-09-09

Дедова поговорка

«Если солнце красно вечером,
Ветер света не затмил –
Моряку бояться нечего…»,
Хоть до моря тыщи миль

По узлам… и узловатое
Тело яблони в росе…
Живы мы, невиноватые,
Что пред нами вышли все.

Упадём мы тоже замертво,
Полон прежних душ – приют.
Волны вечного гекзаметра,
Может быть, и нам споют.

Деду. Он видел море

Он видел море, дед,
Но северное,
Но
Стальной громадине
Её живые жилы –
Их смертный труд,
И, кто остались живы,
Досматривает память, как кино.

Он был «Решительный»,
И юности печать
Легла на паспорт
Вечного пейзажа,
Где солнце вечером
И боевая стража
Всегда как силуэт –
С чего начать.

Дельфины в весенней реке

– Дельфины! – закричал, шутя,
парень в маршрутке, —
и все посмотрели на реку с моста…

Кто вас хранит,
Дельфины между льдин?
Вы – наша невидаль,
Дыхание второе,
И оттого —
Мы радуемся вдвое,
Как ваши, взблёскивают
Спины у машин!

Созрели улицы до мысли,
В лоно вод
Превращены
Замёрзшие протоки…
Как в твёрдом знании
Мы были одиноки! —
Пока не отразили
Небосвод

День был невнятен…

День был невнятен, будто чья-то речь
За шторой музыки или прибоя.
Он говорил нам, продолжая течь
Вне той игры, что стоила нам свеч,
Души не стоя.

Мы мельком видели: проходят облака
Неузнанными, и деревьев шорох
Всё опадал на дно дорог…Рука
Не угадала слов, решив пока
Не знать, которых.

День скручивался в длинную спираль как стихи, в спираль,
В соседних кольцах возникали рифмы,
Но к вечеру торжественный хорал
Дошёл до слуха – тот, кто там играл,
Достиг молитвы

День обессиленный, сонный

День обессиленный, сонный.
Тяжко вздымаю усталую грудь.
Ты словно отзвук бездонный
Тихо мне шепчешь: «Себя не забудь…»

Зимние дни. Бесснежные тучи.
Мёрзлая, в кочках, земля.
Трубы печные с дымом тягучим
В воздухе стылом чадят.

***

Метет во всю метель.
А с крыш капель, капель, капель.

Деревня. Моя душа заговорила

Моя душа заговорила
Моя душа уж не поёт
Прости нас Господи, помилуй!
Скажи нам, что нас ждёт.

Не по суду и не по чести
Вьшесли тебе деревня приговор
А всё из зависти, жадности и лести
Нам принесли большой позор!

Деревни все почти угасли
Душа их стонет и кричит
А кто за всё у нас в ответе
Он всё видит, а молчит!

Деревня. Не тужу, что вырос я в деревне

Не тужу, что вырос я в деревне
Жизни городской почти не знал
Я не курил, не пил спиртного
Но зато с девчонками гулял

По вечерам мы часто собирались
И распевали песни до зари
Мы чистым воздухом дышали
И всю ночь нам пели соловьи

Соловьи потешались до зорьки
Когда в лесу черёмуха цвела
С девчонками любовью наслаждались
Вся наша жизнь романтикой была

Деревня. Ты деревня моя деревянная

Ты деревня моя деревянная
Над тобою стоит тишина
Там гуляют метели да вьюги
Опустела родная земля

Покосилася на бок избушка
И клонится к низу ветла
Заросла на деревне дорожка
Где гуляла по ней детвора

Приутихли весёлые песни
Что лилися всю ночь до утра
Постарели былые девчата
У ребят давно удаль прошла

Дерево. Деревья и цветы. Читая словарь символов

Дерево

На ветках пути – остановки и станции,
Где каждая – неизвестней планет…
Одна из бесчисленных ассоциаций
О дереве, представляющем свет.

И корни близкого, крона дальнего –
Стволом, как текстом, соединены.
Так древо – сумма всего реального,
Где страсти в числах определены.

Мы высказаны до глубин источника,
Древесным кодом – и языка
Он корни поит нам, и позвоночника
Стволом – разветвляется в двух руках.

Деревья

Заполнение кругозора
Тела, вымолвившего люблю,
Всё излишеств полно
Шелестящих,
Роняющих семя.
Переполнено око,
Как мир,

И творения время
Есть бессчётный восторг,
Где смоковницы не срублю –
Той бесплодной,
Для чрева не давшей
детей своих –
и виноватой пред всеми.

Деревья есть время, свивающее пространство

Деревья есть время, свивающее пространство,
Как птица – гнездо,
Или ветер – забывчивость крон.
Мгновеньями листьев
Прощай – оставайся – и здравствуй – //где здравствуй, прощай и останься,
Сей омут глубин подсознательных —
Всласть окружён.
О, птица иначе
Вас чувствует —
В лиственных тайнах
Её возвращение – в вечно шумящий прибой,
Не зная опавших,
Не ведая снежных печалей,
Но летнюю прелесть
И рай наполняя собой.

Дети. С восторгом плакать в блеске бытия

Клавиатура красных перекладин
На детской лесенке звучит, видать, затем,
Чтоб маленьким телам по сто раз за день
Твердить, как гамму, миф о высоте.

Колокола безлюдных помещений,
По слухам, хороши и для того,
Чтоб маленьким сердцам служить прощеньем
Для исполненья гула своего.

Речные ослепительные волны,
Помимо пользы и мытья родни –
Чтоб душам маленьким, учась волненью воли,
Кораблики пускать из вечных книг,

Дикарь. Дьявол. Читая словарь символов

Дикарь

Из травы и цветов – одеянье моё, золотой
Век – и рай на земле, я не ведаю страсти – дикарка.
Через кроны ветвей пробивается свет золотой
И касается тела, лаская свободно и жарко.

Отчего повторяет мой образ весной – ритуал?
Что нам в памяти рода, в её повторении – детстве?
Гонит к лесу русалку, кто следы её в роще искал,
В подсознанье любви замыкая венков долгожданные вести…

2006-09-10


Дьявол

Дикая местность, где не прочитается: ствол

Дикая местность, где не прочитается: ствол…
Вереск расцвёл
Над упавшими в вереск стволами.
Вспыхнули папоротники,
И осветило их пламя
Черновики сентября,
Те, которые поезд прочёл.

Ту несуразицу, спешку и горестей скоп,
Что на полях оставляем
У книги или дороги…
Только берёзы
Ритмично пульсируют, вздроги
Сердца считая,
Как осени фонендоскоп…

Диогены собственного жилья

Диогены собственного жилья,
Осаждённые – дно и стены
Ощущающие, как второе «я»,
Поглотившее Диогена.

И над стенами – только небо для,
Каждый в городе – сердца столпник,
Огородник облачного былья
И заоблачных стад охотник.

Каждый в городе – только вверх и вниз,
Сон его – лифт грядущий.
Молится он на лепной карниз,
Где ласточки – наши души.

Дионис. Диана. Читая словарь символов

Дионис

Расковано желанье – и свободно,
И вдох у вдохновения – глоток
Вина – мы славим жизнь, где бог
Дионис празднует, где пир и мир сегодня.

Но как вместить свободу – в струнный звон,
В строфу и строй – и, не разбив потока,
Дать чувствам течь – предвосхитил до срока
Изобретенье кадра – Аполлон.

Рассудка план – и пламень безрассудства,
И между вами – жизнь и искусство!

Группа на Facebook

Facebook Image

Группа во вКонтакте

Канал на YouTube: