Русские традиции — Альманах русской традиционной культуры

Династии мастеров-книжников Ветковско-Стародубского региона

С момента своего возникновения в конце XVII в. и на протяжении почти всего XVIII в. Ветка в силу исторических обстоятельств являлась крупным духовным центром старообрядцев.

Как и все старообрядческие киновии, ветковский центр стал мощным источником долгого сохранения и своеобразного развития русской средневековой книгописной традиции «внутри» культуры Нового времени.

Формируясь на границе Речи Посполитой с Московским государством, ветковская рукописная традиция приобретала самобытные черты в активном взаимодействии культур восточнославянских народов – русского, белорусского и украинского. Однако как целостное явление ветковское искусство рукописной книги оформилось именно на территории Беларуси, оказавшись органично вплетенным в историю белорусской культуры.

К концу XVIII в. в Ветковско-Стародубском регионе сложился своеобразный художественный стиль в оформлении рукописных книг. Истоки его возникновения рассматривались в статье «Истоки формирования художественно-декоративного стиля в оформлении рукописной книги Ветки» [1]. Выявлению основных стилистических особенностей, их развития посвящены такие публикации, как «Мастацкае афармленне веткаўскіх рукапісных кніг XVIII стагоддзя» [2], «Мастацкае афармленне веткаўскіх рукапісных кніг XIX – пачатку XX стагоддзяў» [3]. Этот стиль, получивший название «ветковский», продолжал жить и развиваться в XIX в., все более наполняясь живительной силой от истоков народного искусства. И это не удивительно, поскольку в этот период создание рукописных книг из монастырских скрипториев переходит, преимущественно, в дома простых слобожан.

Моя ж ты родненькая, вот и довелось стренуться …

(Книжная культура Ветки).

Одним из важных аспектов, включаемых в понятие книжная культура, на наш взгляд, является этический. И заключается он не только в том, что Книга занимала особое место в нравственном становлении человека, но и в самом отношении к ней и к чтению. Удивительно то, что старообрядческая среда не только донесла до сегодняшнего дня древнюю книгу, но сохранила традиционную культуру общения с ней. Ту культуру, для которой характерно было признавать книгу «честнее чистаго злата и серебра и многоцветнаго бисера и камений драгих», поскольку «яко же птица бесъ крылъ не может на высоту возлетети тако и умъ не можетъ домыслитися бесъ книгъ како спастися» [23, л. 8]. Книга приравнивалась к свету. И, если «первый свет есть Христос бог наш» («душу просвещает»), «вторый свет – дневный» («очи просвещает»), то «третий свет – святыя книги» («обнажают и освещают все зло и добро в нас») [23, л. 11].

В предисловии к сборнику «Кириллова книга» (1644) чтение книги сравнивается с вкушением меда для праведных и грозным оружием для врагов: «Посем начинается сия бл[а]женная книга чести, аки камение драгое и бисерие нести, им яко медвеныя соты вкушати,… или яко оружием препоясався супостат сещи…» [5, л. 6]. А в послесловии она – «воистину подобна великому кораблю, обремененному великим богатством» [5, л. 560]. Эта книга изобилует записями на полях. Буквально следуя словам автора: «И вам бы возлюблении предобрую сию книгу неленостне прочитати и совсе усердием внимати», читатель XIX в. оставляет свои замечания, толкования, ссылки на другие источники, отправления к иным текстам этой же книги. Тем самым он становится собеседником автора. А эмоциональные пометы «зри!», «пойми!» с изображением «руки указующей», обращения к будущему читателю: «Отсель читай с рассуждением, умомъ разумевай» [5, л. 263], делают его нашим собеседником.

Группа на Facebook

Facebook Image

Группа во вКонтакте

Канал на YouTube: