Русские традиции — Альманах русской традиционной культуры

X Санкт-Петербургские этнографические чтения «Праздники и обряды как феномены этнической культуры» 6-8 декабря 2011

Российский этнографический музей 6-8 декабря 2011 г. проводит X Санкт-Петербургские этнографические чтения «Праздники и обряды как феномены этнической культуры».
Предполагается рассмотреть следующие проблемы:
Праздник/обряд: общее и частное, особенности этнографического изучения. Понятийный аппарат, методология, методика исследования. Типология, классификация, систематизация.
Историография и источниковедение праздников и обрядов.
Генезис и состав, содержание и символика, типы традиционных праздников и обрядов. Локальные и региональные традиции в календарной, семейной, окказиональной и др. обрядности. Связь празднично-обрядовых практик с другими формами культурных традиций.
Социокультурные функции обрядов и праздников. Роль в сохранении, трансляции и презентации этничности, социальной памяти, формировании групповой идентичности.
Обряды и праздники как формы ментальной деятельности: сознательное и бессознательное, связь с религиозно-мифологическими представлениями, конструирование культурно значимых кодов.
Вербальный, акциональный, предметный планы обрядово-праздничного комплекса. Их соотношение, семиотические функции в обряде и празднике, гендерные аспекты.
Народный календарь и празднично-обрядовые практики. Состав, иерархия почитаемых праздников в различных этнических, этноконфессиональных и региональных, локальных календарных традициях.

Беседа жительниц с этнографом К.К. Логиновым о календарных обрядах

В 2002 году летом мы приехали в Водлу вечером – Константин Кузьмич Логинов, Лена Кульпина со студентками и я. Константин Кузьмич и Лена приехали первый раз. Сразу пошли навестить Веру Николаевну Исаеву. У неё гостила сестра Нина Николаевна Павлова, пришли соседки Вера Васильевна Чистякова с дочерью Таисией Алексеевной Борзоноговой, Матрёна Матвеевна Льдинина, и увлекательная беседа затянулась до ночи. Константин Кузьмич направлял разговор, а Вера Николаевна, как хозяйка, поддерживала его, старалась расшевелить беседниц. У 90-летней Веры Васильевны особенно ярко сохранился местный говор.

Святки

Нина Николаевна: — Мы не называли «колядовать», а придут Христа славить. Придут: «Большачок да большушка, разрешите нам Христа прославить». Сразу тут: «Пожалуйста, проходите, проходите, да славьте». Ну и оны друг за дружкой, таки всяки, небольшие, бежат кто в чём, кто шубёнка кака-ни, и начнут это:

Большая Масленица. Четверг — Разгуляй. Фестиваль обрядов и гаданий в Москве 23 февраля 2012

Вас ждет настоящий праздник – магия конца зимы и первая заклика весны, света и тепла !
Костюмированное представление, реконструкция старинных обрядов, хороводы, мастер-классы народного творчества, все виды гаданий, чай с конфетами, баранками и блинами.
В программе фестиваля древнеславянские обряды празднование Масленицы, возжигание Живого огня и заклички Весны, игрища и песни, скоморошины и заговоры, потешное гадание на блинах.
Во время праздника вы сможете: отлить свечу намерения, сшить волшебную книгу желаний, познакомиться с рунами и рунической магией, научиться работать с маятником, побывать на мастер-классе по изготовлению природной косметики «травница–краса», смастерить себе обереги на здоровье и достаток, также — традиционную куклу – Масленицу, которая сжигалась в последний день праздничной недели, унося с собой сумрак, холод и тяготы зимы.

Каждые полчаса проводятся открытые сеансы общения с мастерами, где Вы сможете из первых уст узнать об особенностях того или иного вида предсказания.
Узнать свою судьбу и сориентироваться в потоке людей, эмоций и событий Вам помогут: тарологи, рунологи, гадание на воде, нумерологи, гадание на магическом шаре, оракул Ленорман, гадание на 36 картах, гадание на чае и кофе, древнерусское гадание на скрижицах. (Экспресс-консультация любого специалиста — всего за 500 рублей!)
Стоимость входного билета на фестиваль 500 рублей.

В Центре традиционной культуры южного подмосковья "Истоки" семинар «Народные праздники и обряды»

Масленица. Кустодиев

Cеминар «Народные праздники и обряды» в Центре традиционной культуры южного подмосковья "Истоки".

Методы разработки сценария и проведения мероприятия.
Программа проведения семинара:
17 Февраля — Масленица. Весенние праздники, обычаи и игры Московской и Тульской областей (продолжение). — Матейко М.В.
11 Марта — Летние праздники и обычаи. — Говядинова С.С.
25 Марта — Летние праздники и обычаи (Продолжение). — Говядинова С.С., Праздники и обряды осени. Спожинки. — Стрыгина Т.В.
7 Апреля — Праздники и обряды осени. Кузьминки. — Стрыгина Т.В.
21 Апреля — Заключительное занятие. — Бессонов М.В.

Весенняя обрядность в Нижегородской области. — Смирнов Д.В.

Южная часть Нижегородской области была выбрана нами в качестве объекта для исследования не случайно. Расположенные на границе проживания русского населения и мордвы, привлекавшие ещё с прошлого века внимание собирателей, эти земли до сих пор представляет интерес для фольклориста. В Лукояновском районе нами был записан разнообразный в жанровом отношении материал, особое место в котором занимает календарь. Здесь не только хорошо помнят традиционные обряды, но и проводят их до настоящего времени в некоторых селах. Помимо святочных развлечений молодежи со всевозможными играми, хороводными песнями, сопровождавшимися обычно поцелуями; помимо широко распространенных в этих местах колядований, "сжигания соломы" на улице под Новый год, несомненный интерес представляет некогда широко распространенный в этих местах праздник, связанный с "проводами весны", приходившийся обычно на "Заговень" — первое воскресенье после Троицы.

Старинный обычай провожать весну занимал одно из центральных мест в календарном цикле. Об этом свидетельствует распространенность и относительно хорошая сохранность его в с сравнении с другими праздниками. Называвшиеся в различных селах по- разному ("Ярило" — в Большом Мамлееве, "Строма" или "Кострома" — в Шутилове, "Похороны воробья" в Докучаеве, "Заговень" — в Орловке), "Проводы весны" сопровождались обливанием водой, плетением венков.

Центральным эпизодом, кульминацией праздника было "наряжание кукол", над которыми неизменно совершался ритуал шуточных похорон с причитаниями, отпеванием и последующим уничтожением. Не смотря на то, что древнее значение этого обряда не сохранилось в памяти местных жителей, он до самого недавнего времени проводился с завидным постоянством.

Да й ішла Стряла у канец сяла, у канец Неглюбкі… Весенние обряды в жизни молодежи

Подготовила И.Смирнова по публикации:
Смірнова І.Ю. Песенная прастора вясны. Ушэсце ў Неглюбцы.
//Матэрыялы II Міжнароднай навуковай
фальклорна-этналінгвістычнай канферэнцыі
“Комплекснае даследванне фальклору і этнакультуры Палесся”.
Мн., 2005, с. 225-230.

“Да й ішла Стряла у канец сяла, у канец Неглюбкі…”
Весенние обряды в жизни молодежи

Обряд вождения и похорон Стрелы в Сожском Поднепровье хорошо известен исследователям и любителям традиционной культуры Беларуси. В последние годы Неглюбский вариант «Стрелы» интересовал исследователей значительно меньше, чем тот же обряд в соседнем Столбуне, Яново и Казацких Болсунах. В данной статье мы попробовали объединить сведения о весеннем цикле обрядов в. Неглюбка, собрать тексты песен и их варианты, рассмотреть роль весенних обрядов в жизни молодежи.

Часть песен, приуроченных к Вознесению – весенние, впервые их исполняли на Сретение (в домах), и на Благовещение (на улице). Хороводные песни весной исполняли в неподвижном хороводе: во время пения девушки стояли, взявшись за руки. Во время Великого Поста пели исключительно духовные стихи и «псальмы».

Игровые формы свадьбы в системе традиционных «переходных» обрядов

Опубликовано: Морозов И.А.
Игровые формы свадьбы в системе традиционных «переходных» обрядов
// Живая старина. Журнал о русском фольклоре
и традиционной культуре. М., 1995. № 2. С. 21-26.

Свадьба — прекрасный пример сочетания семейного, интимного, личного и общественного начала. В этой традиционной церемонии личность проходит горнило испытаний, проверку на зрелость и на соответствие общественным идеалам и ценностям. И вместе с тем ни в каком ином случае не оказываются столь важными личные качества главных героев. Их добродетели, остроумие и ум, прилежание и, наконец, ловкость, сила, напор — все подвергается испытанию, все ставится на кон. Различные формы таких испытаний описаны, например, Д. Фрезером в «Золотой ветви», В.Я. Проппом в «Исторических корнях русской волшебной сказки». Многочисленные свидетельства об этом можно обнаружить в эпосе и сказочном фольклоре. Среди испытаний, которым подвергаются жених, герой, претендующий на руку и сердце царской дочери, — поиск и игра в прятки, отгадывание загадок, рассказывание историй и сказок, чтобы рассмешить царевну Несмеяну, борьба с разного рода чудовищами и, наконец, скачки и бег наперегонки, стрельба в цель, бросание предметов на дальность, то есть чисто игровые формы ритуально-обрядовых соревнований. [1]

Икона звалась Свячой… Из опыта изучения обряда “Свечы” в Восточном Полесье

“Свечами” в населенных пунктах Восточного Полесья называют как сам обряд, так его ритуальные принадлежнасти У весках Смаленшчыны, а также Хотимского района Могилевской области последнее воплощается в специально изготовленные свечки, а в населенных пунктах Костюковичского района Могилёвщины, Красногорского района “Свечами” называют иконы, которым поклоняются все жители деревни. В деревне таких икон могло быть несколько, и каждая из них “ходила” по своей улице. На Гомельшчыне (нами исследовались населенные пункты Ветковского, Добрушского, Кормянского, Чечерского районов) комплекс “Свячы” состоит из иконы, а это могло быть изображение любого святого, Иисуса Христа, Марии, и специально изготовленной свечки. Согласно традиции, “Свеча” поочередно находится в домах всех жителей деревни: год — в одном, год — в другом, и так, пока не обойдет всю деревню В некоторых из деревень в дом, где был покойник брали вне очереди: если мужчина — мужскую “Свячу”, если женщина — женскую. Переносилась “Свеча” в день памяти святому, которому он посвящалась. Время пребывания “Свечи” в одном доме могло не ограничиться одним годом, если человек, принимавший её, заранее обрекался взять её на несколько лет. Обычно это происходило только в случае очень больших несчастий в доме. Необходимо отметить, что результаты наших исследований относительно территории распространения обряда практически совпадают с результатами исследователей к. ХІХ — п. ХХ вв.[1]

В большинстве вариантов обряд совершался в течение двух дней. В первый день (обычно это происходило накануне переноса) все участники собирались в доме, где находилась “Свеча”. Гости приносили с собой еду, рушники и другие ткани, которые жертвовали на “Свечу”. Возле “Свечи” читали “Библию”, пели акафисты и псалмы, молились, после чего хозяева угощали гостей.

Кукла в традиционном свадебном обряде

Опубликовано: Морозов И.А.
Кукла в традиционном свадебном обряде //
Традиционная культура. Научный альманах. 2005. № 3. С. 23-37.

Кукла была одним из наиболее ярких вещественных символов, употреблявшихся в традиционной свадьбе. Являясь своеобразным предметом-двойником, alter ego основных действующих лиц, она несла в себе мощный заряд архаической семантики, отсылала к древним представлениям о духах-покровителях, об инкарнациях души и мифах о сотворении человека. В данной статье мы рассмотрим основные ипостаси куклы в традиционном русском свадебном обряде — чрезвычайно разнообразном и генетически неоднородном, имеющем на различных территориях проживания русских разные этнокультурные корни. Отсюда огромное разнообразие форм и представленных в нем функций куклы.

На большей части этнотерритории русских кукла выступала в качестве непременного атрибута девушки-невесты, а иногда и как часть её приданого, причем при игре с ней могла имитироваться подготовка к замужеству. «Кышэли раньшэ были. Вот ыт кышэля крышка, и всё сложэна была: вот кукли постель, всё это, как утирки нарезана, всё ета, скатерьти. Всё эт приготовлено, вроде, было. Всё сделана — кукла сделана, припасёна всё была: ыдеялы, <…> вот этих, утирычкыв нарезали, тряпки, всё эта. Вот эта замуж выходила — всё эта кукла у меня <в Спасове> была. Иё на “куст” взяли, а потом оставили у жэниха, и жэниховы сродники и рострёпали, чай, куды» (зап. в 2000 г. И.С. Слепцовой в с. Кирзять Сурского р-на Ульяновской обл. от Надежды Николаевны Каргиной, 1914 г.р. [СИС Ф2000-17Ульян., № 31]). «Чай, бывала, кукалки были. Мы и шыли йих, и всё сами. Всё вон. У миня была вот этыкий яшшык[большой]. Да. И там была и “нивеста”, там был и “жыних”. Да. Там и пастель была — всё была. Вот и играли…» (зап. в 2000 г. И.А. Морозовым в с. Араповка Сурского р-на Ульяновской обл. от Зинаиды Тимофеевны Желудковой, 1917 г.р. [МИА 76оп:Ф2000-23Ульян., № 41]).

Народный праздник. Обряд, связанный с русалкой

Фольклорный ансамбль "Народный праздник". Москва. Музыкально-этнографический концерт в рамках Международной научной конференции "Фольклорно-этнографический атлас восточных славян: методы и результаты ареальных исследований", посвященной 20-летию создания Фольклорно-этнографического центра имени А. М. Мехнецова. Малый зал СПбГК, СПб.

30 сентября 2011 года.

Обряд — вечерка "Похороны Комаря" в Сергиевом Посаде 18 сентября 2010

Сие действо (обряд + вечерка) посвящены такой традиции как "Похороны Комаря", который проводился в сентябре 14 (по другим источникам 18) сентября.
Пойманную муху (таракана, комара, осу) кладут в домовину из моркови (картофель, свекла, огурец), торжественно относят на пустырь и зарывают в могилу, чем обозначают оцепенение насекомых на время наступающей зимы. Праздник заканчивается рожаничным пиром и игрищами.
Игрища начинаются с хоровода, который водят около самой старшей из женщин. Женщина держит в руках хлеб (желательно овсяный). По окончании хоровода хлеб делят и раздают для лечения людей и домашних животных. После праздника наступает «бабье лето».

Все желающие, приходите 18 сентября к Администрации (или ДК Гагарина место уточняется, как и время), у нас ("Скоморошья Слобода") там будет небольшое выступление
на сцене, после которого мы собираем народ, который отписался здесь и идем все дружно на "Певческое" поле хоронить Комаря и вечерить.

Возьмите с собой термос с чаем, чашки и что-нибудь к чаю, что бы можно было и согреться и попить и, если кто проголодается, то и перекусить!!!
Если погода будет плохая (дождь или холодно) то обряд отменяется! (звоните Станиславу по указанному здесь номеру)

Обряды и обычаи деревни Шерстин Гомельской области Беларуси

Данная публикация подготовлена автором на основе его бесед с жительницами деревни Шерстин Ветковского района Гомельской области.1 Беседы с ними происходили в 2008, 2009, 2011 годах. Моими собеседниками, среди других, были самые старшие представители деревни: Иосиф Афанасьевич Матеушев (дзед Осіп), 1908 г.р., Евдокия Ефремовна Гончарова, (баба Дуня), 1919 г.р., Александра Александровна Гончарова, 1929 г.р. и Анна Даниловна Чуешкова, 1927 г.р. Хочу высказать огромнейшую признательность заведующей Шерстинской библиотеки Елене Николаевне Романцовой, которая познакомила меня с этими замечательными людьми. Эти люди лучше всех своих односельчан помнят и знают историю своей деревни, её традиции и обычаи. Именно так о них отзываются представители более молодых поколений:

“Мацеушаў Осіп Афанасівіч, кагда мы прыхадзілі к яму, ён нам расказываў усё. Бацюўку рвасказываў, как бурылі нашу цэркаў, у каком гаду. Памяць у яго была очэнь харошая. Яму было сто гадоў, мы з ім гаварылі, ён нам расказываў многа што. Помер у том гаду, было сто тры гады яму, ён памёр”.

“Баба Дуня вабшчэ песні ўсе. Яна прыхадзіла ка мне усігда ў бібліяцеку, яна проста адзінокая, ей не было куды дзецца. Яна кожны вечар ка мне гуляць. Я на рабоце (в библиотеке), яна прыхадзіла ка мне проста. Яна і песні, яна да паследняга дня помніла ўсё”.

Свадебный обряд в деревнях на Верхней Водле Карелии

В Пудожском районе особенно любили свадебный обряд, он был ещё жив в 1930-х годах и наиболее полно сохранился в памяти жителей. Около 1970 года в деревне Водле были записаны на магнитофон рассказы о свадьбе, на которых основано это описание обряда, а также песни и причитания, многие из которых впервые публикуются здесь. Их помнили местные пожилые женщины – и водлянки, и приехавшие из окружающих брошенных деревень в районе верхней Водлы.

ПросватаньеК свадьбе девушка готовилась с детства. Она пряла, ткала, плела кружева, шила и вышивала одежду, полотенца, скатерти – приданое, которое вся деревня увидит и оценит на её свадьбе. Зимними вечерами за прялкой девушка перенимала от старших песни и причитания, потому что свадьба – это театральное действие, в котором участвует вся деревня, а невеста играет главную роль. Действие это продолжается больше недели, мы могли бы назвать его сериалом. Парни высматривали невест на сенокосе, на жатве, на праздниках, зимой «на ранныих бесёдушках ли на поздних на вечёрочках», где девушки сидели с прялками и пели песни.И вот невеста с роднёй ждёт сватов, старшим сватом обычно был крёстный жениха, ешё два-три – дядья или братья, и жених приезжал с ними.– Ой, ножка идёт! – кричат дети. Сваты входят, крестятся на иконы.– Здравствуйте, люди добрые!– Здравствуйте, проходите, проходите, крещёные, бесёдуйте! Сваты стоят у двери под воронцом (полатями от печки до стены).

Свадебный обряд и рушник. Композиция и образы

Свадебный обряд и рушник представляют своеобразные модели культурного пространства.

Рассматривая геометрию свадьбы и геометрию рушника, мы предполагаем возможность восстановить общность глубинной семантики некоторых орнаментальных построений и действий свадебного обрядового коллектива.

Из всего корпуса свадьбы избираем центральный её комплекс – свадьбу у молодого. Центром этой композиции считаем обряд «Камора».

Исследовав орнамент на базе двух близких традиций – неглюбской и казацко-болсунской, мы обнаружили, что формальные законы узоров восходят к семантическим противопоставлениям архаического характера. Рушники именно этих традиций мы и возьмем для сравнения.

Для выявления глубинных образов как инвариантов множества вариативных текстов свадьбы мы сочли возможным привлечь сборник БНТ “Вяселле. Песні”, кн. 6 (далее идут номера текстов этого издания). Изложим вкратце результаты наших наблюдений.

1. Геометрия обряда и геометрия узора. Образ Пути. Особенностью модели культурного пространства как рушника, так и свадьбы, является введение в него образа Пути. Культурная модель представляет ритуальное выстраивание ряда пространств и границ между ними, а также ритуальное прохождение этих пространств, пересечение их границ с указанием ритуально же определенных способов этих действий. Причем движение обрядового коллектива и чередование орнаментов как бы стремится к некоему Центру, где и осуществляется Главное событие, имеющее космологический смысл.

Синтаксис обрядового текста

Ткачество – обряд – фольклор. Регион юго-востока Беларуси.

Символика орнаментальных элементов представляется большей частью как историческая реконструкция древних значений на уровне отдельных фигур. При этом не учитываются соположения знаков, их своеобразный синтаксис в конкретных композициях орнамента. [1] Между тем, разнообразие данных одного региона, как археологических, так и локальных этнографических традиций, говорит о системах отдельных знаков. [2] Восходящие к древнему геометрическому чину, эти системы свидетельствуют о его разной исторической судьбе. Разный «синтаксис» геометрических культовых символов прослеживается здесь уже с древности, в материалах, начиная с эпохи бронзы по XI – XIII вв. [3] Сопоставление археологических и этнографических артефактов позволяет приблизиться к пониманию действительных культурных процессов. Ветковский музей работает в этом направлении, уже более четверти века изучая традиционную культуру юго-востока Беларуси и порубежья с Украиной и Россией. [4]

Самыми выразительными «различителями» отдельных традиций являются тканые узорные рушники. Наш опыт их систематизации обнаруживает богатый материал, позволяющий выйти за рамки одного орнаментального элемента в область его «синтаксического» соположения и упорядочивания. О том, что такое развёртывание может быть различно, говорит сам факт существования различных по традициям устойчивых композиций. Именно к рушникам и их обрядовому контексту наиболее применимо следующее положение: «Орнамент чаще всего приурочен к предметам, имевшим сакральную функцию… Тем самым дополнительно подтверждается связь знаковой системы, из которой развивается орнамент, с ритуалом. Для древнейшего времени план содержания этих обеих систем знаков практически совпадает». [5]

Фестиваль обрядов на достаток и богатство "Ладный день — именины Домового" в Москве 31 марта 2012

Мастера Центра народной культуры «Мать Земля» принимают участие в Фестивале обрядов на достаток и богатство "Ладный день — именины Домового".
31 марта в Москве в Центре "Помоги себе сам" (метро "Текстильщики").
В программе фестиваля обряды и ритуалы денежной магии, зал предсказаний и гаданий, уроки мастерства, традиционное русское чаепитие.

Уроки мастерства ( с 16-30 до 19-00 ):

- сделать своими руками оберег для себя и своей семьи: из бисера — на прибыток и богатство, из шунгита — на здоровье и долголетие.
- сшить славянскую куклу — зерновушку — магическую помощницу Хозяйке. И тогда будет у Вас всегда и урожай богат и дети по жизни сыты!
- смастерить хранителя дома и рода от всех напастей — Батюшку — Домового. В вашем доме все будет ЛАДиться!
- сделать шаг от мечты к реальности — отлить магическую Свечу намерения.
- выковать для себя неразменную Счастливую монету от Сварога или Макоши (мастер-класс холодной ковки по меди)
- соединиться с силой славянских богинь: Макоши, Лады, Лели и Живы. Ритуальные прически и косы.
- свалять из шерсти бусы для себя и своего ребенка.
- изготовить обрядовое печенье по древним рецептам — "каргопольские тетерки"

Хотиться месяц. Свадебная обрядовая песня

Свадебная обрядовая песня. Фольклорный ансамбль "Народный праздник". Москва. Музыкально-этнографический концерт в рамках Международной научной конференции "Фольклорно-этнографический атлас восточных славян: методы и результаты ареальных исследований", посвященной 20-летию создания Фольклорно-этнографического центра имени А. М. Мехнецова. Малый зал СПбГК, СПб.

30 сентября 2011 года.

Шестой Всероссийский Фольклорно-обрядовый праздник "Егорьевы игрища" в Ленинградской обл. 3-4 мая 2009

3 мая 2009 г. в Тосненском районе Ленинградской области состоится Ежегодный Фольклорно-обрядовый праздник "Егорьевы игрища".
Одна из главных задач организаторов этого мероприятия — популяризация народного песенного, прикладного творчества, рост престижа сельскохозяйственных профессий.
6 мая в день Святого Великомученика Георгия Победоносца в деревнях по давней традиции одаривали пастухов, оценивали их мастерство, благословляли. Отмечался Егорьев день весельем и широкими гуляньями. Отсюда и идея проведения уникального на сегодняшний день Всероссийского конкурса пастухов, подобного которому в нашей стране нигде не проводится.
За пятилетнюю историю конкурса в нем приняли участие представители более 25 регионов России. И в нынешнем году участники конкурса пастухов продемонстрируют свои умения в нескольких номинациях: перегон стада, седловка лошади, верховая езда, мастерство владения пастушьим кнутом, заваривание традиционного чая.

Все это происходит на фоне широкого гуляния, торговли мастеров русских народных промыслов, традиционных игр и забав.
В этом году на праздник прибудут коллективы России из Новгорода, Курска, образцовый ансамбль танца из Беларуси и др.
Это мероприятие всегда широко освещается средствами массовой информации: и в прессе и на телевидении.

Группа на Facebook

Facebook Image

Группа во вКонтакте

Канал на YouTube: